ИЗ ЖИЗНИ И СМЕРТИ ВАЛЕРИЯ ПРЫЩИКА. БЛИЖНИЙ КРУГ: МАТЬ

Поиск причин гибели Валерия Прыщика дает редкую возможность проанализировать смысл термина «ОПГ» – организованная преступная группировка. Смерть «Прыща» по идее должна была сопровождаться арестами членов его группировки. Хотя бы потому, что этим самым членам теперь проще признаваться и валить все свои преступления на покойника. Однако, этого не происходит. Что вызывает закономерные вопросы: а почему собственно на свободе среди законопослушных граждан до сих пор разгуливают опасные организованные бандиты? Почему добро, нажитое нечестным путем, до сих пор не конфисковано в пользу налогоплательщиков? Почему спокойно продолжает работать мощный торговый комплекс под названием Троещинский рынок, если он являлся базой ОПГ?

В поисках ответа автору приходилось общаться со многими интересными людьми и изучать множество любопытных документов. У каждого из моих собеседников своя версия жизни и смерти Валерия Прыщика.

Решив начать с «ближнего круга» покойного, мы встретились с его мамой и сестрой. Мать Валерия Прыщика, Надежда Яковлевна всю жизнь проработала маляром высокого класса. Качественные ремонты, бывшие дефицитной услугой в советское время, дали ей возможность воспитать в достатке троих своих детей – Валерия, Игоря и Инну. Когда Валерий Прыщик «поднялся», Надежда Яковлевна стала одним из владельцев акций Троещинского рынка, автомобилей и недвижимости, которые принадлежали убиенному. Сам Прыщик, что естественно при его образе жизни, старался не оформлять собственность на себя. Сейчас Надежда Яковлевна наблюдает, как эту собственность рвут на части ближайшие друзья Прыщика и даже некие неизвестные лица. Надежда Яковлевна знает все о непростой личной жизни Валерия и о напряженных отношениях покойного с ближайшими друзьями – совладельцами Троещинского рынка. А совладельцев этих было четверо: сам Валерий Прыщик, его брат Игорь Цишковский, Сергей Оноприенко («Салоед») и Александр Лищенко («Лича»).

«Салоед» и «Лича» знакомы с детства, учились в одной школе. Валерий Прыщик и Игорь Цешковский – сводные братья. Валерий был организатором, генератором идей и признанным лидером группы. До поры до времени отношения между членами «руководящей» четверки были братскими. Однако, шальные деньги со временем серьезно испортили отношения между членами «четверки». Испортили, кстати, не в формате «братья против одноклассников», а в формате «трое против Прыщика». Испортили настолько, что по одной из версий именно ближайшие соратники «Прыща» были наиболее заинтересованы в его смерти.

Рассказывает Надежда Яковлевна:
«Когда меня вызвали в УБОП и спросили, кого конкретно вы считаете убийцами сына, я им сказала – Павленко и Лищенко. За неделю или за две до смерти Валера пришел ко мне очень расстроенный и сказал, что он сильно поругался с Павленко (бывший старший участковый инспектор подполковник милиции Анатолий Павленко долгое время курировал Троещинский рынок. –«УК»). Изменилось и поведение Валеры. Мы живем в частном доме, и когда Валера приезжал ко мне, то стал каждый раз просить закрыть жалюзи. Потом как-то пришел, принес связку ключей, попросил спрятать. Понимаете, он кого-то боялся. С Лищенко у них отношения были очень плохие. «Лича» разбил мою семью. Он настроил против Валеры даже его брата Игоря. Как только Валера пришел из тюрьмы, уже велись разговоры о том, что его убьют. И вел такие разговоры Лищенко. Я думаю, что Лищенко покрывает милиция. Впервые я поняла это во время суда, когда все грехи списывали на Валеру и на «Салоеда», а «Лича» был вроде как не при чем.

На Троещинском рынке стоит много торговцев коврами. И «Лича» брал с каждого ковровика по 500 долларов в месяц. Они делили эти деньги с Павленко. И «Лича» всем хвастался этой дружбой. Лищенко сейчас прячется, но уже подтягивает на базар своих людей. И распускает слух, что он уже был в милиции и что ему ничего не будет. У них с Валерой серьезная вражда была. Он мне как-то говорил, что если этого козла «Личу» кто-нибудь убьет, то милиция на Валеру подумает.

Против Валеры были настроены и бывшая жена Валеры Вита, жена Игоря Оксана, жена «Личи» Яна. Они все хотели, чтобы Валера сел или умер. Лищенко, конечно не сам его убил, он сделал это чьими-то руками. Когда меня допрашивал замначальника УБОП Алексей Петрович, то он мне сказал, что им уже известны и заказчик и убийца, но, возможно, их уже нет в живых. Я ему тогда рассказала, что у «Личи» была собственная бригада, семь человек, сейчас они все сидят. «Лича» постоянно к ним в тюрьмы ездил, химичил там что-то. Мне кажется, что убийца – один из этих людей. Я даже могу предположить, кто. Там есть такой Игорь Жуков. Он сидел в Шостке, и его должны были переводить в Днепропетровск. Очень долго не переводили, а потом, вдруг, после смерти Валеры, седьмого декабря, наконец, перевели. Мне кажется, что «Лича» заплатил, взял из тюрьмы двух человек, и они убили Валеру. Я сказала об этом в УБОП и в прокуратуре. Но я не знаю, проверяли они мои слова или нет.”

(продолжение следует)

Станислав Речинский, специально для «УК»

Читайте также: