влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

Монгольская тюрьма в ящике: как в этой стране наказывали за прелюбодеяния и бунты

Монгольская тюрьма в ящике: как в этой стране наказывали за прелюбодеяния и бунты

Голосование

Накажут ли наглых «мажоров» за создание аварийной ситуации и избиение депутата Найема

Да, в полном соответствии с Законом
Нет, денег хватит откупиться
Не знаю что и сказать
...
Загрузка...
Печать

Смертник, отказывающийся от борьбы за жизнь

23.01.2018 08:28

18 января издание The Marshall Project, пишущее об американской системе правосудия, опубликовало материал про Скотта Дозьера — человека, приговоренного к смерти в Неваде. Больше года назад Дозьер принял решение отказаться от апелляций по своему делу и попросил власти штата, чтобы его казнили; тем не менее, приговор до сих пор не приведен в исполнение.

Дозьер — не первый смертник, отказывающийся от борьбы за жизнь, однако его дело приобрело особенный резонанс, поскольку государство не в состоянии выполнить его просьбу. Издание «Медуза» кратко рассказывает, о чем идет речь в материале The Marshall Project.

«Мне не нужно прощение»

В апреле 2002 года сантехник нашел в квартире в Лас-Вегасе чемодан, от которого очень плохо пахло. Внутри были куски человеческого тела и окровавленное полотенце. Оказалось, что это было тело 22-летнего торговца наркотиками Джеремайи Миллера. Как установило следствие, его убил 31-летний Скотт Дозьер — он предложил Миллеру помочь достать ингредиенты для приготовления метамфетамина, после чего, встретившись с мужчиной, застрелил его и украл у него 12 тысяч долларов. Суд признал Дозьера виновным и приговорил его к смертной казни; к настоящему моменту он провел в тюрьме для смертников больше 10 лет.

Дозьер предпочитает не говорить об убийстве Миллера. Он, однако, заявлял журналисту The Marshall Project, что никогда не делал ничего плохого «невинным людям». «Если моя казнь принесет хоть какое-то удовлетворение [родителям Миллера], это прекрасно», — добавлял Дозьер.

Видеосюжет The Marshall Project о Скотте Дозьере / The Marshall Project 

После ареста за убийство Миллера в Неваде его также судили за убийство Джейсона Грина в Аризоне — и также признали виновным, приговорив к 22 годам тюрьмы. Дозьер утверждает, что не убивал Грина: он говорит, что нашел его труп в своем трейлере, куда он впустил мужчину, чтобы тот готовил там метамфетамин, и решил похоронить Грина самостоятельно, чтобы полиция не обнаружила, что Дозьер производит наркотики.

В отличие от многих других американских смертников, у Дозьера было спокойное и небедное детство. Сам он еще в подростковом возрасте начал торговать марихуаной и ЛСД; потом женился на школьной подруге (у них родился сын), отслужил в армии, работал стриптизером, рисовал и продавал пейзажи. Основные же деньги Дозьер зарабатывал, продавая метамфетамин.

В тюрьме Дозьер пытался покончить с собой — он принял большую дозу антидепрессантов, после чего две недели пролежал в коме. Ему не понравилось быть беспомощным, и он решил, что завязал с суицидом. В какой-то момент Дозьер прочитал в газете статью о Роберте Комере — убийце, который отказался от апелляций по своему делу, заявив: «Думаю, мне пора расплатиться по счетам», — и задумался о том, чтобы поступить так же. «Я не хочу умирать, — объясняет он. — Но лучше смерть, чем это [сидеть в тюрьме до конца своей жизни]».

Живет Дозьер в тюрьме относительно комфортно. Он рисует пастелью, много занимается спортом (судья даже однажды назвал его «самым здоровым смертником в мире»), смотрит телевизор и слушает музыку — St. Vincent, группу Райана Гослинга Dead Manʼs Bones, панк-рок и металл. Сам он говорит, что ему очень плохо, — и что он был бы рад, если бы его просто вывели на задний двор и пристрелили. «Мне не нужно прощение, — говорит он. — Закон гласит: не веди себя так, иначе мы тебя убьем. Я продолжал вести себя так».

Смертники-добровольцы

По статистике на 2013 год, приговоренные к смерти в среднем проводили в режиме ожидания 15 с половиной лет — после этого их либо казнили, либо их дела пересматривались. Из более чем 1400 человек, приговоренных к смерти в США за последние сорок лет, примерно десять процентов перестали подавать апелляции — юристы называют их «добровольцами». В тех штатах, где смертная казнь существует, смертникам, которые подают прошение о ней, достаточно доказать, что они психически здоровы.

