влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

50 лет назад СССР танками задушил  «Пражскую весну»

50 лет назад СССР танками задушил «Пражскую весну»

Голосование

Ваше отношение к новой полиции:

Стало значительно лучше
Стало лучше, но незначительно
Ничего не изменилось кроме формы и названия
Стало еще хуже
...
Загрузка...
Печать

История Борисовского хлебного бунта: «Бей всех советских бл*дей!»

10.04.2018 08:27

Преподавание истории в школах все еще происходит с налетом идеологии по старым советским методичкам. Многие эпизоды нашей истории вообще выкинуты из учебников. Наверняка, вам учителя ничего не рассказывали про Слуцкий Збройны Чын и вряд ли вы слышали про Борисовский голодный бунт, который произошел ровненько в эти дни 7-9 апреля 1932 года.

Предыстория

Военные катаклизмы начала 20 века довели Беларусь до бедствия и нищеты. Всего только за 5 лет с 1916 по 1921 годы наша страна успела стать полем битвы для русских, немцев и поляков. Война сопровождалась массовой принудительной мобилизацией населения, грабежами и уничтожением деревень и городов, а также целыми потоками беженцев, которые бросали свои дома и убегали в Россию от линии фронта.

По подсчетам в Россию за годы Первой мировой войны выехало около 2 млн беларуских беженцев

В самой России экономическая ситуация была ничуть не лучше. Гражданская война 1918 — 1921 годов и политика «военного коммунизма» привели к массовому голоду, который в целом длился с 1920 по 1923  год (пиковые годы 1921-1922) и унес около 5 млн жизней.

Чтобы хоть как-то исправить ситуацию, в 1921 году большевики, окончательно укрепившись у власти в России, решили ввести НЭП, новую экономическую политику. НЭП не был чем-то инновационным или прогрессивным, «новизна» этой политики состояла в том, чтобы позволить крестьянам обрабатывать землю, использовать наемный труд и продавать излишки продуктов. Разумеется, весь этот буржуазный капитализм рассматривался всего только как временная мера. Всего за 8 лет экономическое положение в деревне и городе выровнялось, и советские власти решили вернуться на путь построения коммунизма.

Агитационный плакат конца 20-тых годов.

С 1929 года началась политика индустриализации и коллективизации — в городах стали строить крупные предприятия тяжелой промышленности, а крестьян насильно сгонять в колхозы, где они ничего не получали за свою работу. При этом зерно из колхозов изымалось и шло на экспорт, вырученные деньги тратились на покупку технологий, специалистов и целых заводов у стран Запада и США — именно так делалась знаменитая сталинская индустриализация. В 1931 году за границу было продано рекордное количество зерна — более 50 млн центнеров. При том, что в самом СССР начался массовый голод.

Забирая весь хлеб под чистую, власти обрекали крестьян на голодную смерть. Люди как могли прятали зерно, но это не помогало. На фото работники ОГПУ извлекают из ямы спрятанное зерно, 1932 год.

Неудивительно, что такая экономическая политика моментально отразилась на благополучии людей. Уже в 1929 году в СССР возвращается продовольственный кризис. Снова вводятся карточки на покупку хлеба, мяса, сахара, крупы, масла, рыбы — основные продукты питания просто так не достать в магазине. К тому же нормы потребления по этих карточкам строго ограничены и постоянно сокращались. В 1932-1933 году по всему СССР начался страшный массовый голод. В Украине голод 1932-1933 годов получил название Голодомор и в 2006 году был признан актом геноцида украинского народа.

Борисовский хлебный бунт

Массовый голод 1932-1933 годов затронул также Беларусь. Эта тема до сих пор одна из самых замалчиваемых и малоизученных в беларуской истории. Не все архивы, касающиеся 30-тых годов, рассекречены, а многие — утеряны. Один из эпизодов, который свидетельствует про голод в Беларуси, установлен более-менее точно. Это события 7-9 апреля 1932 года в Борисове, которые получили название Борисовский голодный бунт.

Стихийное выступление борисовчан началось из-за очередного сокращения нормы выдаваемого хлеба и, главным образом, еще потому что с государственного обеспечения сняли детей. В 1932 году рабочие в среднем  получали в день от 300 до 600 грамм хлеба, а их жены 200-300 грамм. Мяса было еще меньше — от 0, 4 кг до 2 кг на месяц, причем выдавалось оно только рабочим, их женам и детям мясо не полагалось вообще. И вот представьте, что 25 марта компартия Беларуси принимает решение еще урезать нормы выдаваемых продуктов, снять с обеспечения порядка 140 тыс человек и главное —  детей. Теперь дети не получали не только мяса, но и хлеба. Еды не хватало, зато в газетных сводках и партсобраниях рапортовали об успехах советской экономики.

Карточка на хлеб 1932 года

Распоряжение про сокращение продовольственных пайков пришло в Борисов 4 апреля. Местная власть поручила провести агитационно-разъяснительную работу на заводах и объявить про снижение нормы выдаваемого хлеба. По новым урезанным стандартам еду собирались отпускать с 6 апреля.

Никто не ожидал, что 7 апреля в Борисове начнется настоящий хлебный бунт. Толпа, состоящая в основном из женщин, заблокировала магазин и расхватала хлеб прямо с прилавков, также люди остановили и ограбили две повозки, на которых хлеб везли на продажу. В толпе раздавались антисоветские выкрики:  “Бей всех советских бл..дей”.

На подавление стихийного восстания была брошена милиция, но особого рвения она не проявила. Так, например, милиционер Прадед, когда ему предложили не допускать расхватывания хлеба, заявил, что разгонять толпу не будет, потому что «сам голоден». Все же в течение дня были арестованы некоторые самые активные участники бунта.

Очередь за хлебом

Партийная верхушка оказалась совершенно по подготовленой к такому сценарию. Испугавшись внезапного волнения, многие местные чиновники в этот день просто не вышли на работу или сбежали с рабочих мест. Борисовчане стали говорить, что власти в городе нет.

Чтобы предотвратить дальнейшее волнение 8 апреля, хлеб заранее развезли по магазинам ночью. Но с утра 8 апреля у лавок снова собрались толпы женщин, многие рабочие в этот день не вышли на заводы, а присоединились к протестующим. Самых активных арестовала милиция, а толпа требовала их освобождения. Люди кричали: «Голодные просят хлеба, а вы их сажаете!»

Участники бунта обращались к военным за помощью. В Борисове размещались 4-ый стрелковый и 7-ой конно-артиллерийский полки, и жители города верили, что Красная Армия защитит их от голода и произвола. Женщины обращались к штабу 7-ого артполка, кричали: «Защищайте рабочих, им не дают хлеба, сажают в тюрьму!» А днём на улицах Борисова появилась толпа детей, они шли в сторону казарм 4-того пехотного полка и скандировали: «Дайте хлеба и возможность учиться!»

В итоге власти Борисова пошли на попятную. Вечером 8 апреля на общих собраниях на заводах было объявлено, что дети будут восстановлены в снабжении. На каждого ребенка ежедневно будут выдавать 200 грамм хлеба. Мяса им по-прежнему не полагалось.

На следующий день 9 апреля выступления продолжились, но в меньших масштабах, возле хлебных лавок был выставлен патруль, который предотвратил несколько новых попыток хищения.

В целом на этом  Борисовский хлебный бунт закончился. В ночь с 9 на 10 апреля ГПУ арестовало 54 человека, в том числе 3 детей. Судьба всех не известна, но многие получили до 3-ех лет ссылки.

Чекисты не дремлют

Из архивных документов видно, что в контексте бунта в Борисове чекистов особенно интересовали настроения рабочих и военных. В архивах сохранились докладные записки ОГПУ, которые шли на самый верх главе БССР Николаю Гикало. Кто бы что ни сказал в коллективе на заводе или в казарме — все слова в точности и с фамилией попадали в донесения. И судя по этим кляузам, рабочие и военные в основном были на стороне протестующих и высказывали недовольство властью. Причем это были не только беспартийные или несознательные элементы, а вполне себе «свои» коммунисты. Вот несколько заметок из доносов чекистов:

«Работница завода им. Домбаля Костюкова по поводу сокращения нормы хлебного пайка говорила: «Скоро людей доведут до разбоя, крадут поневоле, потому что нечего есть, с голоду не то что красть, но скоро начнут друг друга бить и резать».

Сталин в сопровождении сотрудника ОГПУ. Чекисты при Сталине отыгрывали особую роль. Они выполняли функции и внутренней разведки, и органов следствия, и репрессивной машины.

