влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

Десятилетия жизни на одной киевской скамейке глазами столичного фотографа

Десятилетия жизни на одной киевской скамейке глазами столичного фотографа

Голосование

Какая судьба ждет Саакашвили в Украине?

Его депортируют в Грузию
Ему вернут гражданство
Ничего ему не будет, дело замнут - Тимошенко снова посадят
Его выдворят из Украины через 90 дней
...
Загрузка...
Печать

«Генерал-чума» и его отряд: Как японские «фабрики смерти», унесли десятки тысяч жизней

09.02.2018 08:25

Хабаровский трибунал, судивший японских военных преступников, и «генерал-чума» Исии известны широким кругам куда меньше, нежели Нюрнбергский процесс и немецкий доктор Менгеле. Однако в некоторых отношениях японские «фабрики смерти» в Маньчжурии превзошли даже нацистские лагеря.

Издание DV рассказывает о действовавшем под Харбином «Отряде 731» и его зловещем руководителе.

Число зверя — 731

Оккупировав Маньчжурию и создав здесь в 1932 году государство Маньчжоу-го, японцы, давно интересовавшиеся бактериологическим оружием, получили огромный полигон для своих опытов. Вскоре в Маньчжурии появилась целая сеть секретных объектов: «Отряд 100» у Синьцзина (ныне Чанчунь) изучал возможности заражения кавалерии и скота, «Отряд 516» в Цицикаре занимался химическим оружием. Самым крупным стал «Отряд 731» под Харбином, у станции Пинфань.

Сиро Исии — командир отряда 731

Официально именовавшийся армейской базой по водоснабжению и профилактике эпидемий, на деле он был настоящим штабом биологической войны, мощным научно-производственным комбинатом с трёхтысячным штатом. На территории, окружённой земляным валом, рвом и забором с колючей проволокой, появились лаборатории, тюрьма, крематорий, стадион, синтоистский храм, аэродром с авиагруппой, электростанция. Руководил отрядом японский микробиолог генерал-лейтенант медицинской службы Сиро Исии.

Выпускник медицинского факультета в Киото, он в 1927 году защитил диссертацию о профилактике эпидемий, получив степень доктора медицины. Преподавал в Военно-медицинской академии, стажировался в Германии. Высокий и худой, Исии одевался по-европейски, отличался жизнелюбием и любвеобильностью. Человек, которого прозвали «генералом-чумой» и «кровавым генералом», был завсегдатаем ресторанов и борделей. В 1942 году его сняли с должности за растрату, но вскоре Исии вновь возглавил «Отряд 731». Видимо, он был незаменим.

На кухне дьявола

В 1956 году один из бывших стажёров Исии издал в Японии под псевдонимом Хироси Акияма книгу «Особый отряд 731». В ней говорилось, что в 1945 году отряд состоял из трёх отделов: один выводил болезнетворные бактерии, второй разрабатывал биологические бомбы, третий изучал вопросы заражения сельскохозяйственных культур.

Под Харбином выращивались тонны смертоносных бацилл для войны с СССР, США, Китаем, Монголией. Дважды — в 1941-м и 1945-м — объём производства расширялся. Согласно документальной книге японского писателя Сэйити Моримуры «Кухня дьявола», в месяц отряд производил до 300 кг бактериальной массы чумы (выведенные здесь чумные палочки по вирулентности в 60 раз превосходили обычные), до 600 кг — сибирской язвы, до 900 кг — брюшного тифа и дизентерии, до тонны холерных бацилл.

По сведениям Акиямы, уже в 1939 году во время войны на Халхин-Голе проводились эксперименты по заражению водных источников. Летом 1942 года сотрудники «Отряда 100» рассеяли 12 кг бактерий сапа в реке Дэрбул — притоке Аргуни, вместе с Шилкой образующей Амур. Существует версия, что и клещевой энцефалит, который в конце 1930-х распространился в Приморье и пошёл отсюда в Сибирь и дальше на запад, — дело рук японцев.

В ходе полевых испытаний уничтожались целые китайские деревни. Отряды диверсантов заражали их с помощью крыс и блох, отравляли колодцы, давали детям пирожки со смертоносной начинкой, испытывали бактериологические пистолеты в виде авторучек и тростей. Деревни, где вспыхивали эпидемии чумы, сжигались. «Такие опыты были необходимы. Испытывая сострадание к жертвам этих опытов, я тем самым нарушал свой служебный долг», — пишет Акияма.

Здания "отряда 731"

Материалом для исследований служили живые люди — в основном китайцы, а также русские, монголы, корейцы из числа военнопленных, партизан или неблагонадёжных. Только один «Отряд 731» в год губил порядка 600 «марута», то есть «брёвен» — так здесь называли жертв. Их хорошо кормили — в прямом смысле на убой: нужно было понять, как инфекция действует на здоровый организм. Разрабатывались методы профилактики и лечения — ведь болезни не должны были коснуться самих японцев.

Жертв привязывали к столбам на полигоне и обстреливали особыми фарфоровыми и стеклянными бомбами — они не взрывались, а разлетались на куски, из-за чего бактерии не гибли. С воздуха распыляли чумных блох. Следили за эффективностью поражения и ходом болезни, иногда лечили, но потом всё равно убивали.

В лабораториях «Отряда 731» ставились изуверские опыты. И всё это — не из садизма, а исключительно из научно-прикладного интереса.

«Вскрытие живого человека было идеальным способом пронаблюдать изменения в том виде, как они происходят в живой ткани», — пишет Моримура. Врачи искали предел устойчивости человека к жаре, холоду, воздействию тока, способы влиять на его волю. Шансов выйти отсюда живым не было. Неизвестный русский узник в 1945 году пытался устроить массовый побег, но бунт подавили.

Всего в 26 «фабриках смерти» замучили до 10 тысяч человек. Число жертв полевых испытаний в Маньчжурии гораздо выше. В начале 1940-х биологическое оружие не раз применялось японцами и в ходе войны с Китаем. Американский исследователь Дэниэл Баренблатт пишет, что на совести генерала Исии — от 700 тыс. до 1 млн человеческих жизней.

Пока агонизирующая Германия вводила в строй реактивные самолёты и ракеты, а США создавали ядерную бомбу, японцы шли своим путём. Как знать, к чему всё это могло бы привести, если бы не молниеносная операция по разгрому Квантунской армии, проведённая маршалом Александром Василевским в августе 1945 года (японцы назвали её «советским цунами»). «В конце войны готовых к употреблению бактерий в отряде хранилось столько, что, если бы они при идеальных условиях были рассеяны по земному шару, этого хватило бы, чтобы уничтожить всё человечество», — пишет Моримура. На суде в Хабаровске главком Квантунской армии генерал Ямада признал: лишь «советский блицкриг» лишил Японию возможности начать большую биологическую войну.

Когда советские войска с трёх сторон выдвинулись вглубь Маньчжурии, генерал Исии решил вывезти наиболее ценные материалы, документы и личный состав «Отряда 731» несколькими эшелонами. Все «фабрики смерти» вместе с оставшимися «брёвнами» уничтожили, бактериальную массу сожгли (разбежавшиеся крысы вызвали в Маньчжурии эпидемию чумы), сотрудникам под страхом смерти приказали хранить молчание. «В тюрьме кипела работа.

Одни вытаскивали трупы за руки и за ноги из камер, другие подтаскивали их к ямам во внутреннем дворе. Дым с отвратительным запахом… шёл из больших ям, в которых пылал огонь… — вспоминал Акияма безумную ночь с 10 на 11 августа 1945 года. — Большая часть территории была охвачена огнём. Повсюду торчали обуглившиеся столбы… На месте кирпичного корпуса учебного отдела лежала груда развалин… Лишь чёрный столб дыма указывал место, где раньше стояли склады».

