влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

Что скрывает секретный бункер Горбачева в белорусских лесах

Что скрывает секретный бункер Горбачева в белорусских лесах

Голосование

Какая судьба ждет Саакашвили в Украине?

Его депортируют в Грузию
Ему вернут гражданство
Ничего ему не будет, дело замнут - Тимошенко снова посадят
Его выдворят из Украины через 90 дней

Реклама

...
Печать

Эксперт по вопросам права: что европейцам хорошо, для Украины — …?

26.09.2017 08:52

Среди многих новелл в проектах процессуальных кодексов законодателем заимствована и заграничная практика, которая предусматривает привлечение к судебному процессу эксперта по вопросам права. Но нужен ли он украинским судьям и сторонам процесса на самом деле? Ведь даже при изучении законопроекта к таким «экспертам» возникает много вопросов.

Одним из шагов судебной реформы является внесение изменений в процессуальное законодательство. Советом по вопросам судебной реформы была разработана новая редакция ГПК, ХПК и КАС Украины. Сейчас все рассчитывают, что в ближайшее время Верховная Рада все-таки проголосует за указанные изменения, ведь они являются очень важными и касаются всех без исключения граждан страны. В проектах кодексов есть немало новелл: изменения предусматривают расширение способов судебной защиты, введение института урегулирования спора при участии судьи, новые подходы к видам производства, новые правила обеспечения исков и многие другое.

В то же время, во всех трех процессуальных кодексах вводится такое понятие, как «эксперт по вопросам права». В соответствии с предложенными нормами, участники судебного заседания имеют право подать вывод эксперта в случае:

1) применения аналогии права или аналогии закона;

2) выяснения содержания норм иностранного права согласно их официальному или общепринятому толкованию, практике применения, доктрине в соответствующем иностранном государстве.

В проекте отмечено, что экспертом может быть лицо, которое имеет научную степень и является признанным специалистом в области права. Решение о его допуске к участию в деле и приобщении его вывода к материалам дела принимается судом. Однако резолюция такого эксперта не является доказательством и обязательной для суда, а имеет лишь вспомогательный (консультативный) характер.

Практика привлечения экспертов в отрасли права очень распространена за рубежом, особенно в странах Европы. Очевидно, именно зарубежный опыт побудил отечественного законодателя ввести такие новшества и в нашей стране. Но все ли перемены к лучшему?

На первый взгляд идея кажется неплохой. Тем более, что похожая процедура уже используется Конституционным Судом и Верховным Судом Украины, когда они обращаются к научным учреждениям или научно-консультативному совету о предоставлении выводов относительно проблемных вопросов применения норм права. Но при более глубоком анализе эффективность нововведения выглядит очень сомнительной. Судья должен иметь достаточный уровень квалификации, чтобы осуществлять правосудие и применять нормы права самостоятельно, без посторонней помощи. В ином случае возникает вопрос относительно его профессионализма.

Непонятны и требования к личности эксперта. В законопроекте отмечено, что он должен иметь научную степень и быть признанным специалистом в области права. В то же время, законодатель не уточняет, в какой именно сфере должно быть ученое звание. Да и кто такой «признанный специалист в области права»? Кем он должен быть признан и каковы критерии оценки его профессиональности и осведомленности?

Эти вопросы уже затрагивались народными избранниками. Как отмечает депутат Верховной Рады Руслан Сидорович, его коллега Сергей Власенко пытался внести правки в законопроект и изъять соответствующую норму из процессуальных кодексов, однако эта правка не была поддержана сессионным залом.

Выходит, что прогнозы работы европейского механизма привлечения эксперта по вопросам права достаточно неутешительные. Заинтересованная сторона будет пытаться привлекать к судебному процессу признанных ею же экспертов и подавать соответствующие ходатайства, а судья должен будет решать вопрос относительно удовлетворения таких ходатайств, что требует определенных временных затрат. Кроме того, нет никаких гарантий, что вывод эксперта будет мотивированным, профессиональным и неангажированным, и служитель Фемиды сможет ссылаться на него при принятии решения. Более того, ответственность эксперта в отрасли права за предоставление заведомо незаконного вывода законопроектом не предусмотрена. В итоге «упрощение и усовершенствование процесса» на практике может значительно его усложнить и даже привести к затягиванию.


КОММЕНТАРИИ:

Руслан Сидорович, член Комитета ВР по вопросам правовой политики и правосудия, член Совета по вопросам судебной реформы

– Как известно, при Верховном Суде Украины есть научно-консультативный совет, который помогает судьям находить правильную трактовку доктрин права и их применения. В попытке внедрить такое понятие, как «эксперт в отрасли права», в судебный процесс я вижу попытку как бы экстраполировать эту институцию на суды низших инстанций. Однако считаю такую попытку большой ошибкой, ведь в результате такого нововведения мы можем прийти к определенным негативным последствиям.

Хочу отметить, что когда мы говорим об эксперте в отрасли права, мы не имеем в виду эксперта в понимании судебной экспертизы. Следовательно, и статус его вывода будет в корне другой. В то же время, не стоит забывать о норме, которая продублирована во всех процессуальных кодексах — что никакие доказательства (а любая экспертиза является одним из доказательств) не имеют заранее установленной для суда силы, а имеют лишь консультативный характер и не являются обязательными для применения.

Очевидно, при попытке экстраполяции данного института субъект законодательной инициативы не проанализировал, в чем заключается отличие задач суда первой, второй инстанции и Верховного Суда. Если мы возьмем Закон «О судоустройстве и статусе судей», в котором верно описаны задания ВС, то поймем, что его основная задача заключается в обеспечении единства применения норм права. Более того, когда мы лишили Конституционный Суд права трактовать закон и толковать его нормы и наделили этими полномочиями Верховный Суд, мы сделали действительно важный шаг, в результате которого сама судебная власть трактует, как именно стоит понимать те или иные нормы права, принятые парламентом или на уровне подзаконных актов.

В то же время, трактовка норм права никак не является функцией суда первой или второй инстанции. Применяя соответствующие нормы, они должны руководствоваться толкованием, которое дал Верховный Суд. А в таком случае так называемая научно-консультативная помощь является абсолютно бессмысленной.

Так какую же функцию эксперт в отрасли права будет выполнять для судьи первой или второй инстанции? Рассказывать, какой есть закон? Но профессиональный судья сам должен знать, какими нормами права руководствоваться для вынесения решения по определенному делу. Если он не знает закон, не читает решения Верховного Суда и не умеет правильно применять нормативную базу, возникает вопрос о его профессиональности, и очевидно, что его нужно лишить статуса. Соответственно, введение этой институции носит ошибочный характер, потому что не отвечает задачам, которые ставятся перед судами первой и второй инстанций.

Кроме того, возникают вопросы относительно требований к лицу, которое может быть экспертом. Согласно содержанию проектов кодексов, это должно быть лицо, которое имеет научную степень и является признанным специалистом в области права. Но хочу напомнить, что сейчас лица, имеющие дипломы магистра права, уже имеют первую научную степень. Значит, мы говорим не только о кандидатах или докторах наук — отвечать первому требованию к эксперту может каждый, кто закончил юридический факультет и имеет степень даже магистра, и это полный абсурд.

Относительно понятия «признанный специалист». Такая дефиниция попала в процессуальные кодексы, когда уже нашла свое отражение в законах «О Высшем совете правосудия», «О Конституционном Суде», «О судоустройстве и статусе судей» и ряде других нормативно-правовых актов, потому мы можем говорить об определенном постоянстве традиций. Но мы не имеем практического применения такого понятия, «как признанный специалист», и если экстраполируем его на практику, то получим судью первой или второй инстанции, который будет пробовать выполнять несвойственные ему функции по толкованию норм права с привлечением не до конца понятных лиц с размытой дефиницией «признанный специалист в отрасли права». Следовательно, возникает вопрос, кем именно должен быть признан такой специалист и по какому критерию его будут отбирать на такие «должности»?

Применение таких норм на практике, по меньшей мере, будет вызывать трудности, ведь каждая из сторон будет вести своего «эксперта в отрасли права», и выводы таких экспертов будут абсолютно противоположными. В конечном итоге судья должен будет выполнять свойственную ему функцию и применять те нормы права, которые действуют на сегодняшний день, и ориентироваться на позицию Верховного Суда.

Андрей Жук, судья Тернопольского окружного административного суда

– Считаю, что введение института «эксперта по вопросам права» на данном этапе развития правовой системы Украины нецелесообразно и преждевременно. Проектом закона №6232, в частности, в части касательно новой редакции Кодекса административного судопроизводства Украины предлагается, что такой эксперт будет предоставлять выводы по вопросам применения аналогии права или аналогии закона и содержания норм иностранного права. Однако такие положения не согласуются с другими законодательными актами, поскольку применение аналогии права или закона принадлежит к компетенции именно суда.

Учитывая нечеткость украинского законодательства и постоянную его трансформацию, в нашем государстве «среди двух юристов по одному и тому же вопросу существует три мнения». Поэтому на данном этапе использование института «эксперта по вопросам права» может привести к злоупотреблениям со стороны недобросовестных сторон, когда каждый будет ссылаться на выводы разных экспертов, которые могут не совпадать с заключениями суда по тому или иному вопросу. Такая ситуация не будет способствовать единству судебной практики и возобновлению доверия к судебной власти.

Введение такого института, по моему мнению, целесообразно в странах с прецедентной системой права для помощи суду в определении перечня прецедентов, которые могут быть применены к определенным правоотношениям, с обязательным предоставлением именно суду полномочий определить, который из предложенных прецедентов подлежит применению в том или ином случае. В случае же реформирования и трансформации правовой системы, которая наблюдается в нашем государстве, имплементация института «эксперта по вопросам права» принесет лишь еще большую неопределенность в судебной практике.

Возникают вопросы и к определению круга лиц, которые могут быть «экспертами по вопросам права». В тексте проекта указано, что таким экспертом может быть лицо, которое имеет научную степень и является признанным специалистом в отрасли права. Однако такая конструкция не дает возможности сделать однозначный вывод, кто именно будет определять, является ли человек признанным специалистом. Учитывая огромное количество «экспертов» по разным вопросам, которые постоянно появляются на экранах телевидения и страницах электронных и печатных СМИ, а также разные взгляды ученых на одни и те же правоотношения и толкование норм законодательства, считаю введение такого института нецелесообразным и спорным. Кроме того, следует отметить, что в соответствии с нормами Закона «О судоустройстве и статусе судей» в штат аппарата судов входят научные консультанты.

Автор: Ольга Прокопенко«Судебно-юридическая газета»

 

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...