влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

Ездит ли немецкая полиция на Porsche?

Ездит ли немецкая полиция на Porsche?

Голосование

Ваше отношение к новой полиции:

Стало значительно лучше
Стало лучше, но незначительно
Ничего не изменилось кроме формы и названия
Стало еще хуже
...
Загрузка...
Печать

Почему ВСУ и украинская оборонка делают ставку на восстановление старых мощностей

23.03.2018 09:32

Одна из самых стойких и популярных ересей в украинской блогосфере, публицистике и военной аналитике местного разлива — это мысль о «четырёх годах войны» как лакмусовой бумаге по ситуации с реформами в ВСУ. Ну вы все видели этих ребят, да? Почему ездим на ржавом хламе и летаем на самолётах моего года рождения, где наши танки «Оплот» и ударные беспилотные аппараты? Пока Сталин брал Берлин, мы тут тонем в грязи на полигонах и не можем в «мобильную армию».

Это потому что олигархи воруют, а элита наживается на войне, само собой — скажет добрая половина украинцев. Ну что же, сегодня мы проведём примитивный анализ, «колхозные» командно-штабные учения для гражданских, и выясним, что могло бы быть, не начни в 2014-2016 году мы поднимать с хранения гнильё и формировать десятки новых батальонов, а принялись играть в цифру, глубоко ушли в качество и западные стандарты обучения. Поехали — в конце концов, каждый из нас умнее этих генералов и миллиардеров! Почему бы и не устроить мозговой штурм, чтобы посрамить барыг. Для начала пройдёмся по раскладу на начало конфликта, чтобы не бродить в потёмках и не высасывать факты из пальца.

Прелюдия

Первое и главное: деньги — кровь войны. 3 млрд долларов на ВСУ, которые тратит Украина — цифра достаточно компромиссная. Теоретически можно больше. Ценой урезания субсидий, социальной помощи, отказа от попыток догнать пенсиями инфляцию. Можно. Я сам всегда считал, что 13-я зарплата, компенсация за неиспользованный отпуск и детские лагеря за профсоюзные деньги во время войны — это роскошь, на шанцы победы их! После взятия Луганска отдохнём и заживём.

Думаю, что Польшу с её 10 млрд долларов мы не догоним, но миллиардов 5 мертвых президентов собрать вполне сможем. Правда, мы должны держать в уме рост протестных настроений и давление на покупательную способность населения из-за урезания социальных обязательств. Пенсионеры и вовсе окажутся на грани выживания, но без пайковой системы и принудительных работ мы обойдёмся — мы ведь строим «мобильную армию» по западному лекалу, а не эти совковые орды на ржавых «копейках».

Второе. Серийного производства на 2014 год нет и не предвидится. Иракский контракт рожают в муках, тайский контракт просрочен, завода боеприпасов в стране нет (производятся предсерийные и выставочные партии миномётных мин и выстрелов к гранатомёту). Нет производства ПВО, нет производства самолётов, нет производства запчастей к большинству видов техники на вооружении, нет роторов и лопастей к вертолётам. Если ракеты к ПТУР или ТУР мы ещё могли производить по нескольку сотен в год, как 400 «Комбатов» по заказу в Грузию, то пусковые жёстко завязаны на Беларусь, и оптику и электронику к ним приходится месяцами локализировать в Украине.

Танк "Оплот" / Завод имени Малышева

Танк "Оплот" / Завод имени Малышева

Темп производства «Оплотов» мы хорошо помним — с ноября 2013 по май 2016 года сдано 20 машин. Павлоградский завод поднимали с колен за немалые деньги, ХБКМ «Морозова» ещё в 2014 году нуждался в 120 млн долларов на модернизацию, чтобы просто начать выпускать продукцию одновременно в Таиланд и на внутренний рынок — из 13 тысяч станков там 80% было изношено почти до металлолома. Цена на станки есть в открытом доступе, сколько стоит хорошая лазерная резка, а сколько ЧПУ — не ошибётесь с реальной суммой на модернизацию.

Это чтобы не питать иллюзий о нашей стартовой позиции. Можно было бы достроить «крейсер Украина», но не хватало политической воли. Мы не моделируем возможные потери территории от этого курса оборонного строительства, возможные социальные потрясения из-за давления на социальные выплаты и разрыв тайского контракта для экспорта украинского оружия. Не моделируем отток рабочей силы за границу и развал системы профессионального обучения рабочих в стране (вообще под вопросом, сможем ли мы нарастить производство) — пока сугубо только создание «мобильной армии» по заветам экспертов и людей, переживающих, что до сих пор нет «Оплотов», «Грома» и «Горлицы» с ударным оружием.

Ну и несколько различимых мировых тенденций в сфере обороны на сегодня (для общего развития и понимания картины). К середине Второй мировой Т-34 стоил 180 тысяч рублей, и колхозник Степан Алишкин мог отдать в фонд обороны 125 тысяч деревянных, подарить броню фронту и назвать боевую машину своим именем. Сегодня современный танк стоит от 2 до 4 млн долларов, и редкий колхозник долетит до середины Днепра. Если ещё не так давно ПТО расчет за час боя тратил два десятка патронов к противотанковому ружью размером в их месячную зарплату, то сегодня он стреляет ракетами по цене квартиры в Полтаве.

AC-130

AC-130

АС-130, «летающая батарея» из США, самолёт, который поджаривал российских боевиков в Сирии, в 1970ых стоил 130 млн долларов, а в конце 90-х уже под 200 млн штука, и это не предел. И дело не только в инфляции доллара, а в электронике, радарах, тепловизорах, телевизионном канале, РЭБ, СУО, навигаторах. Цена растёт, обслуживание техники растёт, сложность «начинки» растёт. И растёт ещё один момент, о котором почему-то вспоминают реже. Время на производственный цикл. Современный танк производится от 9 до 14 месяцев с ноля. Батарея ПВО может производиться до 18 месяцев. Это вполне официальные цифры — можно посмотреть планы модернизации танков «Леопард» в Германии, Турции или планы разворачивания и оснащения новых бригад в Норвегии. Быстрее не выходит — это не Вторая мировая с женщинами и детьми у станка.

Альтернативная история

Ну, что, ребята и девчата — настал тревожный 2014 год, но мы не стали сажать добровольцев на автобусы «Богдан» и создавать горные части, в которые пихали всё, что было в парках на ходу. Армия тащит тонкую красную линию на фронте, а мы борем проклятый совок в хвост и в гриву в тылу. Начнем, конечно, с полигонов и «мобильной армии западного типа». Не беда, что у нас дыры в ПВО, гнилые «Осы», некомплект техники и 2000 км границы. Есть проблемы актуальнее. На сегодня на знаменитую «Шри-Ланку» выделили 12 млн долларов, а воз и ныне там — то щебенка утонула, то подтапливает палатки, то не сдали казармы.

Значит, надо посадить всех тыловиков и строителей, а на стройку века выделить 20 млн долларов — пусть в две смены пашут, заливают бетоном площадки, копают дренаж, строят 11 казарм. Правда, полигонов у нас немало — и Десна, и знаменитый «Гондурас», и Ровно, и Яворов, и НВЦ для аэромобильных войск, потом ещё и ССО, и полигон РАО. А ещё нужно военные городки и ППД! Не в коровниках же и на молокозаводах жить нашим солдатам — чую, затянет это всё дело на 250 млн мёртвых президентов в первый год, а дальше больше. Но надо — не годится одной из самых многочисленных армий Европы месить грязь и ловить мышей в палатках, ведь в 2017 году нас за это потом пропесочат в социальных сетях. В принципе правильно, потому что, несмотря на отсутствие денег, так, чтобы тонули палатки — надо ещё постараться. Пресечём это дело в корне — бетон, плитку и душевые туда.

Во сколько обойдётся масштабирование подготовки персонала по западным лекалам, двухуровневые курсы инструкторов, система MILES для нескольких бригад, имитационные центры моделирования, адаптация «Field Manuals» под ВСУ, курсы английского языка (для более широкого использования школ НАТО с 2014 года), посчитать достаточно трудно. Десятки, если не сотни миллионов долларов под пакетное решение вопроса. Ведь сейчас по плану предполагается выпускать 500 подготовленных сержантов в год, а к 2020 году иметь аж 1800 человек подготовленного персонала. Оценили масштаб?

Мы же будем выпускать 1000 человек профи в год, не меньше. Плюс переход управлений бригад, батальонов и рот на структуру НАТО — связь, зашифрованные ноутбуки, мониторы, и курсы, курсы, курсы. Вся эта J-структура, МЕТТ-ТС и прочие шаманские заклинания родом с благословенного Запада сами с неба не падают. Я, конечно, не верю в экспонентный рост в случае роста бюджета — без кадров и долгой работы по серийности их разворуют, распилят, растратят неэффективно. Но тогда и статьи никакой не выйдет, у нас же будет соборная Украина, где рост расходов будет вызывать прямой рост жиров в масле — для наглядности.

Так вот — ХБКМ просил 120 млн долларов на модернизацию? Выделим 250. Нам ведь необходимо сдавать не 30 машин в 4 года, а хотя бы батальонный комплект в год: расширение производства, станки, обучение персонала, усиление кооперации. И да — в топку Таиланд, работаем на внутренний рынок. Проект «Гром» — оперативно-тактическая ракета украинской разработки, и нам нужен бригадный комплект до того как станет жарко. Я тоже не знаю как, но нужно уже на вчера, Саудовская Аравия выделила 40 млн долларов на разработку экспортного варианта, а пока мы видим то демонстрацию движков, то самоходную установку, даже до бросковых испытаний дело еще не дошло.

Придётся потратить на НИОКР и ускорение производства от 150 млн долларов. Вместе с разработками по проекту «Ольха», расконсервированием производства корвета и испытаниями ПКР, по моему, мы только что благополучно приговорили один из тех двух миллиардов, которые мы планировали на реформу армии. А ещё нужно три завода по производству боеприпасов — к стрелковому вооружению, включая специальные боеприпасы; ВОГ, одноразовые гранатометы, мины и 122-152-мм снаряды — по 40 млн долларов каждый.

Строиться они будут до двух лет, выходить на проектную мощность ещё месяца 3-5, так что всё это время, несмотря на инвестиции, мы должны будем покупать целевые боеприпасы, ВОГ и прочую номенклатуру у Восточной Европы. А кто обещал, что будет легко? Учтите ещё запасы на случай войны и расходы на учения, их теперь будет не 200 батальонных в год, но потребность частей на ротации никто не отменял.

Живём по-новому

Гнилое советское ПВО мы с колен не поднимаем! Тут поляки, недавно купившие шесть батарей у США, потратили на ЗРК «Patriot» внушительные 5 млрд. долларов. Это с обучением персонала и боекомплектом. Даже если Украине их продадут по политическим соображениям, а мы найдём средства в виде оборонных облигаций или займа, то две батареи прикроют Киев, две Одессу, две Харьков с его промышленностью — штаб АТО, войска и остальные будут крутиться, как хотят. А один пуск ракеты на перехват за 3 млн долларов дороже чем то, что может прилететь из России. Печальная математика. Но не «Буки» же ремонтировать по 4 ЗРК в год, как барыги, да?

САУ Krab

САУ Krab

САУ на повестке дня. Поляки потратили на свой «Краб» более 1,5 млрд долларов. Дважды они меняли корпус из-за трещин, экспериментировали с двигателями, приобретали шасси у корейцев за 350 млн долларов, долго и нудно возились с электроникой. Прототип был создан в 2001 году, партия заказана в 2008-м, сегодня на дворе 2018-й, а на вооружении стоят аж целых 24 самоходки. Можем не успеть к часу «Х», да и что мы будем делать на фронте в 430 км с 24 САУ? Остаётся оцифровывать советские самовары, ставить им новый движок, создавать АСУ и интегрировать в систему управления бригады. Батальонный комплект «Оплотов» в год — 75 млн долларов. Так же стоит заложить сюда деньги на поточный ремонт, поскольку придётся активно обучать экипажи, а учебных рот у нас в ближайшее время не будет – всё только на базе батальона.

Батальонный комплект на БТР-3\4 с командирскими и специальными машинами — до 40 млн долларов. К каждому комплекту нужны высокоточные боеприпасы — ПТУР и ТУР, тоже за круглую сумму. Миномётные мины с подрывом в воздухе, пусковые к ПТУР для пехоты и ракеты к технике, УАГ-40 в серии, крупнокалиберные пулемёты украинского производства, форма и амуниция, новая система питания с 2014 года — деньги тают как дым, но снимать с хранения «Максимы», прикручивать к танковым пулемётам спуск для стрельбы с коня стоя и использовать драную «британку» — это не для нас. Закупаем авиацию, какая западная армия без поддержки с воздуха – 50 млн долларов за штуку, Saab JAS 39 C/D «Gripen», многоцелевой самолёт. Пока 4 штуки в год, больше не хватит золотого запаса, если помнить о стоимости налёта и высокоточного вооружения — нам необходимо и обучение пилотов, и запас в случае обострения.

Мобильность и труд — всё перетрут

В общем, работа кипит. На дворе у нас 2017 год — я не знаю, как мы пережили 2015 без мобилизаций, моторизованных частей и БТС-4 с ЗУ-23\2, но стойкость украинского народа творит чудеса. А может, мы просто вовремя перевернули флаг? У нас нет 250 тысяч УБД, и 80 тысяч резервистов в год на сборах, упор мы делали на качество обучения контрактников — но у нас до 20 батальонов на новой и глубоко модернизированной технике, и три батальонных комплекта одних из самых современных танков в Восточной Европе. Возможно, есть ещё два комплекта модернизированных Т-64 БВ с тепловизорами, ДЗ «Нож» и цифровыми рациями — пришлось наступить на горло принципам, и таки немного поднять с колен совкового хлама, как поляки.

Также модернизация коснулась строевых частей, понесших тяжёлые потери в 2014-2015 годах. В этой реальности украинцы не пошли в сторону 100+ батальонов, а сосредоточились на боевых модулях, новых автомобилях, двигателях и стандартах НАТО. Каким-то чудом нам удалось поставить на вооружение ОТРК «Гром» (не спрашивайте меня как, чтобы я не высасывал из пальца чуши) и у нас 12 пусковых установок бригадного комплекта, плюс штатный запас ракет к ним — туда ухнуло как в пропасть 250 млн долларов.

ОТРК «Гром»

Само собой, нет никаких 11 артиллерийских бригад с Д-30 и Д-20, а только бригадные группы по штату и оцифрованные САУ с новыми двигателями, контрбатарейные РЛС и БПЛА. Кстати, десяток ударных БПЛА, несущих ракеты в строю (помогли с локализацией турки и американцы, по факту это сборка крупных узлов на украинский планер ) — послы на ТВ захлебываются о поддержке молодой демократии. Правда, это мы не коснулись РЭБ, не коснулись реформ тыла, унификации логистики, медицины, информационных протоколов — иначе горели бы наши расчёты на коленке синим пламенем.

День «Х»

Числа 3-4 мая 2017 года, как подсохла весенняя распутица, одна из артиллерийских дуэлей в районе Светлодарской дуги перерастает в мощную канонаду с обеих сторон. Через час грохочут сотни стволов по фасу Донецка, приморское направление тоже на связи — у них приходы и исходящие. Завертелось. Мы отгружаем по противнику «Ольху», которую Украина производит около года — весь возимый запас, и оперативный резерв, и НЗ. Все 4 пакета с каждой пусковой «Смерча» (а вы, кстати, видели цену одного пакета, скептики?) Корректируемые ракеты мешают с землей в кашу и батареи, работающие с подскока, и склады, и ремонтные части — мы серьёзно сбиваем противнику темп развёртывания. Естественно, прилетают «Смерчи» в ответ — по Краматорску, по штабам, по ППД на Востоке, чтобы жизнь не казалась медом. Один из БПЛА «Горлица» отработал по бывшей ОДА в Донецке — кажется, там отыскал свой Рейкьявик ручной клоун Захарченко и несколько чинов «республиканской милиции». Но, кроме заголовков в СМИ, ничего не происходит, потому что корпусами управляют штабные структуры РФ, а не актёры в опереточной форме.

БПЛА «Горлица»

БПЛА «Горлица»

Лысые Т-72 «Урал» и Т-64 горят на минах как на переезде в Углегорске, натыкаются на «Стугны» и гибнут в дуэлях с «Оплотами». Но в оперативно-тактическом плане боевики сейчас неожиданно гибче — натыкаясь на сопротивление, противник использует танковые части в боевых порядках, в то время как наши пять батальонов невозможно размазать по фронту в 450 км, и нам приходится оперировать из глубины на опасных направлениях.

Их танковые роты и батальоны банально многочисленнее, хотя хуже вооружены. К тому же беспрерывно работает военторг, перебрасывая новые машины с консервации из РФ и подготовленные экипажи. В конце концов, у врага около 400 машин против наших 200 (максимум) новых и модернизированных, а Донбасс достаточно специфический ТВД для бронетанковой техники (с обилием застройки, терриконов, высоток, плюс тяжёлая минная обстановка). Танки эффективны на востоке как поддержка, как «консервный нож», вскрывающий оборону, а не как инструмент глубокой операции. К тому же нам необходим резерв в случае атаки на Харьков или попытки прорыва из Крыма — стиль Гудериана банально не выстрелит, не хватит БТТ. Ведь мы с вами решили идти в качество в 2014 году.

Момент истины

Накал артиллерийских ударов нарастает — обе стороны используют РСЗО для контрбатарейной борьбы, высыпая в застройку пакеты металла, не обращая внимания на жертвы среди мирного населения и озабоченность Европы. Передовые ВОП и РОП ВСУ просят поддержки, но наши танки по 2,5 млн долларов за штуку и до сотни модернизированных оцифрованных САУ постепенно выходят из строя — подрываются на минах, получают боевые повреждения, ломаются по техническим причинам, вырабатывают ресурс за недели беспрерывных боёв.

Украинская авиация в воздухе и работает корректируемыми бомбами и ракетами на кабрировании из-за линии боевого соприкосновения. Хотя несколько бортов из 12 закупленных и десятка из оставшихся в строю советских машин уже потеряно от работы ПВО РФ, вылетов для всех запросов не хватает. Да и боекомплект — вещь конечная, приходится беречь самолёты в случае ввода в игру птичек с севера.

Наступает пора «Грома», и тут мы чётко ощущаем один неприятный момент: ОТРК — это просто такая очень точная и корректируемая 500-килограммовая бомба. Но украинскому генштабу приходится играть в игру «поставь на колени прокси 140-миллионной страны, используя четыре десятка точных и мощных бомб». Да, россиянам в ЛДНР прилетает по штабам, прилетает по складам РАО и ГСМ, попадает по бригадным складам и автомобильным батальонам — темп операции серьёзно падает. Но вы помните случай, когда даже самое точное попадание сотни бомб могло повлиять на стратегический и оперативный уровень войны?

Зато есть один неприятный нюанс. Следующий батальонный комплект танков запланирован на сентябрь (банально не выходит сделать быстрее танк с циклом от девяти месяцев), САУ всё ещё не вышли за пределы пробной партии, новые ракеты к «Грому» будут готовы к зиме. Это ещё хорошо, что пока авиация противника не наносит удары по тактическому тылу ВСУ и не летают их ОТРК, а то есть мнение, что боекомплекта к восьми батареям «Патриотов» может не хватить. Зато у нас скоро будет выпуск 800 профессионалов сержантов, стоит в Одессе под прикрытием ПВО корвет на ходовых испытаниях и на всех полигонах тепло, чисто и аккуратная плитка.

На тех участках, где противник вклинился, вводятся в дело части НГУ и территориальной обороны — в нашей реальности мы не снимали с хранения Д-20 для оперативных бригад, они сражаются налегке под прикрытием миномётных батарей и двух десятков модернизированных полковых 122-мм «Гвоздик», правда, массово применяя ПТУР украинской разработки и поставки из США. Через границу набегают малые группы СПН, минируют рокадные дороги, кошмарят заставы обстрелами. Тащим, теряя людей и технику, упираемся в застройке, контратакуем.

30-тысячная группировка боевиков в составе 7-8 бригад стачивается, как стачиваются и наши три десятка батальонов. Тяжёлые потери стороны несут в автомобилях от работы РСЗО, теряют людей на минах и от дружественного огня. Россияне оказывают гибридам поддержку «Орланами» и спутниковой съёмкой, США также предоставляют вылеты стратегических БПЛА и картинку. Но мы не поднимали сотню ржавых «Ос» и «Стрел-10» из травы, а приобретали в Польше «Гром» и разрабатывали родной ЗРК.

Правда, что-то не успели насытить ими боевые порядки, так что надёжно перекрыть небо от беспилотных аппаратов не выходит — обе стороны работают в полный рост. Поэтому тактический тыл страдает от прилётов — украинские САУ неплохо избегают ответного огня, но они не способны подавить под четыре сотни единиц ствольной артиллерии. Как эффективно использовать пять-шесть потрёпанных танковых батальонов на фронте в 420 км, плюс Крым и плюс Харьков — для нас загадка, в то время как россияне точечно вводят в дело регулярные части в ключевых точках, как они это делали с 2014 года. Несколько посёлков городского типа, посадок и высоток переходит из рук в руки, Европа принимает фиолетовый уровень озабоченности и вводит санкции против собаки Путина, ГРУ и дочки Сбербанка.

И снова здравствуйте

Скрепя сердце политики подписывают указ о мобилизации-2017 — тремя волнами по 80 тысяч человек. Технику для них снимают с хранения, в ход идут гнилые «Фаготы», «Д- 20», «Рапиры», Т-64 из травы и «Максимы». Вы стоите у той же Горловки, обмениваясь пакетами с россиянами и ковыряя застройку. На улицах Украины демонстрации реально обнищавших людей, которые три года платили 10% военного сбора, слушали сказки экспертов о мобильной армии и не получали субсидий в надежде на скорое окончание войны — у них в руках плакаты «Масло вместо пушек», а из каждой розетки несутся истории про олигархов и половинку вареника.

Семен Валерьевич Парасюк зовет людей под правительственный квартал и просит трусы подходящего размера. На ток-шоу оппозиция откровенно глумится — зачем украинцы платили военный сбор и нарастили вдвое оборонный бюджет, если мы опять наблюдаем Донецк в бинокль и когда посадят, наконец, НГШ? В выборы прозападные партии входят с рейтингом в 10%, Украина, РФ и коллаборационисты теряют несколько сотен жизней, в «республиках» 5000 рублей становится роскошной зарплатой.

Может, ВСУ даже освободили несколько посёлков, но позиционная фаза не за горами — чтобы снова наполнить наши три батальона танками, закупить самолётов взамен сбитых понадобится не один месяц, САУ в серии упорно не наблюдается, а следующий комплект ОТРК будет готов нескоро, потому что средства, в первую очередь, нужны на заполнение штата отмобилизованных моторизованных бригад. Оркестр, туш, занавес — Минску снова нет альтернативы и надо ещё немного потерпеть. Лет 10, не больше.

Назад в будущее

В общем, такие дела, ребята и девчата. И это я ещё подыгрывал Украине: не работала авиация РФ и массово не применялась регулярная армия — просто обострение как зимой 2015 года, которое купировалось военными и дипломатическими инструментами. Воевать, оказывается, трудно. Турция, которая тратит на оборону 40 млрд долларов, использует на передовой танки 70-х годов, Сирия за 7 лет войны дошла до Т-55 и бочек наказания с рампы гражданских вертолётов, Россия массово применяла в войне против Грузии «бардаки» и «копейки», Польша готовит до 80 тысяч бойцов территориальных бригад с пехотным оружием для защиты 35 млн страны от угрозы с Востока. Формула работает как часы — каждое новое поколение вооружений требует больше финансирования, больше средств на обслуживание, и большего напряжения экономики для текущего ремонта и создания мобилизационных запасов.

Поэтому всё вертится вокруг того, чтобы построить связный и сплошной боевой порядок под зонтиком из ПВО — неважно, на пикапах или БМП (на что хватит бюджета). Украине на 2000 км границы необходимо больше сотни батальонов, копить современные танки поштучно и поднимать с хранения до 20 танковых батальонов, использовать под 1100 орудий и РСЗО середины прошлого века за тремя линиями ОП и оборудованной границей. Это ключевая задача нашего поколения.

Только после решения самых насущных вопросов — с модернизацией ПВО, с мобилизационными запасами для армии, со связью и пехотным вооружением для территориальных частей, с моторизацией начнётся движение в качество. Не раньше. Любой другой сценарий — это бессмысленная нагрузка на экономику, угроза социального взрыва и бесполезные жертвы за бесполезные терриконы и посёлки в состоянии щебня. Сегодня мы производим ВОГ, начали производство 122-152-мм снарядов, 60-мм мины и миномёты, в количествах ПТУР и 120-мм миномёты, снайперские винтовки и БПЛА тактического звена. Стартовал выпуск редукторов к вертолётам, МРАП, РЛС в серии, на рубеже создания ПКР и ОТРК, работаем по замене стволов крупного калибра и внедряем АСУ в ПВО.

Это и есть цена нашему стоянию на реке Угре с ржавыми «копейками» и «шишигами» — мы наращиваем оборонный потенциал, инфраструктуру и военные запасы без давления на социалку. Каждый сторонник альтернативного пути или «мобильной армии» должен чётко и ясно обрисовать картину — чем и за какие деньги он собирается воевать на том пространстве, где совсем недавно действовали два Украинских фронта с 700 тысяч человек персонала. У кого они заберут эти деньги, как потратят, что за них сформируют, сколько будет стоить та или иная опция, как быстро закончатся припасы и техника.

Можете спросить об этом у полковника Анатолия, можете спросить у «западных экспертов», можете у адептов «Оплотов» и фрегатов — они не ответят. Будут отчаянно жестикулировать и рассказывать сказки и байки про совок с мобильностью. Но прямо не ответят. Потому что стратегические советники НАТО в ГШ, более 50 офицеров Альянса как советники на всех уровнях в ВСУ, трасты и фонды сигнализируют нам об одном — одобрен именно текущий план. 100 батальонов, 20 территориальных и 11 артиллерийских бригад, с постепенным переходом на западную структуру управления и логистики (с чайной ложкой новой техники в год). Да, у нас полно проблем с финансированием, прямыми руками и снабжением, но «копейки», «бардаки» и Д-20 на четвёртом году конфликта — это в нашей ситуации не баг, это фича. Это и есть план по сдерживанию агрессора, и на сегодня он работает. Как бы ни пекло от него у политических конкурентов, экспертов и обывателей.

Автор: Кирилл Данильченко ака Ронин, ПиМ

 

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...