влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

50 лет назад СССР танками задушил  «Пражскую весну»

50 лет назад СССР танками задушил «Пражскую весну»

Голосование

Ваше отношение к новой полиции:

Стало значительно лучше
Стало лучше, но незначительно
Ничего не изменилось кроме формы и названия
Стало еще хуже
...
Загрузка...
Печать

Внесём ясность или Как капитулировала Япония

13.09.2018 08:18

Часто широко муссируется тема роли и поведения СССР во Второй мировой войне на Дальнем Востоке, историк пытается внести ясность в этот вопрос устами мемуаристов из числа побеждённых, а также современных российских историков.

 1.

Японский военный Масатаки Окумия в книге "Зеро! Японская авиация во Второй мировой войне" [Зеро - кодовое название основного истребителя японских ВВС] пишет, в частности:

"Воздействие атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, которая имела место 9 августа, не было немедленным. Правительству понадобилось какое-то время, чтобы осознать, какое ужасное средство разрушения противник обрушил на Японию. Однако, когда наши военные и правительственные лидеры осознали, что перед ними стоит фантастическое оружие, которое может вынудить даже ужасы ковровых бомбёжек считать считать не более чем мелкой неприятностью, они не могли заставить себя настаивать на безумном продолжении безнадёжной войны.

Город Хиросима до сих пор не подвергался страшным ударам "Сверхкрепостей". Мы знали, что в нём ещё сохранился ряд сооружений, которые могли привлечь на себя град бомб. Там находился штаб 2-й группы армий, отвечавшей за сухопутную оборону всей южной Японии. В течение войны в Хиросиме были собраны десятки тысяч солдат. Город стал важным хранилищем и центром коммуникаций. [...]

Никто не имел ни малейшего представления о том, что случилось в Хиросиме. Но было ещё одно учреждение, которое могло дать ответ. Я позвонил капитану 1 ранга Ясуи из отдела аэронавтики ВМФ. Я описал ему все детали, которые сообщил мне капитан 2 ранга Хироки. Ответ Ясуи потряс меня. Я отчётливо помню его слова: "Это может быть атомная бомба, но я не могу сказать точно, пока сам не увижу город".

Атомная бомба! Кое-что об этом я уже знал. Я помнил, что много лет назад командование флота обсуждало на секретном совещании возможность создания ядерного оружия. Основы теории не были секретом. Через несколько лет флот попросил доктора Аракацу из университета Киото изучить все возможности. Армия тоже занималась вопросами атомного оружия [...] Неужели противник действительно использовал это фантастическое оружие? [...]

Я нигде не видел сообщений о белом солдате, военнопленном, которого мы опознали как белого. Его обгоревшее тело было найдено среди обломков на улице всего в 300 футах от эпицентра взрыва. Это был единственный человек, который погиб от атомной бомбы своей страны. [...]

Нагасаки был одним из крупнейших морских портов южной Японии. Он имел важнейшее значение для наших вооружённых сил, так как здесь располагалось много заводов, в том числе и военных. [...]

Даже самые закоренелые фанатики в правительстве теперь не имели смелости настаивать на безумии продолжать войну с противником, который угрожал обрушить на Японию град подобных бомб."

2.

Авиаконструктор Дзиро Хорикоши в той же книге приводит записи из своего дневника за 1945 год:

"7 августа. Сообщения говорят, что противник вчера использовал бомбу совершенно нового типа. Мы узнали, что это бомба невероятно более мощная, чем любое обычное оружие. Вчера утром она была сброшена на Хиросиму. Пока известно мало деталей относительно новой бомбы, но мы уже знаем о её ужасном воздействии, человеческих страданиях, гибели массы людей, уничтожении зданий. Всё это не поддаётся описанию. Это всё, что нам пока известно.

10 августа. Вчера на Японию была сброшена новая бомба. На это раз целью стал город Нагасаки.

На нас обрушилась ещё одна новость, подобная вспышке молнии в ясном небе. Россия объявила войну и вторглась в Маньчжурию и Северную Корею. Мы слышали, что в бой брошены огромные сухопутные армии и целые орды бомбардировщиков.

Это означало последний удар по Японии, которая и так уже замерла в ожидании неминуемого вторжения американцев. [...]

15 августа. Радио объявило, что император выступит со специальным чрезвычайно важным сообщением. Я знал, что это может быть только рескрипт о капитуляции."

3.

Российские историки д.и.н. дипломат К.Е. Черевко и полковник КГБ СССР А.А. Кириченко в книге "Советско-японская война. Рассекреченные архивы" (М., 2006) оценивают численность японских войск в Маньчжурии и Северной Корее накануне 15 августа всего в 712 966 человек (а не в 1 178 тыс., как указывалось ранее в советских публикациях), "причём непосредственное ведение боевых действий было предписано только 357 541".

На цифрах и фактах опровергая мифы о якобы огромной силе Квантунской армии, об её громадных потерях в боях с советскими войсками и о богатых военных трофеях, захваченных советскими войсками в ходе Маньчжурской операции, авторы заключают:

"Советские солдаты и офицеры во время военных операций на дальнем Востоке показали свои лучшие качества, воевали героически, 12 000 из них погибли. Тем не менее надо признать, что противостоящие им японские войска как по количеству, так и по качественным характеристикам были таковы, что оказать достойное сопротивление не могли. Советские полководцы явно лукавили, преувеличивая силу японской группировки".

Впрочем, жертв с нашей стороны могло быть ещё меньше, если бы не Сталин:

"16 августа главнокомандующий войсками союзников на Дальнем Востоке генерал Д. Макартур отдал приказ о прекращении боевых действий на всех фронтах. Только Советскому Союзу такое развитие событий пришлось не по сердцу. Никто из советских стратегов не ожидал, что японцы так быстро сдадутся на милость победителей. Ведь к 15 августа советские войска, несмотря на ударные темпы продвижения, овладели только третью территории, с которой они должны были, по договорённости с американцами, выбить японцев. Ещё оставалось взять главные города Маньчжурии и Северной Кореи, не пал Южный Сахалин, к операции на Курильских островах вообще не приступали.

И Сталин принимает решение: приказ Макартура нам не указ, нужно продолжать наступление и силой разоружать японцев, не дожидаясь подписания акта о капитуляции. 16 августа он отправил Василевскому соответствующую директиву, которую затем дополнил новыми указаниями. Перед маршалом была поставлена задача выиграть хотя бы несколько дней и оттянуть встречу с командованием Квантунской армии. Это Василевскому удалось: встреча с начальником штаба Квантунской армии ген.-лейт. Х. Хатой состоялась лишь 19 августа. [...]

Пока США готовились провести церемонию подписания акта о капитуляции, уже после того, как Япония признала себя побеждённой, Сталин шаг за шагом расширял пределы оккупируемой территории".

4.

И ещё от тех же российских историков:

"СССР вступил в войну с Японией, будучи участником Потсдамской декларации, принятой 26 июля 1945 г., и, следовательно, должен был соблюдать все 13 пунктов этого документа. Но не тут-то было.

Ещё до подписания акта о капитуляции Японии советская сторона нарушали пункт 9-й этой декларации, который гласил: "Японским вооружённым силам, после того, как они будут разоружены, будет разрешено вернуться к своим очагам с возможностью начать мирную и трудовую жизнь". Все страны-победители точно соблюли этот пункт и вернули домой солдат японской армии, после разоружения (за исключением тех, кто совершил во время войны преступления). Однако в Кремле пункт 9-й проигнорировали. 23 августа 1945 г. ГКО СССР принял постановление №9898сс "О приёме, размещении и трудовом использовании 500 000 военнопленных японской армии".

Более 520 тысяч бывших военнослужащих японской армии в сентябре-октябре 1945 г. были насильственно этапированы на территорию СССР и размещены в лагерях Главного управления для военнопленных и интернированных (ГУПВИ) МВД СССР, расположенных в основном в Сибири и на Дальнем Востоке. Тяжёлые условия содержания, каторжные условия труда и суровый климат явились причинами гибели 62 тысяч военнопленных. Оставшиеся в живых в течение четырёх лет были репатриированы. Последняя партия японских "военных преступников" вернулась в Японию в декабре 1956 г.

Не признавая ни Гаагскую конвенцию 1899 г., ни Женевскую 1929 г., Советский Союз руководствовался внутренним законодательством. Попытки оправдать советское руководство, которое якобы поступало в соответствии с международно-правовыми нормами, не выдерживают никакой критики, ибо это был открытый произвол. [...]

Не забыли советские руководители и о военной добыче. [...] Японцы обязаны были покинуть Маньчжурию, оставив всё, ими построенное, гоминдановскому Китаю. Однако [...] ГКО СССР 30 августа 1945 г. принял постановление №9940сс о создании специальной комиссии под председательством заместителя председателя Совнаркома СССР Сабурова, на которую возложил обязанность организовать демонтаж в Маньчжурии японских предприятий и вывоз оборудования на территорию СССР. [...] Это был неприкрытый грабёж.

Справедливости ради надо отметить, что, выводя свои войска с территории Маньчжурии, СССР передал китайским коммунистам не только очищенную от японцев территорию, но и трофеи, а заодно и собственное оружие, боевую технику и боеприпасы. Благодаря этому китайские коммунисты смогли оснастить огромную армию и, не без помощи СССР, изгнать Чан Кайши на Тайвань".

Автор: Ярослав Бутаковrufabula.com 

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу [email protected]

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...