влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

50 лет назад СССР танками задушил  «Пражскую весну»

50 лет назад СССР танками задушил «Пражскую весну»

Голосование

Ваше отношение к новой полиции:

Стало значительно лучше
Стало лучше, но незначительно
Ничего не изменилось кроме формы и названия
Стало еще хуже
...
Загрузка...
Печать

Первые сыщики Киева

12.07.2018 08:27

Уголовный мир дореволюционного Киева был ярок и разнообразен. Преступным промыслом в городе занимались представители всех сословий и возрастов: подростки и люди почтенного возраста, выходцы из крестьян и лишенные прав дворяне, мещане и отставные военные

Летом 1913 года вслед за участниками и гостями промышленной и аграрной выставки  в город потянулись в надежде на легкую поживу гастролеры из других населенных пунктов и губерний.

Когда в Киев пришли сыщики

Каждый день киевские газеты печатали сообщения о новых кражах, грабежах и разбоях, а чины сыскного отделения киевской городской полиции сбивались с ног, чтобы изобличить и задержать преступников хотя бы по самым резонансным делам.

Начало

В Киеве служба уголовного розыска появилась на 14 лет позже петербургской «сыскной части», но значительно раньше, чем аналогичные подразделения в московской, варшавской, одесской, рижской, тифлисской и бакинской полиции. Инициатива создания сыскного отделения исходила от киевского губернатора И. И. Васильчикова, прозванного киевлянами «добрым мальчиком». Несмотря на свой мягкий характер, губернатор осознавал, что достойный отпор преступности может дать только команда специально подобранных и подготовленных профессионалов, применяющих в своей деятельности специфические методы наружного наблюдения и агентурной работы.

Средства связи

14 июня 1880 года Илларион Илларионович Васильчиков «порадовал» Киевскую городскую управу своим постановлением о создании сыскной части и включении ее в штат городской полиции. На городской бюджет ложились дополнительные расходы по ее обеспечению и содержанию девяти полицейских. В это число входили заведующий частью, его помощник и семь агентов. Кроме того, из каждого полицейского участка Киева на новую службу было откомандировано по одному городовому. Вновь назначенным сыскарям вменялось предотвращать в городе тяжкие преступления, вести розыск преступников, дезертиров, похищенного имущества, держать под контролем шулеров и азартных игроков, а также лиц, состоящих под надзором полиции.

13 лет сыскная часть в городе действовала лишь на основании губернаторского постановления, и только в 1893 году право на ее существование было официально признано и узаконено департаментом полиции МВД. Окончательная легализация сыскных отделений, которые к этому времени действовали уже практически во всех крупных губернских городах империи, состоялась только 6 июля 1908 года принятием закона «Об организации сыскной части».

Оргтехника

Этим законом в 89 городах учреждались сыскные отделения полиции, призванные с помощью «негласной агентуры и наружного наблюдения» вести борьбу с «порочными элементами». В юрисдикции новых подразделений оказались преступления, связанные с убийствами, грабежами, разбоями, поджогами, кражами, мошенничеством, подделкой документов, монет и государственных казначейских билетов. Кроме того, на сыскные отделения возлагалась обязанность по установлению личностей преступников, их регистрации, а также систематизации всех сведений о них. В довесок сыскари получили полномочия по выдаче справок о наличии или отсутствии судимостей и розыске лиц, скрывающихся от уголовной ответственности или воинской обязанности.

В Киевском сыскном отделении согласно штатной структуре было введено 20 должностей. Пост начальника отделения соответствовал гражданскому чину надворного советника или воинскому званию подполковника. В подчинении у него находились один помощник, четыре полицейских надзирателя, руководящих направлениями розыска, наблюдения, задержания и регистрации, и полтора десятка городовых. До 1909 года чины сыскного отделения были вооружены револьверами «Смит и Вессон», громоздкими, неудобными для скрытого ношения и морально устаревшими.

В ходе перевооружения полиция массово получала новые револьверы системы Нагана образца 1898 года, и киевские полицейские сумели выделиться – для них закупили маузеры, которые были более компактными, чем наганы, и гораздо быстрее перезаряжались. Вся «оргтехника» отделения состояла из пары телефонных аппаратов и одной пишущей машинки. Единственным средством связи, как и раньше, оставался полицейский свисток установленного образца, служащий для «подачи тревоги или сигнала о помощи».

Тут побывали ночные гости

Что касается кадров, то, согласно статистике МВД за 1895-1895 год, с высшим образованием в полиции было 17% новоназначенных сотрудников, чуть более 10% имели среднее образование и около 72% – начальное. Большая же часть городовых была малограмотна.

Примерно в таком составе и с таким оснащением сыскному отделению киевской городской полиции приходилось бороться с тяжкими преступлениями и профессиональной преступностью. Впрочем, по сравнению с другими регионами, киевский уголовный сыск выглядел одним из лучших. К примеру, из 2355 преступлений, зарегистрированных в Киеве в 1906 году, полиция раскрыла 793, то есть больше трети. За такой же период московскому сыскному отделению удалось раскрыть только 443 преступления из 5705, что не дотянуло и до десятипроцентного уровня раскрываемости.

По горячим следам

Несмотря на недостаточное техническое оснащение и малую численность, сыскное отделение киевской полиции было достаточно эффективным и действенным. Возможным это стало благодаря правильно построенной агентурной сети, плотно наброшенной на злачные места, воровские притоны и малины. Кроме того, успехи сыскарей стали результатом тесного сотрудничества с наружной – патрульной службой полиции, киевскими дворниками и простыми горожанами. В дореволюционном Киеве не считалось зазорным сообщить ближайшему полицейскому о происходящем поблизости преступлении, а зачастую замеченного злоумышленника киевляне задерживали своими силами и передавали их в руки чинов сыскного отделения уже спеленатыми, но, как правило, слегка помятыми.

Городовой инструктирует дворников

В ночь на 7 июля к городовому обратился один из местных жителей, сообщив, что по улице Совской, на тротуаре у дома № 22, им замечен мужчина, по всем признакам умерший, при этом не своей смертью. Городовой немедленно отправился по указанному адресу, где и обнаружил труп мужчины 35-37 лет с явными признаками насильственной смерти. Оставив дворника охранять труп, городовой отправился к ближайшему телефону, чтобы сообщить об этом в участок. Уже через полчаса на место происшествия прибыло начальство из участка и чины сыскного отделения. При осмотре тела было установлено, что потерпевший убит тремя ударами колюще-режущего оружия в грудь. Работа по раскрытию убийства закипела.

Пока пара сыщиков опрашивала жителей ближайших домов, остальные, принимая во внимание тот факт, что от убитого сильно разило алкоголем, отправились в обход по ближайшим питейным заведениям. Еще один сотрудник сыскного отделения занялся установлением личности убитого. К часу ночи было установлено, что незадолго до гибели потерпевшего видели в ресторане «Марсель» в доме 22 по Жилянской улице, где он «пьянствовал в компании» с еще одним мужчиной. К утру была установлена личность убитого – он оказался чернорабочим Тимофеем Плужниковым, проживавшим со своей семьей в доме 10 по Немецкой улице.

К полудню сыщики смогли определиться с кругом общения Плужникова и найти его собутыльника. Степан Сметанка признался, что действительно отдыхал вчера вечером со своим товарищем Тимофеем в «Марселе», но тот около 11 часов вечера поддался на уговоры сидящей за соседним столиком женщины продолжить вечер в другом месте и ушел в компании этой дамы и ее товарища, также находящегося в ресторане. Сметанка пытался остановить своего товарища, но был остановлен этим мужчиной, который посоветовал ему не лезть не в свое дело, если не желает неприятностей.

Степан неприятностей не желал, вернулся за столик, но, подумав немного, решил проследить, куда поведут пьяного Тимофеева. Сметанка, как и Тимофеев, был не совсем трезв и догнать уходящую компанию не мог, но видел, как к ней присоединился еще один мужчина. На улице Савской между Плужниковым и его попутчиками произошла какая-то ссора, его повалили на землю и несколько раз ударили в грудь кинжалом. Степан попытался вмешаться, но его схватили за горло, несколько раз сильно ударили и отобрали кошелек с четырьмя рублями. С места происшествия Сметанка скрылся, опасаясь, что полиция посчитает его убийцей, а он и так не в ладах законом.

Проверяя версию Сметанки, сыщики еще раз опросили ресторанную прислугу и, получив от них приметы и запомнившиеся официанту имена дамы и ее компаньона, подняли на ноги своих агентов. Около двух часов пополудни подозреваемые в убийстве мужчины и женщина, выманившая Плужникова из ресторана, были задержаны и доставлены в сыскное отделение, где под давлением предъявленных им улик начали давать признательные показания.

На раскрытие этого убийства понадобилось всего несколько часов. Далеко не всегда удача так улыбалась сыщикам. С марта этого же года нераскрытым висело убийство другого Плужникова, дяди Тимофея, известного в Киеве вора, зарезанного неизвестными на Лысой горе. Подняв материалы дела и обнаружив, что и дядя, и племянник убиты похожим способом, в отделении поняли, что, судя по всему, они смогут раскрыть и это преступление.

Инструмент взломщика

Впереди у киевских сыщиков были бессонные ночи и сотни нераскрытых преступлений. Вот из Плоского участка только что доставили еще одного задержанного, у которого бдительные городовые обнаружили «воровской инструмент». И весьма вероятно, что именно этот инструмент причастен к тем изменениям, которые произошли с сейфом одного из киевских предпринимателей тремя днями раньше.

Автор: Алексей Смолин; Большой Киев 

 

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу [email protected]

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...