влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

Исправительная колония «Волчьи норы»: как живут осужденные за наркотики в Беларуси

Исправительная колония «Волчьи норы»: как живут осужденные за наркотики в Беларуси

Голосование

Какая судьба ждет Саакашвили в Украине?

Его депортируют в Грузию
Ему вернут гражданство
Ничего ему не будет, дело замнут - Тимошенко снова посадят
Его выдворят из Украины через 90 дней

Реклама

...
Печать

Станции утешения: сексуальное рабство по-японски

27.10.2017 08:47

«Станции утешения» – военные бордели, существовавшие на территории Японии и оккупированных ею территорий с 1932–1945 год. Изначально в них работали женщины-добровольцы из Японии, однако, вскоре с увеличением спроса завоеватели стали принуждать к «обслуживанию» женщин из местного населения. За свой недолгий период существования через станции утешения прошли 410 тысяч девушек и девочек самых разных возрастов из Китая, Кореи, Тайваня.

До конца войны дожила лишь четверть. О страшных 13 годах, которые пережили женщины под Японской оккупацией, о том, откуда взялось неофициальное название «22 к 1» и какую ответственность за эти военные преступления понесло японское правительство – рассказывает Екатерина Молчанова.

Несмотря на полемику между японской стороной и другими странами Азии, уже давно известно о насильственном характере работы в подобных борделях. «Женщинами для утешения» обычно становились китаянки, кореянки, тайваньки и в достаточно скромном количестве японки. В самых редких случаях на станциях утешения встречались русские девушки или представительницы других наций, в том числе жительницы Европы, случайным образом оказавшиеся на востоке. Всех девушек либо просто крали, либо ложью и обещанием достойной работы заманивали в военные бордели.

Большинство их обитательниц надеялись на работу швеями, санитарками или еще какое-нибудь более благородное дело, нежели проституция, а оказывались едва ли не сексуальными рабынями. Другие попадались на еще более изощренное вранье – обещание отпустить сестер, дочерей или близких подруг в случае обмена. В итоге работать на станциях утешения оставались и ранее плененные девушки, и бросившиеся их вызволять героини. 

Вербовщики работали неустанно, в процесс привлечения новых работниц вовлекались серьезные деньги – некоторых девушек просто выкупали из их семей, после чего проданные становились частной собственностью государства, вовлеченного во все этапы вербовки. Насилие, угрозы, обманы и деньги служили действенным оружием в руках находчивых японцев, желающих устроить для своих солдат качественный «отдых». 

Когда на оккупированных территориях уже почти не оставалось девушек, которых можно было вовлечь в проституцию, а ряды обитательниц станций утешения редели, пополняли их перевозкой пленниц из концлагерей. Местным жителям представлялась как официальная версия создания своеобразных «работных домов», так и неофициальная, заключавшиеся как в защите солдат от болезней, так и в контроле за изнасилованиями в захваченных городах. Конечно, подобных объяснений не хватало для оправдания похищения женщин, девушек и девочек, но запуганные азиаты разных наций предпочитали не задавать лишних вопросов, поскольку в обратном случае возникали проблемы и с армией, и с японским правительством.

Так в одном только Китае, после открытия самой первой известной истории станции утешения в Шанхае, всего существовало около 280 борделей для японских солдат и офицеров. Такие подсчеты сделали на момент военного заседания в 1942 году сами японцы. Точных данных по поводу других стран не существует, что, может быть, и к лучшему – знание о еще нескольких десятках или даже сотнях подобных мест вряд ли можно назвать приятным, но приблизительные подсчеты говорят о существовании примерно 400 борделей, часть из которых занимала Юго-Восток Азии, Сахалин и Южные моря. Началось все с более чем двух сотен заявлений об изнасилованиях женщин, на оккупированных японцами территориях. Заявления эти попали в руки генерал-лейтенанта по имени Ясудзи Окамура, а тот уже предложил своему командованию организовать военные бордели для изменения антияпонских настроений, вызванных недостойным поведением солдат армии, а также для предотвращения снижения их же боеспособности, к которому могло привести появление самых разных венерических заболеваний.