Сегодня в Харбине на месте «Отряда 731» действует жуткий «музей смерти». В 1988 году китайский режиссёр Тун Фей Моу снял об отряде Исии фильм «Человек за солнцем». В Японии его сняли с показа после первого же сеанса — из-за запредельной натуралистичности.

Подсудимые и неподсудные

Хотя главные преступники сумели скрыться, советские военные арестовали несколько человек, причастных к «фабрикам смерти». Писатель, востоковед Георгий Пермяков, живший в Харбине и сотрудничавший с советской разведкой, в конце 1945 года переехал в Хабаровск, где стал переводчиком на «спецобъекте 45» — в лагере для пленных японских генералов. Здесь-то и выяснились подробности об «Отряде 731». «Установили, что в нашем лагере для военнопленных находятся три генерала, которые руководили этой работой, — Кавасима, Кадзицука, Такахаси. Они стали давать показания», — вспоминал Пермяков.

Все показания проверялись на месте — в освобождённом Китае. Когда в мае 1946 года начался «Восточный Нюрнберг» — международный Токийский процесс над японскими военными преступниками, — в трибунал были переданы показания пленных генералов и доклад прокурора Нанкина о применении японцами бактериологического оружия в Китае. Однако по настоянию США вопрос об Исии и его биологическом оружии в Токио не рассматривался.

Дело в том, что Сиро Исии ещё в 1945 году нашла в Японии американская разведка. Он сразу же согласился сотрудничать с недавним противником в обмен на жизнь и свободу. Материалы «генерала-чумы» попали в Форт-Детрик — центр биологических исследований армии США. По словам Моримуры, американское командование «ликовало, заполучив огромное количество уникальных по тому времени данных». Их сочли более полезными, нежели преследование Исии за военные преступления, тем более что уже шла холодная война между Западом и СССР. Если бы вопрос о биологическом оружии был поднят на Токийском процессе, пришлось бы открыть тайну генерала Исии и выдать его суду. «Для США, заинтересованных в разработке собственного бактериологического оружия, такой вариант оказался неприемлем», — убеждён Пермяков.

В декабре 1949 года Советский Союз провёл свой — Хабаровский процесс. Он был открытым. Билеты распространялись по трудовым коллективам, на улицу из здания Дома офицеров вывели репродуктор. По словам Пермякова, выступившего на процессе переводчиком, в зале при оглашении показаний подсудимых случались истерики и обмороки. Отчёт с процесса в «Известиях» назывался в духе тех лет — «Звериный лик агрессоров». «Правда» прошлась и по Штатам: «Новые претенденты на мировое господство… выступили в качестве защитников и покровителей презренной шайки японских извергов».

Все 12 подсудимых признали вину. Генералы Ямада, Кадзицука, Такахаси и Кавасима получили по 25 лет лишения свободы, другие офицеры — 15–20, младшие чины — от 2 до 10 лет. Но уже в 1956 году, когда СССР и Япония проводили «перезагрузку», всех тихо вернули на родину. Исии со своими подручными не только избежал наказания, но и продолжил работу по специальности.

В 1950-м началась война в Корее, где южан поддерживали США, а северян — Китай и СССР. Американцы доставили в Корею бывших руководителей «Отряда 731» Сиро Исии и Масадзи Китано, а также экс-начальника «Отряда 100» Вадзиро Вакамацу. 22 февраля 1952 года китайское информагентство «Синьхуа» сообщило: «С 28 января по 17 февраля этого года военные самолёты американского агрессора систематически рассеивали в больших количествах в Корее — на позициях наших войск и в тылу — бактерии и различных ядовитых насекомых». По данным Моримуры, американцы применяли в Корее керамические и стеклянные бомбы, разработанные в «Отряде 731».

…В 1959 году Сиро Исии, безнаказанный и нераскаявшийся, скончался в Токио от рака в возрасте 67 лет. За год до смерти «генерал-чума» собрал бывших сотрудников своего дьявольского хозяйства и заявил им: «Вы должны гордиться тем, что служили в «Отряде 731», созданном для спасения родины».

Источник: dv.land 

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...