«…младшие командиры: Голубь, рабочий, б/п, и Дятлов, середняк, б/п, придя в казарму роты к мл.командиру Савицкому, с восхищением рассказывали о стычке толпы с милицией и расхвате хлеба. Отдельком Савицкий на это им ответил: «По мне пускай и нам не дадут хлеба, мы скорее разбрелись бы по домам и стали бы разбирать скот из колхозов». Отдельком роты младших командиров Борисенок также не скрывал своих настроений перед казармой: «Мы скоро подохнем с голоду и только морочим свою голову тем, что выполняем пятилетку в четыре года. Рабочие уже дерутся с милицией за хлеб, нам скоро также не дадут хлеба. Я сегодня был у знакомого рабочего и он сказал, что, «если будет так продолжаться, мы сразу делаем забастовку, голодному работать нельзя, пусть что хотят с нами делают«.  — Чекистская ремарка после этой цитаты весьма многозначительна: «Присутствующие другие командиры поддержали Борисенка».

Приведены также слова солдата Иванова, из бедняков: «Если рабочим не дадут хлеба, то они выступят и против Советской власти, да я и сам не был бы лучше в этом случае».

Голодом и нехваткой продовольствия были недовольны также партийные деятели и начальники на самых высоких местах. Например, заведующий ново-борисовской хлебной лавкой ЦРК N 23, член компартии Беларуси Григорий Шлома, «спокойно наблюдал за тем, как жена его участвовала в расхищении хлеба». А председатель Борисовского ЦРК (центрального районного комитета) Розин, заявивил, что «и для него непонятно, почему нет хлеба, так как в центральных газетах ясно сказано, что зерновая проблема в основном разрешена».

С этим всем протестным настроением, которое приникло даже в правящие коммунистические круги борисовской власти, надо было что-то делать.

Разбор полётов

Изучив все донесения из Борисова, в Минске 14 апреля 1932 власти БССР принимают постановление по поводу этих событий.

Причиной народного недовольства назвали недостаточную работу с населением. Мол, партийное руководство в Борисове не объяснило популярно людям целесообразность и пользу от урезания пайков. К тому же нерадивые борисовские коммунисты не вели достаточную работу по искоренению враждебно-кулацкого элемента. А этот антисовецкий вражеский элемент  тем временем воспользовался временными трудностями советской власти и начал настраивать простых рабочих людей на бунт.

Главным виновным в беспорядках был назван секретарь Борисовского РК (районного комитета) Томашевский, которого за «допущенные грубые политические ошибки» освободили от работы.  Порицание получили также «неудовлетворительно работавшие» и «растерявшиеся» комсомол и милиция, «засоренная кулацко-вражеским элементом». А вот похвалы удостоились как всегда шпионившие и писавшие доносы чекисты, которые предоставили «… ценный материал для освещения классово-враждебной сущности происшедших событий».

В завершение этого неприятного эпизода в Борисове, который портил видимую картину всеобщего советского благосостояния, из Минска во все районы были разосланы абсолютно секретные оповещения с кратким описанием инцидента. Это было сделано, чтобы «на уроках Борисова … повысить большевисткую бдительность партийной организации к вылазкам классового врага». После ознакомления письма было необходимо вернуть в Минск в секретный отдел архива компартии Беларуси.

И это все?

Тема голода в Беларуси в 30-тые годы в целом была и остается табуированной в нашей истории. Она до сих пор плохо изучена. Многие архивы, касающиеся 30-тых годов в Беларуси были потеряны или уничтожены. Архивы, хранящиеся в КГБ, до сих пор засекречены. Кто знает, какие еще документы скрываются там?

Кандидат исторических наук и доцент Игорь Кузнецов утверждает, что голод в Беларуси в 30-тые годы был и это не подлежит сомнению. Но о реальных масштабах и количестве жертв судить очень сложно.

Борисовский хлебный бунт называют пока единственным эпизодом, ярко свидетельствующим о массовом голоде в Беларуси. Отмечают, что это восстание носило стихийный характер, у него не было четкого центра или предводителей, а участники не выдвигали никаких политических требований. Это скорее было проявлением народного возмущения и отчаяния. Результат всего это выступления заключался в том, что детям вернули их 200 грамм хлеба в день.

Источник: 1863x.com

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу [email protected]

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...