Банда сутенеров из Крыма: «торговали селедкой, а потом… детьми в России»

Известный в России, Украине, а также в Крыму американский бизнесмен Эндрю Могилянский (на фото) несколько месяцев назад был приговорен к 8 годам тюрьмы за педофилию и сутенерство. Интересно, что в 90-х годах Могилянский промышлял в Керчи торговлей норвежской селедкой и пожарным оборудованием. Говорят, проворачивал весь этот бизнес он с тогдашним замминистра туризма Дмитрием Гольдичем. В итоге это крымско-американское партнерство развалилось из-за финансовых неурядиц между компаньонами. Именно поэтому одно время Могилянского подозревали в причастности к убийству Гольдича в сентябре 1997 года. 

Автор: ЮЛИЯ ИСРАФИЛОВА, Первая Крымская

 

Американский компаньон

Как известно, конец 90-х годов ознаменовался серией громких политических убийств крымских чиновников — А. Головизина, Д. Гольдича, В. Кузина, О. Пасько, С. Прокопьева, А. Сафонцева и других. Напомним, 18 сентября 1997 года заместителя министра курортов и туризма Крыма Дмитрия Гольдича с тяжелым огнестрельным ранением головы обнаружили на лестничной площадке 2-го этажа в подъезде одного из домов на ул. Московской. Около 9 утра он вышел из квартиры своего друга и коллеги — тогдашнего вице-премьера Андрея Сенченко. Киллер стрелял в Гольдича трижды из пистолета ПСМ, одна из пуль попала в затылок. 27-летний потерпевший был доставлен в больницу им. Семашко, где скончался 22 сентября, не приходя в сознание.

Прокуратура автономии сразу выдвинула «экономическую» версию убийства, так как в дипломате у Гольдича было обнаружено много финансовых документов. Другая версия была у Андрея Сенченко. Уже покинув территорию полуострова, в своих интервью он утверждал, что киллер перепутал жертву и пуля на самом деле предназначалась ему. Но правоохранители отвергли эту версию: киллер-профессионал не мог так ошибиться — во внешности двух друзей не было ничего общего. Одновременно появилась информация о том, что Гольдич был связан с какими-то операциями по перепродаже электроэнергии, в которых участвовали и другие крымские политики, незаинтересованные в том, чтобы это стало известно.

Кроме того, говорили и о деньгах, которые он якобы одолжил бывшему спикеру Евгению Супрунюку, а тому будто бы очень не хотелось их возвращать. Впрочем, все эти разговоры больше относились к категории слухов, и правду в них искать не стоит. Через несколько лет была обезврежена банда партенитского бандита Валерия Санькова по кличке Грузин, на которого, честно говоря, попросту повесили чуть ли не все убийства чиновников в Крыму, а потом в камере повесили и самого Грузина, очевидно, как носителя важной и действительно правдивой информации. Еще через годы оказалось, что, к примеру, того же Александра Сафонцева убил другой киллер и совершенно по другому «заказу»… Но это уже совсем другая история. Вернемся к Гольдичу.

Одной из версий убийства Дмитрия Гольдича был его финансовый конфликт с неким американским бизнесменом Эндрю Могилянским (уроженец Киева, 1972 года рождения, постоянно проживает в Филадельфии (США), президент компании Ifex Global LTD, временно проживал в Симферополе по адресу: ул. Маяковского, 6а, кв. 4). В 1997 году Гольдич и Могилянский занимались крупными поставками норвежской сельди на один керченский завод и пожарного оборудования на одно харьковское предприятие.

Расчет в последней сделке производился по следующей схеме: еще одним керченским предприятием покупается противопожарное оборудование у американской фирмы Могилянского и поставляется харьковчанам. Директор последнего предприятия в счет платы за поставленное оборудование делает переуступку долга от некоего ОАО, торгующего цементом, на всю стоимость оборудования. Далее цемент, полученный в Харькове, должна была забрать запорожская АЭС, выдав на это документы, разрешающие взаимозачеты по электроэнергии с крымскими должниками через «Теплокоммунэнерго». Понятное дело, что эта пирамида не могла существовать без своего банка, который также участвовал в схеме.

В связи с задержками в расчетах использовалась система вексельных платежей. Векселя оформлялись через некую фирму, однако впоследствии выяснилось, что они были поддельные. Директором этой фирмы на тот момент являлась подруга Гольдича. После его убийства она заявила, что подозревает в заказе Эндрю Могилянского, так как «Теплокоммунэнерго» в конечном счете с ним так и не рассчиталось. В общем, пока в Крыму разбирались, кто убил Дмитрия Гольдича, Могилянский вернулся на родину и решил больше не иметь никаких дел с крымчанами.

Новый бизнес

Без дела Эндрю не остался. Он владел несколькими преуспевающими компаниями в Америке, его чистый годовой доход составлял 5,3 миллиона долларов. В общем, не бедствовал. Наверное, поэтому и организовал благотворительный международный фонд помощи жертвам терроризма, оказывающий помощь детям, пострадавшим в результате теракта в Беслане в 2004 году. Вероятно, общение с детьми и натолкнуло его на мысль о новом и очень прибыльном бизнесе: примерный семьянин, отец двоих детей, Эндрю Могилянский открыл… сеть детских притонов в Москве и Петербурге. В них содержались девочки и мальчики до 14 лет из некоторых детских домов Москвы и Санкт-Петербурга.

