влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

Исправительная колония «Волчьи норы»: как живут осужденные за наркотики в Беларуси

Исправительная колония «Волчьи норы»: как живут осужденные за наркотики в Беларуси

Голосование

Какая судьба ждет Саакашвили в Украине?

Его депортируют в Грузию
Ему вернут гражданство
Ничего ему не будет, дело замнут - Тимошенко снова посадят
Его выдворят из Украины через 90 дней

Реклама

...
Печать

Маленькие помощники следователя: насекомые в судебной экспертизе

15.09.2017 08:46

Место преступления подобно большой несобранной мозаике – пазлы хаотично разбросаны тут и там, каких-то деталей не хватает, а какие-то и вовсе являются частью другого набора и способны направить на ложный след, заставляя собирать совершенно иную картину. Путём наблюдения, описания, измерений и вычислений, моделирования и постановки эксперимента, а также сравнения, дедукции и индукции, судебно-медицинская экспертиза и следователи кропотливо собирают разбросанные детали воедино для реконструкции криминального акта.

Цветеньем высветленный дол

И в мире тления неутолимой своре

Пойдёшь на пиршественный стол!

Шарль Бодлер, “Падаль”, 1857, пер. А. Гелескула

Введение

Место преступления подобно большой несобранной мозаике – пазлы хаотично разбросаны тут и там, каких-то деталей не хватает, а какие-то и вовсе являются частью другого набора и способны направить на ложный след, заставляя собирать совершенно иную картину. Путём наблюдения, описания, измерений и вычислений, моделирования и постановки эксперимента, а также сравнения, дедукции и индукции, судебно-медицинская экспертиза и следователи кропотливо собирают разбросанные детали воедино для реконструкции криминального акта. В ход идут как старые проверенные методы, так и относительно новые – но даже в этом случае их не всегда хватает для однозначного прояснения всех тёмных пятен на картине, от степени неясности которых зависят судьбы многих людей.

Эта статья посвящена судебно-медицинской энтомологии – отнюдь не самому консервативному и часто применяемому методу исследования в криминалистике. Этот метод не является повсеместным и расхожим способом раскрытия преступлений, однако зачастую может давать весомые аргументы и проливать свет на пресловутые тёмные пятна. При всей необычности и любопытных особенностях этого метода, он в определённом смысле является недооценённым для криминалистов. Также стоит отметить, что данный аспект судебной медицины довольно плохо освещён в отечественной программе обучения.

История вопроса

Судебно-медицинская энтомология как оформленная дисциплина имеет относительно небольшую историю. Однако первый случай использования энтомологии в криминалистике произошёл в древнем Китае (который, между прочим, считается родиной судебной медицины), в далеком XIII веке. В книге китайского судмедэксперта Сун Цы (Sung Tz’u или Sòng Cí) «Очищение от зла» (перевод с «The Washing Away of Wrongs») (Рисунок 1) описывался курьёзный случай поимки преступника, что называется, с поличным. На крестьянском серпе, с помощью которого было совершено убийство, присутствовали малозаметные следы крови жертвы. Во время поиска преступника, следователи попросили подозреваемых крестьян сложить свои орудия труда на землю, и тогда на один из них слетелись мясные мухи [1]. Тем самым эти насекомые дали показания против владельца серпа.

 

Рисунок 1 – Иллюстрация из «The Washing Away of Wrongs»

Рисунок 1 – Иллюстрация из «The Washing Away of Wrongs»

Средневековые художники и поэты также обращали внимание на беспозвоночных, обнаруживаемых на трупах, и запечатлевали их в своих произведениях. Деревянная гравюра «La danza de la Muerte con figuras» (XV век) и резьба по слоновой кости «Skeleton in the Tumba» (XVI век) изображены на Рисунке 2 [2]. Эти работы относятся к средневековым мотивам в живописи и словесности — “танцу смерти”, macabre, аллегорический сюжет которых гласит о бренности человеческого бытия. Позже, в эпоху барокко, подобные мотивы нашли отражение в жанре живописи vanitas, характерной особенностью которого является человеческий череп как центральная часть композиции вместе с другими символами смерти. На границе Средневековья и эпохи Возрождения некоторой популярностью пользовалась необычная скульптура транзи — надгробия в виде частично разложившегося трупа. Французский поэт Шарль Бодлер в своем произведении «Падаль» был особенно впечатлен звуками, производимыми личиночными массами:

«Всё это плавилось, текло и шелестело,

Подобье вздоха затаив,

И словно множилось расплёснутое тело,

Как настигающий прилив.