В материале The Marshall Project упоминается случай, произошедший в Техасе в 1983 году. Во время одного из судебных заседаний смертник заявил: «Если они не хотят меня казнить, я их заставлю», — после чего попытался напасть на одного из полицейских, который в ответ начал стрелять. Заключенный выжил; его казнили через два года после этого. Среди других людей, приговоренных к смерти и отказавшихся от апелляций, — Тимоти Маквей, террорист, взорвавший правительственное здание в Оклахома-сити в 1995 году.

The Marshall Project ссылается на юридическое исследование, которое заключает: во многих американских штатах смертные приговоры в последние годы имеют прежде всего символическое значение — и не приводятся в исполнение. В Калифорнии, Теннесси и Пенсильвании более тысячи смертников; за последние сорок лет в этих штатах были казнены всего 22 человека. В Орегоне, Южной Дакоте, Коннектикуте и Нью-Мехико ни одна казнь с 1970-х не состоялась без активного соучастия приговоренного. «Мы не убиваем их, если они на это не соглашаются, — говорит один из адвокатов в Неваде. — По сути, случай Дозьера — это самоубийство с помощью государства».

«Это полный бред»

31 октября 2016 года Дозьер написал письмо окружному судье Дженнифер Тольятти, в котором попросил, чтобы его смертный приговор был приведен в исполнение.

Последняя казнь в Неваде состоялась больше десяти лет назад, в апреле 2006 года. Основная проблема, с которой столкнулись власти штата, получив прошение Дозьера, — как достать препараты, необходимые для смертельного «коктейля». Фармацевтические компании крайне неохотно продают свою продукцию для этих целей; власти штата пытались купить препараты у 247 производителей — и ни один не согласился. После этого они отправили запрос в федеральную ассоциацию пенитенциарных служб — чтобы выяснить, нет ли в других штатах излишков, которыми они могут поделиться. Это тоже ни к чему не привело.

Тогда было принято решение использовать препараты, которые штат мог достать. В июле 2017 года Тольятти вызвала Дозьера в суд и спросила, не смущает ли его, что казнь может оказаться мучительной. «Откровенно говоря, ваша честь, все эти люди в итоге умерли, — сказал Дозьер. — В этом состоит и моя цель». Весь год он продолжал писать Тольятти письма, подтверждая, что хочет быть казненным; иногда в этих письмах он шутил.

Впрочем, с новым «коктейлем» тоже возникли проблемы. Адвокаты Дозьера заявили: его использование станет прецедентом и позволит штату и в дальнейшем проводить смертную казнь с помощью этой комбинации препаратов, а поскольку есть риск, что при ее применении что-то пойдет не так, это может оказаться нарушением конституции, которая прямо запрещает несоразмерно жестокое и мучительное наказание. В итоге 13 ноября 2017 года, накануне назначенной даты казни судья Тольятти постановила, что паралитический препарат фентанил не может быть частью «коктейля», — а значит, казнь необходимо отложить.

Дозьер снова попросил, чтобы его казнили; его адвокаты возразили, что его желания не имеют значения, если речь идет о потенциально антиконституционных действиях. Теперь решать этот вопрос должен Верховный суд штата. Когда он этим займется, неясно; генпрокурор штата Адам Лэксалт просит сделать это как можно быстрее, поскольку срок годности лекарств, имеющихся в распоряжении властей, начнет истекать в апреле. Еще одна возможная причина — выборы губернатора штата, которые пройдут в ноябре 2018 года; Лэксалт — один из кандидатов на этот пост.

«Я устал быть пешкой в чужих руках, — говорит Дозьер. — Они потратили миллионы долларов, чтобы приговорить меня к смерти, а потом еще миллионы, чтобы меня не убивать. Это полный бред».

Сейчас Дозьер нехотя вернулся к своей прежней рутине. Он недоволен собой, потому что позволил своим адвокатам бороться. («Эти отношения были обречены с самого начала», — говорит он.) Он знает, что ему никто не сочувствует, учитывая, за что он получил приговор. Но его утешает то, что все члены его семьи и близкие друзья собирались нанести ему последний визит перед казнью. (англ. яз.) 
THE MARSHALL PROJECT

Автор: Александр Горбачев, МЕДУЗА

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...