влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

Что скрывает секретный бункер Горбачева в белорусских лесах

Что скрывает секретный бункер Горбачева в белорусских лесах

Голосование

Какая судьба ждет Саакашвили в Украине?

Его депортируют в Грузию
Ему вернут гражданство
Ничего ему не будет, дело замнут - Тимошенко снова посадят
Его выдворят из Украины через 90 дней

Реклама

...
Печать

Чехия: что такое настоящая люстрация

14.01.2014 08:58

«Охота на ведьм» или «Новый Нюрнберг» - так называли многие общественные деятели в Чехословакии (Чехии и Словакии) меры, предпринятые после принятия Закона 1991 года о декоммунизации, согласно которому бывшая коммунистическая номенклатура, сотрудники государственной безопасности и коллаборационисты увольнялись или понижались в должности. Президент Гавел вынужден был подписать этот Закон, предложив парламенту внести в него изменения.

Эта история из начал а 2000-х. Моя компания занималась бизнес — консалтингом и исследованиями рынка. Мы очень плотно работали с чехами и нас там хорошо знали. В один прекрасный день к нам обратились двое бизнесменов из ЧР с просьбой проконсультировать о рынке Украины.

Они приехали на новой Хонде, джипе-новинке японского автопрома, пригласили нас в ресторан обсудить все вопросы. Первое , что насторожило меня и моего компаньона — люди были одеты по-деловому, но не так, как мы привыкли видеть чехов. Дорогие итальянские костюмы явно не вписывались в привычную для нас простую деловую «униформу» чешских бизнесменов.

Второе. Нас повезли в роскошный киевский ресторан и оплатили счет, — речи о 50/50 быть не могло.

Нам с моим партнером было всего-то чуть за 20 лет, но мы почувствовали «что-то не то».

Запросы от новых клиентов были для нас простыми и по-сути, стандартными: условия регистрации, исследования рынка, поиск партнеров, и схемы «минимизации налогов». Но что-то в них было не так...

В тот же день, вечером, у нас была встреча с нашими друзьями, чешскими бизнесменами, которые уже по несколько лет работали в Украине. Мы поделились своими сомнениями о новых заказчик ах . В ответ нам открыли сайт.

Одним из первых решений Вацлава Гавела, было опубликование на этом сайте данных о всех штатных сотрудниках STB (Гос.Безопасности ЧССР) и всех стукачей. Пробить можно по имени и фамилии, индивидуальному номеру (аналогу нашего ИНН), и еще многим параметрам.

Система спецслужб Чехословакии до 1993 года:

Sbor Narodni Bezpecnosti -SNB- (Служба Национальной безопасности)

Verejna Bezpecnost -VB- (Служба Общественной безопасности)

Statni Bezpecnost -StB- (Служба Государственной безопасности)

Pohranicni Straz (Пограничная стража)

Protivzdusna Obrana (Управление охраны аэродромов)

Hlavni Sprava Rozvedky -HSR- (в составе Главного управления Генерального штаба)

Zpravodajska Sprava Generalniko Stab -ZSGS- (Управление разведки Генерального штаба)

Министерство внутренних дел контролирует все вооруженные силы безопасности в стране, исключая армию и части охраны тюрем.

Наши новые заказчики оказались сотрудниками STB. Один из них, согласно базе Цибулки, «стучал» еще со студенческих лет, его агентурное имя было «Химик». Второй был его шефом.

Офицеры SNB, 1948 г. Фото Finanzni Straz

Эти люди в Чехии не имели никаких перспектив. Люстрация в этой стране была жесткой. Они стали изгоями и в бизнес-сообществе чешских бизнесменов в Украине, а мы, по понятным причинам, не стали их консультировать.

Я знаю, что процесс люстрации в странах бывшего варшавского договора был очень жестким. Люди, засвеченные в насилии против своего народа, стали изгоями.

Сейчас публикуют много статей и списков. Но вопрос остается открытым: готовы ли украинцы выполнить ТАКУЮ люстрацию, и понимают ли это нынешние сотрудники спецслужб?

Как пример, посмотрите сайт. Там есть и ФИО, и должность, и кличка/позывной, и дата сотрудничества, и еще много интересного... В Чехии эти люди навсегда потеряли возможность трудоустройства на управленческие должности.

Автор: Андрей Аммосов, журналист ЛИГА-Блоги


Особенности люстрации в Чехии

«Охота на ведьм» или «Новый Нюрнберг» — так называли многие общественные деятели в Чехословакии (Чехии и Словакии) меры, предпринятые после принятия Закона 1991 года о декоммунизации, согласно которому бывшая коммунистическая номенклатура, сотрудники государственной безопасности и коллаборационисты увольнялись или понижались в должности. Президент Гавел вынужден был подписать этот Закон, предложив парламенту внести в него изменения.

Список лиц, сотрудничавших с коммунистическим режимом в 1948-1989 гг., включал 140 000 имен. Этих людей в течение 5 лет надлежало подвергнуть проверке. Лицам, принимавшим участие в подавлении прав и свобод (кадровым сотрудникам и агентам спецслужб, функционерам Компартии, политически руководившим госбезопасностью), на 5 лет запрещалось занимать ответственные посты в госорганах.

В Законе устанавливались следующие основные правила ритуалов политического очищения:

  1. запрещалось занимать любые важные государственные должности бывшим партийным функционерам, состоявшим в годы правления коммунистического режима на должностях выше определенного уровня, офицерам определенного ранга и всем работникам и добровольным помощникам служб безопасности;
  2. подлежали чисткам лишь те лица, которые могли быть обоснованно обвинены в нарушении прав человека. Правительство было обязано представить доказательства их вины, а обвиняемые получали определенные процедурные гарантии, включая право на апелляцию;
  3. подвергались процедуре люстрации все государственные служащие, занимающие определенные государственные должности или претендующие на эти посты.

Имена этих людей заносились в списки, направляемые в специальную комиссию Министерства внутренних дел. Комиссия в двухмесячный срок проверяла их по картотеке расписок о сотрудничестве в органах государственной безопасности Чехословакии.

По окончании расследования людям выдавались особые справки, удостоверявшие, что их обладатели «СТБ-положительны» или «СТБ-отрицательны» (СТБ — наименование службы безопасности Чехословакии). Владельцы отрицательных справок сохраняли свои должности. Если кто получал положительное заключение, ему следовало немедленно уволиться со службы. Применение Закона в отношении засекреченных внештатных сотрудников СТБ — тайных осведомителей — осложнялось отсутствием достоверной информации о сотрудничестве.

Кампания люстрации возбудила беспокойство ряда международных организаций (Международной организации труда в Женеве, Нью-Йоркской Хельсинкской группы). Они осуждали сомнительную достоверность картотеки СТБ, невозможность на ее основе разделить людей по группам виновности, ненадежность процедур юридической помощи жертвам люстрации (включая слишком узкое право на апелляцию и не проведенное в жизнь требование к правительству брать на себя доказательство обвинений), вероятность выхода этой кампании за рамки одних лишь высших гражданских и военных должностей.

В связи с резолюцией МОТ об отмене или изменении Закона о декоммунизации, поскольку он дискриминирует людей на основании их политических взглядов и исходит из концепции коллективной вины, 99 членов парламента проголосовали в 1993 году за то, чтобы направить этот Закон в Конституционный суд.

Стремление провести «моральную дезинфекцию» сотрудничавших с тоталитарным режимом лиц породило люстрационую лихорадку. Журналисты стали пользоваться архивом СТБ как библиотечным абонементом. / Виктория Бойцова, Любовь Бойцова «Люстрация в Центральной и Восточной Европе» /

В 2002 году в Интернете появился полный список сотрудников StB, насчитывавший 75 тысяч фамилий. С 4 октября 2005 года архивы StB открыты для всех желающих. По данным властей Чехии, в открытые хранилища поступают документы за период 1968-1989 гг. Как отмечается, большая часть материалов касается деятельности чешских спецслужб против политических эмигрантов. При этом часть бумаг не будет раскрыта «по этическим соображениям».

Последний руководитель чехословацкой контрразведки — Алоиз Лоренц (шеф второго управления СНБ)

Лоренц в свое время был человеком влиятельным и неординарным, считался «своим» и среди верхушки КПЧ, и в Кремле, и, естественно, на Лубянке. Даже бывшие диссиденты признают, что он был одним из талантливейших людей в социалистической Чехословакии. Лоренц закончил два серьезных вуза, изобрел множество хитрых технических поделок, включая шифровальные системы для армий стран — членов ОВД. Он начитан и эрудирован. «Это супермозг», — так отозвался о бывшем шефе ГБ первый главный военный прокурор уже постсоциалистической Чехословакии Мирослав Кржиженецкий.

Именно при Лоренце был запущен механизм превентивных арестов недругов тогдашнего режима, что сейчас ему главным образом и вменяется в вину. Во второй половине 80-х годов, в расцвет горбачевской перестройки, когда руководство большинства соцстран металось в поисках новых методов поведения, а то и просто выживания, уже «немодно» было устраивать громкие процессы над диссидентами и отправлять их на длительные сроки в кутузку.

Поэтому местные гэбэшники наловчились как бы «временно изымать» их из общественной жизни. Их препровождали за решетку без суда и следствия, всего на пару дней. Так ГБ поступала накануне, например, Дня прав человека. То же самое повторялось в канун визитов высоких гостей с Запада.

Накануне «бархатной революции», т.е. в ноябре 1989 года, возглавляемые Лоренцом органы госбезопасности провели операцию, ныне тоже инкриминируемую их шефу. В прямом смысле слова были пущены на ветер десятки тонн секретных материалов весьма взрывоопасных дел очень многих деятелей, причем не только чешских и словацких. Бумаги сжигались чаще всего в полях под Прагой, поскольку предназначенные для этого спецпечи просто не могли переварить такие объемы. Особо важные материалы в спешном порядке переснимались на микропленки. Здесь предполагается, что ныне они хранятся в архивах СВР в Ясенево.

Впервые за Алоиза Лоренца попытались взяться еще в начале 90-х годов. Свыше трехсот свидетелей дали тогда показания о преступных деяниях бывших гэбэшников. Более 20 тысяч страниц составили тома уголовного дела Лоренца. Но... наступил январь 1993-го, Чехия и Словакия стали самостоятельными государствами. Словак Лоренц поспешил принять гражданство Словакии и вскоре перебрался туда на постоянное жительство.

Вслед за ним и все собранные военным судом в чешском городе Таборе материалы перекочевали «на реализацию» в Братиславу. Ну, а там «дело Лоренца» стало удивительным образом «распадаться». Через какое-то время в столице Словакии было объявлено о полном прекращении следствия. Общественность даже не проинформировали о мотивах этого решения, но они все-таки вышли на поверхность. Знающие люди рассказали о том, как без лишней огласки, но достаточно регулярно бывший главный гэбэшник федерации стал являться в Дом правительства Словакии, прямиком в кабинет премьера Владимира Мечьяра. 

Источник: agentura.ru

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...