И в этом хаосе то странный гул хорала

Стихал, как ветер и волна,

То следом, чудилось, там веялка играла

Ритмичным шорохом зерна.»

Рисунок 2 – В основу этих произведений легло тщательное наблюдение за разложением человеческих трупов: (слева) «La danza de la Muerte con figuras» (Heidelberg, Heinrich Knoblochtzer, 1488); (справа) могила Роберта Тауза, ожидающего воскрешения (точное время создания неизвестно)

Рисунок 2 – В основу этих произведений легло тщательное наблюдение за разложением человеческих трупов: (слева) «La danza de la Muerte con figuras» (Heidelberg, Heinrich Knoblochtzer, 1488); (справа) могила Роберта Тауза, ожидающего воскрешения (точное время создания неизвестно)

В Европе знания судебной энтомологии впервые были применены для оправдательного приговора французской супружеской паре, в камине которых были обнаружены мумифицированные останки младенца и соответствующая энтомофауна [3]. Было проведено определение видов насекомых, которое позволило установить, что труп вначале был заселён мухами, а впоследствии бабочками, чьи личинки жили в тканях в момент его обнаружения – таким образом удалось датировать смерть ребенка летом 1848 г. и доказать непричастность к этому преступлению жильцов. Конец XIX века примечателен фундаментальными исследованиями Пьера Менье, которые легли в основу первой школы судебной энтомологии [4].

Первой публикацией, посвящённой судебно-медицинской энтомологии, считается статья ряда европейских и американских ученых «Entomologie et Médecine Légale» 1978 года [5]. Впоследствии концепция этой работы была расширена, и появилось предположение о том, что труп подвергается определённому воздействию воздуха с чётко последовательными изменениями. Вместе с этим меняются и характеристики энтомофауны трупа, по которым можно определить стадию и, как следствие, время посмертных изменений. На территории СССР судебно-медицинская энтомология в первую очередь связана с такими именами, как Петров В.П., Рубежанский А.Ф., Очаповский В.С. и Марченко М.И. [4].

Фигуранты дела 

Предметом изучения судебно-медицинской энтомологии являются членистоногие, обнаруженные на месте преступления, их строение, жизненные циклы и деятельность. При правильно выстроенном допросе эти маленькие свидетели способны объяснить многие подробности произошедших событий. Предпосылки для использования подобных «показаний» в следственной практике основаны на следующих фактах [6]: 

  • энтомофауна трупа имеет относительно стабильный характер в конкретных географических районах;

  • видовой состав энтомофауны трупа соответствует степени разложения трупных тканей и месту его нахождения;

  • хитиновый покров обеспечивает устойчивость насекомых к воздействию агрессивных внешних факторов, тем самым длительно сохраняя их в окружающей среде. 

Важно отметить сезонность этого явления – начало активности большинства насекомых приходится на весну, а прекращение активности — на осень. Это обусловлено в первую очередь температурными изменениями, а также продолжительностью светового дня. Также имеет место преобладание одних видов над другими в разные сезоны.

Существует 3 направления судебной энтомологии [4, 7]: городская, продуктовая и криминалистическая. Первая связана с проблемами, которые возникают вследствие воздействия членистоногих на человека и урбанизированную среду. Второе направление рассматривает случаи загрязнения насекомыми пищевых или иных продуктов, делающих их непригодными по санитарно-эпидемиологическим и гигиеническим критериям. В этой статье мы не будем касаться занудных вопросов о термитах, прогрызающих стены дома, или назойливых мухах в чьем-то супе, а сразу перейдем к энтомологии в криминалистике. Этот раздел в подавляющем большинстве случаев связан с расследованием убийств и ключевых моментов его раскрытия – давности смерти и захоронения, передвижения трупа, способа убийства и причин смерти.

Свидетелями при этом будут выступать и любители падали, и случайные прохожие, и просто нежелающая уходить с облюбленного места живность (облигатная и аутохтонная микрофлора). По результатам исследования в Южной Каролине, среди 522 видов животных (образующих 3 таксономических типа), найденных на гниющих трупах эмбрионов свиней, 84% были представлены насекомыми [8]. Схожие значения выявлены и в других широтах. Методом пиросеквенирования (частный способ секвенирования – определения последовательности нуклеотидов в ДНК) на останках тела человека было обнаружено 4949 видов микроорганизмов. Таким образом, желающих поучаствовать в разложении бренного тела найдется действительно немало.

Рисунок 3: энтомофауна трупа

Рисунок 3 – Экологическая классификация энтомофауны трупа

     Всех членистоногих, участвующих в разложении трупа, можно разделить на 3 экологические группы [9] (Рисунок 3):

  1. Облигатные некробионты – гурманы, специализирующиеся исключительно на трупных тканях. Именно с помощью определения возраста этих свидетелей обычно устанавливается давность смерти. Они включают в себя облигатных некрофагов и кератофагов:

 

  • отряд Двукрылых (Diptera), в основном представленный семействами Падальных мух (Calliphoridae), Серых мясных мух (Sarcophagidae), Сырных мух (Piophilidae);

  • отряд Жесткокрылых (Coleoptera), представленный семействами Мертвоедов (Sliphidae) и Кожеедов (Dermestidae).

 

  1. Факультативные некробионты – не столь искушённые, как первая группа, едоки. Крупные популяции этих насекомых могут искажать оценку трупного разложения, конкурируя с облигатными некрофагами. Рацион носит весьма разнообразный характер, к ним относятся факультативные некрофаги (полифаги), энтомофаги (зоофаги), сапрофаги (в т.ч. копрофаги) и паразиты. Эта группа представлена различными таксономическими единицами муравьев (Formicidae), ос, жуков, тараканов (Blattodea), некоторых Двукрылых, а также теми злодейскими Перепончатокрылыми, что паразитируют на незрелых личинках мух. Также в эту группу стоит отнести семейства Клещей MacrochelidaeParasitidaeParholaspididae и Urodidae, охотящихся на других насекомых и даже нематод.

  2. Случайные некробионты – зеваки и прохожие, которые используют разлагающиеся останки как обычную окружающую среду в соответствии со своими повседневными привычками. Представлены полифагами, сапрофагами и мицетофагами; к ним относятся Ногохвостки (Collembola), различные пауки, Губоногие (Chilopoda), Мокрицы (Armadillidiidae) и некоторые клещи.

В целом, жизнедеятельность всех этих групп сводится к механическому измельчению и разложению органических веществ, и перемешиванию последних с почвой, экскреции пищеварительных ферментов на разлагаемые массы и подстилающую растительность, и, что очень важно, к детерминированной смене циклов и популяций, обеспечивающей саморегуляцию процесса разложения сообществами членистоногих.

В контексте судебно-медицинской энтомологии труп следует рассматривать именно как экосистему, способную к саморегуляции протекающих в ней процессов [6]. Это динамическая система, характеризующаяся изменчивостью взаимодействующих популяций и самоперестройкой в связи с жизненными циклами; система зависит от конкретных условий окружающей среды (температура, влажность, время года, погодные условия, конкретный биотоп), особенностей трупа (конституция, материалы одежды, загрязнённость горючесмазочными и лакокрасочными веществами, обгорание тканей), генотипической и фенотипической неоднородности популяций и их взаимоотношений друг с другом.

В жилищных условиях энтомофауна имеет свою специфику. Она обусловлена относительной стабильностью микроклимата, путями проникновения в помещение некрофагов и наличия синантропных насекомых.

На основании преобладающей и манифестной в данный период деятельности той или иной подгруппы некробионтов, процесс разложения трупа подразделяется на 5 этапов [6], отраженных в Таблице 1.

№ п/п

Название этапа

Описание

Средняя продолжительность

1

Раннее микробное разложение

Следует за аутолитическими процессами и продолжается до появления яйцекладок мух и отрождения из них личинок. При этом деятельность микроорганизмов не прекращается вплоть до скелетирования трупа.

3 дня (1 —5 дней)

(с мая по сентябрь)

2

Активное разложение насекомыми

Начинается с отрождения личинок мух, протекает одновременно с продолжающимся микробным разложением и завершается с окончанием развития личинок, которые уничтожают основную массу мягких тканей трупа.

22 дня (8— 65 дней)

(с мая по сентябрь)

3

Позднее разложение насекомыми

Начинается с окукливания личинок мух и осуществляется, в основном, личинками жуков, которые уничтожают почти все оставшиеся мягкие ткани. Микробное разложение продолжается, и к нему добавляется деятельность плесневых грибов.

504 дня

4

Позднее микробиологическое разложение

Начинается с момента ухода личинок жуков с останков трупа и заканчивается с распадом скелета на отдельные кости.

до 976 дней

5

Распад костной ткани

В пределах 4-х лет наблюдений период не завершился.

Таблица 1 – Этапы разложения тканей трупа 

Свидетельские показания 

Участие энтомолога (или любого другого специалиста с соответствующими познаниями – врача, биолога и др.) в судебно-следственном процессе должно основываться на соблюдении Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (УПК РФ). Представленные экспертные выводы (заключение) не являются обязательными для органов следствия и суда, т. е. они могут быть и не приняты во внимание, но тогда составляется мотивированное несогласие [6].

Судебно-медицинская энтомология ставит перед собой следующие основные задачи [4, 6, 10]: 

  • установление давности смерти или времени нахождения трупа в месте его обнаружения;

  • действительное место гибели человека и факта перемещения трупа;

  • выявление токсинов или наркотиков, использование которых связано с преступлением;

  • определение места происхождения наркотического растительного сырья [4];

  • другое (подробности ниже) [4, 10]. 

Бдительность и внимание трупной энтомофауны куда более выразительны, чем может показаться, ведь помимо очевидных показаний, они могут рассказать и о предсмертных грехах покойника. Известно, что при отравлении ядами или наркотиками последние попадают в кровь, мочу, кишечник, волосы и ногти человека. Однако в силу всевозможных обстоятельств, через некоторое время бывает невозможно получить образцы тканей и определить в них наличие токсинов. В этом случае большое значение имеет анализ личинок и куколок, в тканях которых могут сохраняться остатки ядов или их метаболитов. Доподлинно известно, что таким способом можно выявить кокаин, героин, малатион, ртуть, триазолам, оксазепам, хлорпирамин, фенобарбитал и др. [11]. Причём не всегда определение этих веществ производится напрямую химическими анализами. Существуют исследования, в которых рассматривается вопрос о влиянии токсинов на развивающиеся личинки [12, 13, 14]. Как ни странно, они также падки на грех – исследования подтверждают увеличение темпов роста при наличии в них кокаина, бензоилэкгонина (метаболит кокаина) и героина. В редких случаях для токсикологических анализов возможно использовать фауну, которая питается энтомофауной трупа – своеобразная энтомологическая рекурсия [15].

При конфискации партий наркотических растений, например, индийской конопли Cannabis sativa subsp. indica, из которой производят марихуану и гашиш, для оценки картины нелегального перемещения наркотиков перед криминалистами возникает вопрос о месте произрастания наркотического сырья. Многие насекомые, обнаруживаемые в партиях наркотических растений, имеют широкое географическое распространение, и такие виды не могут предоставить полезную информацию о районе произрастания растения (так, с индийской коноплей в пределах мировой фауны связано 272 вида насекомых). Однако в литературе описаны и случаи успешного привлечения энтомологических данных для этой цели, особенно при идентификации эндемичной фауны ‒ в Новой Зеландии при конфискации партии марихуаны удалось довольно точно определить район проживания найденных в товаре насекомых – Индокитай, г. Тенассерим, Мьянма.

Дальше речь пойдёт о менее тривиальном использовании судебной энтомологии. Целые насекомые или их фрагменты, обнаруженные на каком-либо транспортном средстве, могут представлять важную информацию для следователя в том случае, если дорога подозреваемого пролегала через районы со специфической фауной. Они могут быть обнаружены на фарах автомобиля, т.к. насекомых привлекает свет, возможно их занесение с обувью в салон, а обнаружение личинок или куколок некрофильных мух может свидетельствовать о перевозке в нём трупа.

Имеются сведения о катастрофах или близких к ним ситуациях, причиной которых были насекомые – особую роль в этом играют жалящие перепончатокрылые (осы, пчелы), нападение которых на водителя может привести к дорожно-транспортному происшествию; в США вдоль дорог нередко встречаются рои комаров-толстоножек (Plecia nearctica), которые могут прилипать к ветровому стеклу и ухудшать обзор водителя или прилипать к радиатору, вызывая перегрев мотора; имеются данные о повреждении насекомыми аппаратуры самолета, в частности, системы подачи топлива.

В Калифорнии научной группой Webb et al. с помощью судебной энтомологии была установлена причастность подозреваемого к преступлению, т.к. одновременно и на нем, и на следователях, находившихся на месте преступления, были обнаружены укусы клеща Eutrombicula belkini [16]. В другом деле с помощью личинок Chrysomya megacephala, обнаруженных в подгузниках выброшенного на озеро 16-месячного ребенка, был установлен факт жестокого обращения с ребенком/попытки убийства [17]. 

Методология допроса 

Оценка возраста личинок – это ключевой элемент в анализе энтомофауны трупа. Попытки систематизировать данные о соответствии их морфологии возрасту начались около 50 лет назад [18]. Однако первые труды содержали ряд неточностей и ошибок в своих подсчетах, которые были исправлены впоследствии их коллегами. Прежде чем переходить к методологии экспертизы, стоит обозначить ряд факторов внешней среды, способных оказывать значительное влияние на развивающихся членистоногих: 

  • погодные условия;

  • метаболическое тепло, генерируемое массой личинок;

  • обстоятельства, задерживающие инвазию насекомых. 

Погодные условия включают в себя показатели температуры, влажности, времени года, различные метеорологические и атмосферные явления. При этом температура окружающей среды является наиболее важным из показателей [6, 10].

Важнейшим обстоятельством, влияющим на развитие насекомых, является количество метаболического тепла, вырабатываемое скоплением личинок. В некоторых случаях этого тепла бывает достаточно для того, чтобы скомпенсировать низкую температуру окружающей среды. В одном из исследований на Гавайях измерялась температура останков с трупной энтомофауной – в результате было выявлено, что внутренняя температура останков была примерно на 22 °C выше окружающей среды [19]. При этом важно отметить, что метаболическое тепло вырабатывается непосредственно после заселения трупа соответствующей энтомофауной. Тепло не корректирует температуру внутри останков в начальных условиях, т.е. до заселения трупа, поэтому для разных представителей энтомофауны выделяют температурную константу нижнего порога развития. Эта константа связана с основным расчетным параметром судебной энтомологии — accumulated degree hours (ADH, эффективная температура). Эффект генерации тепла личинками может влиять на их скорость роста, развитие следующих поколений энтомофауны, характер трупных сообществ других организмов, показания температурных приборов и скорость охлаждения трупа перед аутопсией.

К обстоятельствам, задерживающим инвазию насекомых, относятся: изолированность трупа (наличие на нем одежды, одеял и проч.), изолированность помещения (закрытые комнаты, салоны автомобилей), возгорание и обугливание останков.

Весь процесс судебно-энтомологической экспертизы можно условно разделить на 5 этапов [6]: подготовительный, осмотр местности и сбор фауны трупа, лабораторное исследование, сбор дополнительной информации следователем и, в конечном счете, оценка полученных результатов. Первые три этапа частично отображены на Рисунке 4. 

Рисунок 4 – Сбор насекомых для судебно-энтомологической экспертизы

Рисунок 4 – Сбор насекомых для судебно-энтомологической экспертизы 

На подготовительном этапе приготавливают укладку необходимых инструментов, в которую входят: пинцеты, ложки, кисточки, эксгаустер (приспособление для сбора мелких форм насекомых), лупа, морилка, энтомологический сачок и др., предметы транспортировки (флаконы, коробки, пробирки) материала в живом виде и с консервантом (70% этиловый спирт) и простейшие измерительные приборы (термометр, термограф, компас, рулетка). В лаборатории необходимо подготовить фототермостат и места для хранения живых насекомых.

На втором этапе производится тщательный осмотр местности следователем, судебно-медицинским экспертом и специалистом-энтомологом с целью обнаружения всех частей трупа и других объектов, имеющих отношение к делу.

Третий этап включает в себя осмотр и сбор фауны, когда необходимо собрать максимальное количество её представителей как с точки зрения этапов метаморфоза, так и видовой принадлежности, отмечая их точное местоположение на трупе и вокруг него в радиусе не менее 1-2 м, и в почве на глубину до 0,3 м, а также время отлова. Молодые и взрослые особи доставляются в мёртвом виде без консерванта, личинки и яйцекладки как в живом виде в банке с кусочком мяса и опилками, так и в консерванте (70% этиловый спирт), пупарий (ложнококон) – в банке с влажными опилками. Также отдельно собираются жуки, их личинки и куколки, причём следует помнить, что помещать взрослые особи стоит раздельно, иначе они могут “пожрать” друг друга. При исследовании ложа трупа, необходимо отметить состояние растительности – отличия ложа от окружающей зоны, наличие погибших растений и соотношение их с проекцией трупа, трупными выделениями и локализацией личинок; пробы растений также забираются в виде гербария; мицелии грибов на поверхности трупа забираются соскобом. Обращается внимание на наличие повреждений от крупных животных для установления сезона попадания трупа на место обнаружения. В конечном итоге собирается подробная характеристика местности – температурный, влажностный, световой режимы и другие особенности.

На четвёртом этапе формируется перечень сведений и конкретных вопросов, необходимых при расследовании. С ближайшей к месту происшествия метеостанции получают подробную метеосводку за последнюю неделю (а при необходимости и более длительную).

На последнем этапе производится оценка полученных результатов, обосновываются и формулируются выводы. Наиболее ответственным моментом является расчёт возможной продолжительности развития насекомых на трупе. Как уже отмечалось, время начала развития насекомых на трупе может не совпадать со временем наступления смерти, а место обнаружения трупа не всегда оказывается местом её наступления.

Итак, для решения вышеперечисленных задач используются следующие методы [6]:

  1.     Фаунистический. Для определения давности смерти – экологическое исследование видового состава фауны, ее сезонной и трофической смены. Для определения перемещения трупа – сравнение фауны трупа с фауной места его обнаружения. Для нахождения наркотического сырья – сопоставление найденной фауны и эндемичной для соответствующих регионов.

  2.     Температурный. Определение продолжительности развития насекомых при конкретных температурах в лаборатории.

  3.     Метрический. Определение возраста личинок по их длине и массе с помощью диагностических таблиц.

  4.     Метод моделирования. По процессу разложения трупа непосредственно на месте его обнаружения или в имитированных в лаборатории условиях.

  5.     Токсикологический. Оценка характера интоксикации организма перед смертью по наличию токсинов в личинках.

  6. Термодинамический. Учет влияния метаболического тепла личинок при разложении тканей трупа.

И дополнительные методы:

  1.     Ботанический. Определение состояния растений на трупе и под ним и растительного ложа трупа под воздействием продуктов разложения. Также сюда включается альгологический метод.

  2.     Микробиологический. Анализ смены видов микроорганизмов по мере разложения, подробности в следующем разделе.

  3.     Микологический. Оценка смены видов плесневых грибов.

  4. Морфологический. По наличию повреждений тканей трупа крупными животными.

О дополнительных методах речь пойдет во второй части.

Для формулировки выводов используется комбинация нескольких методов. В первую очередь, на основании узкоспециализированных данных определяют видовой состав собранной энтомофауны. Это щепетильный труд специалиста-энтомолога, который с помощью анализа определённых морфологических критериев, устанавливает принадлежность особи к конкретному виду и конкретную стадию метаморфоза. Именно эти данные впоследствии используются для расчётных методов судебной энтомологии.

Наиболее изученными и применяемыми являются температурный и метрический методы.

В качестве наиболее простого варианта расчетов, можно использовать Таблицу 2. При известном виде особи и просчитанной средней температуре окружающей среды, определяется примерная продолжительность развития насекомого на трупе. Для метода моделирования необходимо доращивание собранных личинок в лабораторных условиях, и на основании данных о времени, которое им понадобилось для метаморфоза во взрослую особь, можно определить, как давно эти личинки оказались на трупе. Один вид мух, как правило, заселяет труп однократно. Более детальные методы изложены в практическом руководстве по судебной энтомологии Марченко М. И. [6].

Для жуков используются отдельные Таблицы 3 и 4.

Второй метод основан на учете изменения метрических показателей (длины и веса) личинок по мере их роста. Этот метод успешно применяется на территории Австрии и Японии. Данные представлены в Таблице 5

Заключение 

В данной работе были рассмотрены общие данные касательно предмета судебной энтомологии. Ретроспективно можно отметить, что, начиная с середины XX века и до его конца, была проведена колоссальная работа по систематизации данных о морфологии и циклах развития насекомых-некробионтов. Но не смотря на объем выполненной работы, судебная энтомология все равно остается не самым точным и уникальным методом установления давности смерти, т.к. все формы жизни на земле проявляют определенную степень индивидуальности и вариативности, что не идет на руку точным наукам. Этот метод является своеобразной “терапией отчаяния” и к нему прибегают в редких и зачастую исключительных случаях.

Помимо этого, судебно-энтомологическая экспертиза является трудоёмким процессом, использование которого для раскрытия элементов преступления не всегда оправдано с точки зрения временных и трудовых затрат. Однако даже с учетом всех недостатков, она имеет свою практическую ценность, ведь ее уникальность зачастую практически на пустом месте позволяет находить аргументированные доказательства участия тех или иных лиц в криминальном акте. Нетривиальные особенности подобных экспертиз могут обвести вокруг пальца даже самых бывалых преступников, которые впоследствии, уныло уставившись в стены своей камеры, станут проклинать гастрономические причуды насекомых-некрофагов.

Автор: Илья Левашов, Судебная Медицина

Редакция: Николай Лисицкий, Deepest Depths, Виктория Соколикова, Юля Белова, Бровламих Мантис, Михаил Гусев, Полина Тиканова


Список литературы 

  1. McKnight B. E. et al. The washing away of wrongs: forensic medicine in thirteenth-century China //VRÜ Verfassung und Recht in Übersee. – 1983. – Т. 17. – №. 1. – С. 114-115.

  2. Benecke M. A brief history of forensic entomology //Forensic Science International. – 2001. – Т. 120. – №. 1. – С. 2-14.

  3. Bergeret M. Infanticide, momification du cadavrc. Decouverte du cadavre d’un enfant noveau-ne dans une cheluinee ou il s’ etait momifie. Determination de l’epoque de la naissance par la presence de nymphes et de larves d’insectcs dans le cadavre et par l’etude de laurs metmuorphoses //Ann. Hyg. Pub. Et Med legale. – 1850. – Т. 41. – С. 442.

  4. Ибрагимхалилова И. В. Судебная энтомология-ее история и развитие //Пест-Менеджмент. Pest Management. – 2006. – №. 4. – С. 47-50.

  5. Leclercq M. Entomologie et Médecine légale. Datation de la Mort. Collection de Médecine légale et de Toxicologie médicale, n 108. – 1978.

  6. Марченко М. И., Кононенко В. И. Практическое руководство по судебной энтомологии //Харьков.-Изд. УИУВ. – 1991. – С. 19-29.

  7. Lord W. D., Stevenson J. R. Directory of forensic entomologists //Def. Pest Mgmt. Info. Anal. Center (eds), Washington: Walter Reed Army Medical Center. – 1986.

  8. Payne J. A. A summer carrion study of the baby pig Sus scrofa Linnaeus //Ecology. – 1965. – Т. 46. – №. 5. – С. 592-602.

  9. Braack L. E. O. Community dynamics of carrion-attendant arthropods in tropical African woodland //Oecologia. – 1987. – Т. 72. – №. 3. – С. 402-409.

  10. Catts E. P., Goff M. L. Forensic entomology in criminal investigations //Annual review of entomology. – 1992. – Т. 37. – №. 1. – С. 253-272.

  11. Kintz P. et al. Fly larvae: a new toxicological method of investigation in forensic medicine //Journal of Forensic Science. – 1990. – Т. 35. – №. 1. – С. 204-207.

  12. Goff M. L., Omori A. I., Goodbrod J. R. Effect of cocaine in tissues on the development rate of Boettcherisca peregrina (Diptera: Sarcophagidae) //Journal of Medical Entomology. – 1989. – Т. 26. – №. 2. – С. 91-93.

  13. Lord W. D. Case histories of the use of insects in investigations //Entomology and death: a procedural guide. Joyce’s Print Shop, Clemson, SC. – 1990. – С. 9-37.

  14. Goff M. L. et al. Effect of heroin in decomposing tissues on the development rate of Boettcherisca peregrina (Diptera, Sarcophagidae) and implications of this effect on estimation of postmortem intervals using arthropod development patterns //Journal of Forensic Science. – 1991. – Т. 36. – №. 2. – С. 537-542.

  15. Espelie K. E., Brown J. J. Cuticular hydrocarbons of species which interact on four trophic levels: apple, Malus pumila Mill.; codling moth, Cydia pomonella L.; a hymenopteran parasitoid, Ascogaster quadridentata Wesmael; and a hyperparasite, Perilampus fulvicornis Ashmead //Comparative Biochemistry and Physiology Part B: Comparative Biochemistry. – 1990. – Т. 95. – №. 1. – С. 131-136.

  16. Webb Jr J. P. et al. The chigger species Eutrombicula belkini Gould (Acari: Trombiculidae) as a forensic tool in a homicide investigation in Ventura County, California //Bulletin of the Society of Vector Ecologists. – 1983. – Т. 8. – №. 2. – С. 142-146.

  17. Goff M. L., Charbonneau S., Sullivan W. Presence of fecal material in diapers as a potential source of error in estimations of postmortem interval using arthropod development rates //Journal of Forensic Science. – 1991. – Т. 36. – №. 5. – С. 1603-1606.

  18. Kamal A. S. Comparative Study of Thirteen Species of Sarcosaprophagous Calliphoridae and Sarcophagidae (Diptera) 1 I. Bionomics //Annals of the Entomological Society of America. – 1958. – Т. 51. – №. 3. – С. 261-271.

  19. Early M., Goff M. L. Arthropod succession patterns in exposed carrion on the island of O’ahu, Hawaiian Islands, USA //Journal of Medical Entomology. – 1986. – Т. 23. – №. 5. – С. 520-531.

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...