Идею одобрили, и по всей Азии стали появляться станции утешения, которые условно делились на три группы. Первая находилась в полном подчинении военных, контроль за ней осуществлялся куда более жесткий, чем за остальными двумя. Еще одна группа контролировалась частными лицами, но, по факту, все так же была в подчинении и личном пользовании у военных. Третья группа, достаточно малочисленная, но также существующая, была более «народной» – ею могли пользоваться как военные, так и обычные японцы, а в некоторых, пусть и очень редких случаях, даже представители других наций.

Казалось бы, проблема была решена достаточно радикальным способом и вопрос о ней больше не должен был возникнуть, но изнасилования женщин все же не прекратились. Дело в том, что станции утешения не были благотворительными организациями, да и не стремились ими стать, а указанная стоимость услуг для некоторых солдат была слишком высока. Они предпочитали искать развлечение все так же на стороне и экономить, а не тратить деньги на такое же сомнительное удовольствие в официальных учреждениях. 

Рядовой оплачивал входной билет, который стоил 5 йен, для офицеров и капралов развлечение обходилось дешевле – за билет просили всего 2 йены. Девушки существовали в нечеловеческих условиях – им приходилось обслуживать по 20-30 солдат в день, число которых в итоге, после развития и популяризации борделей достигло 50-60 человек в день. Время работы борделей строго регламентировалось, так же указывалось максимально возможное время нахождения солдата с девушкой – сначала оно составляло 30 минут, потом было уменьшено до 10-15. Так, по истечении четверти часа, одного мужчину в комнате сменял другой, и девушке приходилось повторять процесс заново, зачастую против воли. В такой ситуации говорить о комфорте и наличии уютной обстановки не приходилось, жизнь девушек превращалась в простое существование и попытку выжить, которую многие женщины для утешения оставляли достаточно быстро.

Со всеми обитательницами станций постоянно работали врачи, которые должны были контролировать их здоровье, но нельзя сказать, что они отличались профессионализмом. Многие доктора сами насиловали самых здоровых из своих подопечных, кроме того, весь период существования «станций утешения» сохранялся высокий уровень смертности, обусловленный, как ни странно, отсутствием психологов. Самоубийства стали таким же повседневным событием, каким было обслуживание клиентов. Девушки пытались остановить своих «коллег» от подобных поступков, но все прекрасно понимали, насколько бесполезны любые попытки помочь. Кто-то воровал у солдат опиум, кто-то – лекарства у врачей, третьи же просто вешались на собственной одежде – желанной смерти добивались все, кто задумывал самоубийство. 

Среди работниц борделей были и взрослые женщины, и девочки 11-12 лет. Все они жили в примерно одинаковых условиях – в полуразвалившихся деревянных бараках, где каждая комната была рассчитана на 9-10 человек. Помимо необходимого количества кушеток, убранство обычно дополняла циновка и раковина, на этом элементы интерьера заканчивались. Неудивительно, что многие срывались в таких условиях, что приводило или к полному безразличию, или к истерикам, а те, в свою очередь, – к самоубийствам. «Батальоны комфорта» вполне можно было бы назвать «батальонами смерти», поскольку из всех похищенных и завлеченных девушек после Второй мировой войны выжила лишь небольшая часть. 

Китайские и малайские девочки, насильно вывезенные японцами из Пенанга для «обслуживания» солдат в качестве «женщин для утешения». Фотография сделана в период освобождения союзниками Андаманских островов от Японии (1945) / Imperial War Museums

Росту высокого уровня смертности способствовало не только подавленное настроение среди женщин для утешения. Набравшись опыта от немецких нацистов, японцы стали использовать некоторые медицинские приемы для контроля за, например, рождаемостью в рамках станций. В обиход вошел так называемый «препарат 606», содержащий в своем составе огромное количество мышьяка, и, хотя в военных борделях очень внимательно следили за контрацепцией, его приходилось применять для прерывания нежелательной беременности у работниц станций. Среди эффектов этого препарата значилось провоцирование выкидышей, возможность развития бесплодия или, как минимум, мутаций у будущих детей, а также в отдельных случаях – смерть пациенток. 

О подобных подробностях существования азиатских женщин мало кто знал, но сам факт создания станций утешения всколыхнул общественность еще после появления информации о Нанкинской резне. В декабре 1937 года Японцы жестоко убили огромное количество жителей Нанкина, который в то время был китайской столицей. Там же появились станции утешения, а над выжившими жителями издевались долго и методично. Фотографии, попавшие в газеты США, с изображением зверских убийств и девушек, использовавшихся для плотских утех японских солдат, вызвали волну возмущения – американцы уже тогда, за 4 года до нападения на Перл Харбор, требовали вступить в войну с Японией. Впрочем, эти призывы были проигнорированы осторожным правительством под управлением Франклина Рузвельта. 

Удивительно, что Япония до сих пор отрицает подобные факты, подтверждающее участие ее жителей во Второй мировой и их нечеловеческое отношение к противникам. Многие японцы не знают о жестоких нападениях на соседние азиатские государства, а уж о существовании «батальонов комфорта», которые неофициально назывались еще и 22 к 1, по изначально запланированному количеству клиентов на одну девушку, даже не догадываются.

В 90-е японское правительство официально принесло извинения выжившим женщинам для утешения и семьям погибших работниц станций, но уже в 2007 году эти слова забрали назад – в начале марта премьер-министр Японии сообщил, что насильственный характер событий не доказан. После общественного осуждения 26 числа того же месяца он уже объявил о явном нарушении прав человека на станциях утешения, хотя и отказал в финансовой поддержке выжившим в тех событиях. Тогда же разразился мировой скандал, поскольку ни китайцы, ни корейцы, ни представители других стран не согласились с подобным заявлением японского правительства. США, Канада и Европарламент – все крупные страны и союзы приняли резолюцию, призывающую Японию принять на себя полную ответственность за кровавые исторические события. 

Тоже в марте, но уже 2015 года, совсем недавно, встрече лидеров Японии и Южной Кореи помешал именно вопрос, связанный со станциями утешения. На тот момент по данным корейского правительства в этой стране оставалось около 50 бывших женщин для утешения, поддержки для которых и требовали от Японии. Попытка японского правительства откупиться от проблемы не устроила корейцев, и те отказались проводить какие-либо встречи с соседним государством без предварительного урегулирования проблемы. 

Но проблема существования станций утешений до сих пор прослеживается не только в японско-корейских переговорах и даже не в политических отношениях Японии и Китая. Этот вопрос до сих пор беспокоит многих жителей азиатских стран – акции в поддержку бывших женщин для утешения проходят как минимум раз в год в самых разных городах и собирают на улицах людей разных возрастов, которые требуют от Японии признания вины, а от собственного правительства –полную поддержку для пострадавших. 

Цель токийского правительства на сегодняшний момент совершенно ясна – все его представители хотят снять с Японии всякую ответственность за исторические преступления и избавиться от их шлейфа, но давление со стороны других стран не позволяет этого сделать. За несколько десятков лет, уже прошедших со времен Второй мировой, вопрос принудительного вовлечения азиатских девушек в проституцию остается все таким же острым и, возможно, является одной из самых актуальных проблем прошлого на сегодняшний день. 

«Японские военные власти стремились иметь, по крайней мере, одну сексуальную рабыню на каждые 29-30 солдат и офицеров; японские женщины предназначались, главным образом, для офицеров, а кореянки и китаянки— солдатам. Стремясь скрыть от союзников свои преступления, японская армия во многих случаях уничтожала при отступлениях в 1943-45 гг. своих сексуальных рабынь, что является одной из причин того, что выжило среди них немного — в 1990-е годы было зарегистрировано около 200 бывших сексуальных рабынь в Южной Корее и 218 — в Северной», — так описывается конец существования станций утешения в Истории Кореи, которая не так давно была издана в двух томах.

 Едва ли не ежегодно всплывают уточнения и новые данные о зверствах японцев, на которые современное общество уже не хочет закрывать глаза, публикуя статьи, очерки, фотографии и целые книги, устраивая митинги и акции на улицах. Остается только ждать окончательного признания Японией вины за уничтожение огромного числа женского населения Азии и надеяться, что действительно пострадавшие в годы существования «батальонов комфорта» женщины успеют услышать полноценные извинения.

Источник:  Discours.io 

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...