За этот новый бизнес в декабре 2008 года Могилянского и задержало ФБР. Бизнесмену предъявили обвинение в организации секс-туров для иностранцев в Россию и изнасиловании детей (наш герой лично изнасиловал трех несовершеннолетних девочек).

Кстати, узнали, чем промышляет Могилянский, совершенно случайно. Один из иностранцев, отвалив немереные деньги за секс-тур в Москву, подхватил от русской малолетней «девственницы» венерическое заболевание. После всего этого он и донес на «турфирму». Эндрю тут же пустили в разработку: установили прослушивающие устройства и начали просматривать его электронную переписку. И тут опять правоохранителям помогла случайность. Эндрю погорел именно на переписке.

Дело в том, что сеть публичных домов, снабжавших педофилов малолетними русскими девочками и мальчиками, была накрыта еще в 2004 году. Двух ее организаторов — 51-летнего Андрея Тарасова (бывшего фельдшера детской больницы, воспитателя детского сада, ведущего детских кружков) и 42-летнего Павла Михайлева (бывшего православного священника) тогда приговорили к восьми и пятнадцати годам заключения соответственно.

Третьего участника банды сутенеров, которым и был наш Эндрю, следствию найти тогда так и не удалось. И вряд ли бы кто-то вспомнил об этом деле, если бы не стечение обстоятельств. Одна московская женщина-следователь занималась случаем продажи многодетной семьей грудного младенца педофилу. Чтобы отыскать малыша, она запросила в регионах все подобные дела, в итоге ее заинтересовало дело Тарасова.

В деле о пострадавшей от его действий 13-летней девочке упоминалась квартира некоего порнофотографа, в которой находился младенец. Следователь поехала в колонию к Тарасову, начала его допрашивать. Тот сразу понял, что она подбирается к Могилянскому, и решил шантажировать миллионера. Парадоксально то, что в колонии у педофила был и компьютер с Интернетом, и мобильный телефон. Поэтому даже в тюрьме Тарасов продолжал заниматься основным своим делом — распространением детского порно.

Тарасов отправил Могилянскому несколько компрометирующих фотографий по электронной почте и пригрозил сдать бывшего компаньона органам. На одном из снимков Могилянский был с детьми. Для американского подразделения по противодействию компьютерным преступлениям, которое внимательно следило за перепиской миллионера, этого было достаточно для возбуждения уголовного дела.

Мало дали

После этого американцы отправили запрос российским правоохранителям и выслали туда своих людей. Тарасова допросили еще раз и более тщательно. И тогда всплыла вся правда о примерном гражданине Америки Эндрю Могилянском.

Тарасов рассказал о себе, что сначала он долгое время работал в доме детского творчества, но, так как платили там мало, решил заняться сутенерством. Вместе со своим знакомым Михайлевым они сначала выбирали девушек среди проституток, потом перешли на детей. Сутенеры снимали пять квартир, при этом еще и открыли свой сайт в Интернете. С Могилянским познакомились случайно в августе 2002 года в ресторане. Он сидел за столиком и разглядывал девочек на сайте Тарасова и Михайлева. Тарасов подошел, предложил познакомиться, а потом признался, что это он владелец ресурса. Эндрю не растерялся и купил у московского сутенера девочку за 100 долларов. Так все и началось…

Могилянский начал активно сотрудничать с двумя сутенерами. Дал кредит в 10 тысяч долларов, купил автомобиль «Форд-Мондео», чтобы можно было перевозить детей из Санкт-Петербурга в Москву. Эндрю прилетал в Россию почти каждый месяц, чтобы лично контролировать бизнес, снимать с него сливки и обязательно бесплатно пользоваться «продукцией», так сказать, на правах владельца. Могилянского волновали девочки 12 — 14 лет.

Более того, у него была склонность к насилию, и девственницы ему нравились именно потому, что они испытывали боль. Детей поставляли в бордели из детских домов (интересно, куда при этом смотрела их администрация?). Использовали детей как проституток, потом гинекологи их «зашивали», чтобы девочки опять становились девственницами. Вот от такой «девственницы» иностранный турист, который донес на сутенеров, и подхватил венерическое заболевание.

Если бы не этот донос, не ряд случайных обстоятельств и в итоге показания 13-летней девочки, попавшей в бордель Могилянского, — последний бы до сих пор ходил на свободе и вел двойную жизнь. Однако в декабре 2008 года Могилянский был арестован. Через полгода в ходе следствия он признал себя виновным в принуждении к занятиям проституцией несовершеннолетних девочек из детского дома.

Первоначально бизнесмену грозило от 15 до 20 лет тюрьмы, однако после признания вины его дело переквалифицировали с организации притона в «секс-туризм», что значительно смягчило наказание — Могилянскому дали 8 лет заключения. Признаться, для главаря «секс-банды» срок минимальный. Но Могилянскому хватит и этого. У него будет достаточно времени для того, чтобы осмыслить всю свою жизнь и понять, что лучше бы он продолжал торговать в Крыму селедкой…

Читайте также: