Письмо в УК

Фотогалерея

Исправительная колония «Волчьи норы»: как живут осужденные за наркотики в Беларуси

Исправительная колония «Волчьи норы»: как живут осужденные за наркотики в Беларуси

Голосование

Какая судьба ждет Саакашвили в Украине?

Его депортируют в Грузию
Ему вернут гражданство
Ничего ему не будет, дело замнут - Тимошенко снова посадят
Его выдворят из Украины через 90 дней
Печать

Денежная единица или орудие преступления: каков статус криптовалют в Украине?

25.10.2017 09:35

Хотя биткоин (Bitcoin) и другие криптовалюты уже активно используются в Украине, с их правовым статусом наше государство никак не определится. По словам представителей НБУ, проблема в том, что в мире отсутствует единый подход к классификации криптовалют и урегулированию сделок с ними. Вопрос о том, приобщится ли Украина к странам, решившим разрабатывать нормативно-правовую базу с целью активного внедрения цифровой валюты в экономику, или к тем, где ее считают нелегальной и пытаются запретить или ограничить ее использование, все еще открыт.

Но определенность в этом вопросе все же может появиться. Об этом свидетельствует тот факт, что в октябре в парламенте были зарегистрированы сразу два законопроекта, касающиеся криптовалют, а в НБУ заявляли об изменениях украинского законодательства в сфере регулирования платежных систем, которые предоставят небанковским финансовым учреждениям право выпускать электронные деньги.

Майнеров криптовалют узаконят и заставят платить налоги

Так, в Верховной Раде зарегистрирован законопроект №7183 от 6.10.2017 «Об обороте криптовалют в Украине» (инициаторы — народные депутаты Ирина Ефремова, Людмила Денисова,Игорь Котвицкий, Иван Рыбак и Светлана Войцеховская). Согласно ему, государственное управление в сфере оборота криптовалюты будет осуществляться Национальным банком Украины, который будет иметь полномочия определять порядок создания и деятельности криптовалютной биржи, мониторить все криптовалютные транзакции, идентифицировать субъектов криптовалютных операций. Порядок налогообложения операций по майнингу, мене (обмену) криптовалюты регулируется действующим законодательством Украины.

В законопроекте определены термины и понятия:

  • криптовалюта— программный код (набор символов, цифр и букв), который является объектом права собственности и может выступать средством мены. Сведения о нем вносятся и хранятся в системе блокчейн в качестве учетных единиц текущей системы блокчейн в виде данных (программного кода);
  • криптовалютная биржа— организация, которая обеспечивает взаимосвязь между субъектами криптовалютных операций, обеспечивает обмен криптовалюты на электронные деньги, валютные ценности, ценные бумаги;
  • система блокчейн— децентрализованный публичный реестр всех криптовалютных транзакций, проведенных субъектами криптовалютных операций;
  • субъект криптовалютных операций— криптовалютная биржа, пользователь системы блокчейн, владелец криптовалюты, майнер;
  • майнер — любое физическое лицо, физическое лицо-предприниматель или юридическое лицо, которое с помощью собственного и/или арендованного специализированного оборудования обеспечивает работоспособность и безопасность системы блокчейн, криптовалютных транзакций и, в зависимости от правил системы блокчейн, получает вознаграждение и/или приобретает право собственности на криптовалюту;

майнинг— вычислительные операции, которые осуществляет майнер с помощью собственного и/или арендованного специализированного оборудования с целью обеспечения работоспособности и безопасности системы блокчейн, и в зависимости от условий системы блокчейн получает вознаграждение и пр.

Государство не несет обязательств, а также не возмещает стоимость криптовалюты в случае ее обесценивания или потери по любым другим причинам. Также государство не гарантирует и не осуществляет каких-либо мер по обеспечению деятельности онлайн-сервисов по обмену криптовалюты.

Согласно ст. 6 проекта, субъект криптовалютных операций имеет право свободно распоряжаться криптовалютой, в частности, осуществлять операции по мене (обмену) криптовалюты любых видов на другую криптовалюту, обменивать ее на электронные деньги, валютные ценности, ценные бумаги, услуги, товары и т. п.

Как отмечают авторы проекта, к криптовалюте применяются общие нормы, распространяемые на право частной собственности. Однако эксперты уже раскритиковали это положение законопроекта, ведь криптовалюта — это программный код, неимущественные права на который невозможно отчуждать. Соответственно, возникает вопрос, можно ли применять право собственности к криптовалюте с таким определением.

Также эксперты отмечают, что определение криптовалюты как программного кода, который является объектом интеллектуальной собственности, ставит ее в один ряд с картиной или стихом, которые также являются объектами интеллектуальной собственности. «Это крайне спорная позиция, потому что из этого положения должна следовать и возможность выплаты роялти, и срок охраны авторским правом», — отмечают в Bitcoin Foundation Ukraine.

Другой законопроект о стимулировании рынка криптовалют, №7183-1, зарегистрировал в ВР глава парламентского комитета по вопросам финансовой политики и банковской деятельности Сергей Рыбалка. Он приравнивает криптовалюту к финансовым активам, приближаясь к позиции Японии.

Необходимость урегулирования статуса криптовалюты народный депутат объясняет невозможностью полного запрета этого рынка. Он отмечает, что нет смысла изобретать велосипед и выдумывать новые правила. Наиболее эффективная модель регулирования — это встраивание криптовалюты в уже действующее законодательство Украины. Поэтому законопроект определяет криптовалюту как финансовый актив, поскольку этот раздел украинского законодательства наиболее подходит для введения понятия «крипты» в правовое поле.

У законопроекта две цели. Первая — стимулировать развитие рынка криптовалюты, что приведет к притоку инновационных технологий и возникновению качественно новой ИТ-инфраструктуры. Речь идет о технологии блокчейн, которая может использоваться как для публичных реестров, так и для развития платежных систем в Украине.

Кроме того, законопроект направлен на стимулирование майнеров криптовалют путем снижения тарифов на электроэнергию и максимального упрощения налогообложения в данной сфере. Так, не подлежат налогообложению операции по инвестированию в крипту, а ее продажа за гривню подлежит обложению пенсионным сбором в размере 2%.

Вторая цель законопроекта — лицензирование профессиональных участников рынка — бирж, которые должны получить статус финансовых учреждений. Это защитит граждан от возможного мошенничества и злоупотреблений.

Однако в организациях, которые занимаются развитием рынка криптовалют в Украине, отмечают сырость обоих законопроектов, их популистскую составляющую, неполноту применяемой терминологии, а самое важное — непрозрачный характер их создания, поскольку экспертная среда к разработке законопроектов не была привлечена в должной мере.

Нормативное «гуляй-поле»

Интерес юристов к вопросу, чем же является криптовалюта — товаром, денежной единицей или чем-то другим, подогрела ситуация с раскрытием сотрудниками СБУ и Нацполиции незаконной «биткоин-фермы» в Институте электросварки им. Патона в Киеве (хотя эксперты высказали мнение, что речь вряд ли шла о биткоине — скорее, об альтернативной криптовалюте, так как «добыча» имеет свои особенности).

По словам правоохранителей, в неработающем бассейне находились 200 процессоров, а полученную криптовалюту меняли на электронные деньги официальных платежных систем, подделывая банковские документы. В интернете даже начал «гулять» мэм «Укрбіткоїнвидобування». Хотя «майнерам» шутить не приходится — как известно, Святошинский районный суд Киева разрешил Нацполиции изъять компьютерную технику и всю документацию для проведения расследования. К слову, на следующий же день СБУ отрапортовала о разоблачении в Кропивницком «межрегионального конвертационного центра», который занимался «майнингом криптовалюты» и «отмыл» 200 млн грн. И если анализировать судебную практику, подобные дела — не первые для украинских судов.

Впрочем, как будут доказывать вину майнеров, пока неясно из-за отсутствия правового регулирования данного вопроса. По этой же причине майнинг биткоина в Украине силовики приравнивают к фиктивному предпринимательству и приобщают за сделки с куплей-продажей криптовалюты еще одну статью УК — легализация доходов, полученных преступным путем.

Вся нормативная база, где упоминается биткоин, в Украине состоит из письма НБУ №29-208/72889 от 08.12.2014 и разъяснения относительно правомерности использования в Украине «виртуальной валюты/криптовалюты» Bitcoin от 10.11.2014. В частности, в письме НБУ сказано, что «выпуск виртуальной валюты Bitcoin не имеет какого-либо обеспечения и юридически обязанных по ней лиц, не контролируется государственными органами власти ни одной из стран. Таким образом, Bitcoin является денежным суррогатом, который не имеет обеспечения реальной стоимости. Считаем, что деятельность по купле-продаже Bitcoin за доллары США или другую иностранную валюту имеет признаки функционирования так называемых «финансовых пирамид» и может свидетельствовать о потенциальной вовлеченности в осуществление сомнительных операций в соответствии с законодательством о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

Разъяснение НБУ от ноября 2014 г. о «денежном суррогате», по мнению многих юристов, не может использоваться как нормативно-правовой акт с целью установления ответственности, да и устарело в принципе. Впрочем, такая характеристика впоследствии позволила судам в своей практике по уголовным делам ссылаться на ч. 2 ст. 32 Закона Украины «О Национальном банке Украины», согласно которой выпуск и использование денежных суррогатов запрещены.

Примечательно, что другие криптовалюты (которых немало и «добывать» которые проще) в указанных документах НБУ не упоминаются. Соответственно, вопрос, как поступать с «нарушителями», которые их выпускают или используют, остается открытым.

Решений вышестоящих судебных инстанцией по делам, связанным с выпуском, использованием криптовалюты для заключения сделок и ее налогообложением, пока нет. Но предсказать, что они будут, можно наверняка.

Судебная практика: Bitcoin запрещен?

Для добычи («майнинга») биткоинов необходимо специальное оборудование и мощнейший источник электроэнергии. «Майнить» криптовалюту дома фактически невозможно. Поэтому неудивительно, что интерес для размещения оборудования майнеров представлял не только Институт электросварки им. Патона.

Так, 7 октября 2015 г. следственный судья Святошинского районного суда Киева удовлетворил ходатайство об обыске в деле, связанном с размещением оборудования для добычи биткоинов в помещении, принадлежащем «Украинскому нефтегазовому институту». Досудебным расследованием было установлено, что неустановленные лица, используя документы ФЛП (который занимался производством хлебобулочных изделий), самовольно использовали нежилое помещение площадью 42,2 м2, которое находится в одноэтажном здании. С целью совместного использования складского помещения «булочник» по просьбе неустановленного лица подписал договор аренды. В соответствии с ним арендодателем являлось ПАО «Украинский нефтегазовый институт» в лице председателя правления.

Потом у ФЛП возникло подозрение, что в данном помещении производят отнюдь не булочки, а находится компьютерное оборудование — серверы. В ходе проведения обыска следователи обнаружили и изъяли 8 программно-технических комплексов Asic и один ноутбук, которые использовались для создания «имитации электронных денег криптовалюты (Bitcoin и другие)».

Еще один пример. 19 марта 2015 г. в деле №750/2387/15к следственный судья Деснянского районного суда Чернигова удовлетворил ходатайство следователя УСБУ в Черниговской области. В частности, следователь просил предоставить временный доступ для изъятия распечатки движения денежных средств с указанием данных о контрагентах, их назначения и оснований перечисления по расчетному счету ООО «БИТ-НЕТ». Уголовное производство было открыто по ч. 1 ст. 205 УК (фиктивное предпринимательство), по факту создания неустановленными лицами ООО «БИТ-НЕТ» с целью изготовления и эмиссии криптовалюты «биткоины». Для осуществления своей деятельности ООО открыло счет в Дельта Банке для расчетов в евро, в долларах США и гривне. Для легализации указанной деятельности был составлен договор о предоставлении услуг аппаратного хостинга (колокейшн) между ООО «БИТ-НЕТ» и компанией «Кастлетон трейдинг ЛП» (Великобритания).

«Официальный представитель Bitcoin»

В другом деле следователи Государственной фискальной службы гадали, как «прижать злоумышленников», и требовали от Соломенского райсуда Киева предоставить временный доступ к документам общественной организации «Биткоин Фундация Украины», которая, по их мнению, якобы хранит данные о клиентах «денежной системы» биткоин, а именно: ФИО пользователей, адресные данные, контактные телефоны, паспортные или другие персональные данные, договоры, заявления на подключение.

Досудебное расследование проводилось, опять-таки, по факту фиктивного предпринимательства и содействия в уклонении от уплаты налогов в особо крупных размерах (ч. 5 ст. 27 ч.3 ст. 212, ч. 2 ст. 205 УК Украины). «Злоумышленники» использовали реквизиты и текущие счета фиктивных предприятий, чем способствовали действующим СПД в умышленном уклонении от уплаты налогов. Предприятия, имеющие признаки фиктивности, с целью прикрытия своей незаконной деятельности использовали, как отмечает следователь, электронную денежную систему «Биткоин», а именно электронный кошелек. Вывод о том, что ОО «Биткоин Фундация Украины» является официальным представителем биткоина, следователи сделали из «общедоступной информации, содержащейся в сети Интернет».

Стоит отметить, что Bitcoin Foundation Ukraine (BFU) была первой общественной организацией, созданной с целью развития Bitcoin и других криптовалют на территории Украины. Ее создание было связано с появлением первых компаний и отдельных предпринимателей, желающих заработать на Bitcoin. А в марте 2014 г. его основатель и экс-менеджер мобильного оператора CDMA Ukraine Михаил Чобанян открыл первое в Украине агентство по обмену криптовалюты Kuna с физическим офисом, куда могли приходить клиенты и покупать биткоины за наличные.

Однако все оказалось не так просто, и впоследствии к М. Чобаняну имели претензии не только налоговики, но и киберполиция. В частности, ему пытались инкриминировать незаконное предоставление возможности приобрести, ввести/вывести (электронные деньги) криптовалюты Bitcoin.

Интересно, что решение суда с разрешением на обыск было мотивировано тем, что правила выпуска данной валюты не согласованы с Национальным банком Украины, и это, в свою очередь, нарушает порядок использования электронных денег на территории Украины. Обыски проводились и в «посольстве «Биткоина», которое М. Чобанян открыл на Львовской площади в Киеве.

«Орудие преступления»

Негативное отношение госорганов к биткоину имеет свои причины. Так, основная часть судебных дел, где фигурирует биткоин как способ платежа, касаются продажи наркотиков, вымогательства, завладения средствами с чужих платежных карточек, деятельности конвертационных центров, организации DDOS-атак и пр.

Например, биткоин использовался группой лиц из числа граждан Украины, Португалии и Швейцарии в международной финансовой схеме, направленной на завладение средствами украинцев. Злоумышленники зарегистрировали на территории Великобритании предприятие Planet business management ltd, которое якобы разработало программный продукт «Кайрос», и привлекли большое количество инвесторов (граждан Украины и иностранцев), обещая им получение сверхприбылей. В итоге большая часть средств была выведена за границу с использованием биткоинов.

Биткоин как оплата по договору: и не рассчитывайте!

Фигурирует криптовалюта и в гражданских делах. Причем, как показало одно из судебных дел, если вы выполняете работу за биткоины и даже подписали договор и акт, будьте готовы к тому, что в случае неоплаты вашей работы претензии останутся без ответа. Ведь Bitcoin, по мнению суда, не имеет признаков материального мира, поэтому не может быть объектом судебной защиты. Проще говоря, нет закона, который привязывал бы биткоин к миру вещей — для суда не существует и биткоина.

Так, 24 марта 2016 г. Дарницкий райсуд Киева рассмотрел дело, касающееся оплаты биткоинами работы программиста. Между Н. и Л. был заключен договор обмена товара на работы, согласно которому Н. обязался выполнить работы по разработке и созданию программного обеспечения с передачей их результатов Л., а Л. — передать ему за эту работу определенное договором количество цифровой продукции Bitcoin (товар) на общую сумму 10 тыс. грн. Н. выполнил условия договора — разработал и создал программное обеспечение в соответствии с техническим заданием, что подтверждается актом приема-передачи выполненных работ, однако ответчик биткоины ему не передал.

Суд не согласился с позицией истца о том, что к данным правоотношениям применяются положения договора подряда, поскольку субъектный состав сторон не отвечает условиям указанного вида договора. По мнению суда, к спорным правоотношениям применяются положения договора мены (бартера). Согласно заключенному между Н. и Л. договору, товар — определенное договором количество цифровой продукции Bitcoin, которая является предметом хозяйственного оборота, произведена в процессе майнинга и объективно выражена с помощью компьютерного программирования в форме цифровых записей, учет которой ведется коллективно в публичной базе Blockchain неопределенным количеством участников по четко заданному алгоритму.

Суд отметил, что исходя из условий договора, стороны согласовали его выполнение на безденежной основе, т. е. предмет — это работы, товар (имущество/вещь). При этом стороны, определив предмет договора, который имеет признаки виртуального (цифровая продукция Bitcoin), согласовали, что он не имеет индивидуальных признаков. А поскольку такой предмет договора нельзя идентифицировать, определить его признаки материального мира, такой предмет не может быть объектом судебной защиты.

Далее суд ссылается на письмо НБУ от 08.12.2014, где говорится, что выпуск виртуальной валюты Bitcoin не имеет какого-либо обеспечения и не контролируется государственными органами власти ни одной из стран. Т. е. Bitcoin, по мнению суда и НБУ, не имеет обеспечения реальной стоимости.

Как вывод, суд отмечает, что ответчик не может передать истцу то, что не имеет признаков материального мира, т. е. биткоины. С такой позицией Дарницкого райсуда согласился и Апелляционный суд Киева.

Примечательно, что в своей апелляционной жалобе Н. подчеркнул, что по своей правовой природе цифровая продукция Вitcoin — это имущественные права на записи в открытой базе данных Blockchain,. Ее материальная ценность подтверждается их стоимостью на мировых онлайн-площадках для торговли Вitcoin. Следовательно, право, возникшее у него по договору на цифровую продукцию Вitcoin, подлежит судебной защите.

Однако Апелляционный суд Киева отметил следующее. Исходя из содержания письма НБУ и условий договора можно сделать вывод, что Bitcoin не является вещью в понимании ст. 179 ГК Украины и не имеет признаков материального мира. Также Bitcoin не является продукцией. Порядок обращения виртуальной валюты нормативно не урегулирован. Кроме того, Н. не доказал наличие у Л. Вitcoin общей суммой на 10 тыс. грн и возможности их передачи ему в собственность.

Отклонила коллегия судей и ссылки Н. на то, что цифровая продукция Вitcoin — это имущественные права, поскольку они не основываются на нормах действующего законодательства. Судьи отметили, что в соответствии со ст. 3 Закона «Об оценке имущества, имущественных прав и профессиональной оценочной деятельности в Украине», имущественными правами признаются любые права, связанные с имуществом, отличные от права собственности, в т. ч. права, которые являются составляющими права собственности, а также другие специфические права и права требования. Вitcoin не имеет признаков имущественных прав.

Как видим, пока судебная практика складывается не в пользу тех, кто решил использовать биткоины в качестве способа оплаты по договорам. Впрочем, с появлением соответствующего закона ситуация может измениться.

Криптоналоги

Курьезная ситуация вышла с судебной практикой по поводу налогообложения криптовалют.

Все бы ничего, если бы и юрист компании, и административный суд не спутали решение Европейского суда по правам человека с решением Европейского суда (высшей инстанции Суда ЕС).

Так, 13 октября 2016 г. Харьковский окружной административный суд рассмотрел дело №820/5120/16 по иску ООО «Единаркоин» к ГУ ГФС в Харьковской области об отмене индивидуальной письменной консультации в отношении виртуальной валюты Aitibicoin и налоговой консультации ГУ ГФС в отношении виртуальной валюты E-dinarcoin.

В обоснование исковых требований истец указал, что обратился в ГУ ГФС с запросами о предоставлении налоговой консультации по вопросу налогообложения налогом на добавленную стоимость операций с виртуальными криптовалютами Aitibicoin и E-dinarcoin. И налоговый орган, в частности, сообщил, что операции с виртуальной валютой E-dinarcoin подлежат налогообложению НДС. Истец посчитал эти налоговые консультации такими, что не раскрывают в полной мере сути заданного вопроса, и просил суд отменить их.

Решая спор, суд отдельно отметил, что «Европейский суд по правам человека в деле «Хедквист против Швеции» своим решением от 22.10.2015 постановил, что операции с биткоинами и другими виртуальными валютами на территории Евросоюза не должны облагаться налогом на добавленную стоимость. Такое решение суда приравнивает виртуальные валюты к традиционным валютам в плане налогообложения. Согласно постановлению суда, операции по обмену традиционных валют на биткоины должны быть свободны от налога на добавленную стоимость, поскольку правила ЕС запрещают взыскание такого налога по операциям по обмену валют, банкнот и монет. Решение Европейского суда также снимает вопрос о том, к каким видам активов следует относить виртуальную валюту». Поскольку решения ЕСПЧ обязательны на территории Украины, суд истолковал этот аргумент в пользу истца. Апелляционная инстанция оставила решение без изменений.

Впрочем, здесь обнаружился «небольшой» нюанс. После публикации статьи об этом на одном из ресурсов юристы решили поднять упомянутое «решение ЕСПЧ». Однако на деле оно оказалось решением другого, Европейского суда. В нем действительно сказано, что на территории ЕС сделки купли-продажи с криптовалютой, включая биткоины, не облагаются налогом. Решение было вынесено по запросу властей Швеции, которые вступили в спор с гражданином страны Дэвидом Хедквистом. Предприниматель планировал открыть официальный сервис по купле-продаже биткоинов, но у него возникли разногласия с властями относительно статуса биткоина: считать его валютой или товаром, который должен облагаться НДС.

Возможно, судьи Украины в итоге придут к такой же позиции — если в Украине, наконец, будет соответствующий закон. Впрочем, мнение многих «майнеров» сводится к тому, что законы будут только мешать их деятельности.


Майнинг биткоина в Украине силовики приравнивают к фиктивному предпринимательству и за сделки с куплей-продажей криптовалюты приобщают еще одну статью УК — легализация доходов, полученных преступным путем.


Негативное отношение госорганов к биткоину имеет свои причины. Так, основная часть судебных дел, где фигурирует биткоин как способ платежа, касаются продажи наркотиков, вымогательства, завладения средствами с чужих платежных карточек, деятельности конвертационных центров, организации DDOS-атак и пр.


 

Автор: Наталья Мамченко«Судебно-юридическая газета»

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua