влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

Ездит ли немецкая полиция на Porsche?

Ездит ли немецкая полиция на Porsche?

Голосование

Ваше отношение к новой полиции:

Стало значительно лучше
Стало лучше, но незначительно
Ничего не изменилось кроме формы и названия
Стало еще хуже
...
Загрузка...
Печать

Почему МВД не хочет предоставлять доступ общественности для мониторинга

26.04.2018 09:26

В Украине нет точной статистики, которая бы отображала реальный масштаб истязаний в подразделениях МВД. Европейский суд по правам человека выносил сотни решений, которые подтверждают, что в нашей стране нет эффективной системы расследования истязаний. В 2017 году за медицинской помощью из-за травм, нанесенных сотрудниками полиции, обратились 2386 человек.

 План действий принятой Президентом Нацстратегии по правам человека предусматривает «разработку и принятие нормативно правового акта, который должен утвердить механизм общественного контроля местными общинами за деятельностью подразделений МВД».

Сейчас Министерство юстиции вносит изменения в план действий Нацстратегии, чтобы подстроить его к современным вызовам и повысить уровень выполнения мероприятия со стороны министерств и ведомств. Однако МВД, пользуясь окном возможностей, пытается удалить это мероприятие из плана действий.

СТАТИСТИКА ИСТЯЗАНИЙ

В Украине нет точной статистики, которая бы отображала реальный масштаб истязаний в подразделениях МВД. Европейский суд по правам человека выносил сотни решений, которые подтверждают, что в нашей стране нет эффективной системы расследования истязаний.

В 2017 году за медицинской помощью из-за травм, нанесенных сотрудниками полиции, обратились 2386 человек. Такие данные приводит Экспертный центр по правам человека в своем исследовании «Неподобающее поведение в деятельности Нацполиции Украины: проявления, распространенность, причины».

Медики фиксируют травмы головы (30,12% всех видов травм), тела и конечностей.

Специалисты в исследовании замечают, что с каждым годом число таких обращений увеличивается.

По словам советника по правовой реформе Консультативной миссии Европейского Союза Вадима ЧОВГАНА, подобный механизм разработан для пенитенциарных заведений. Визиты в такие заведения народных депутатов, журналистов и представителей общественных организаций, по его оценкам, снизили количество избиений. Потому что сотрудники системы теперь знают, если будут истязать осужденных — это будет известно общественности и обязательно приведет к проверкам. По его убеждению, подобный способ может уменьшить уровень истязаний и неподобающего поведения в подразделениях МВД.   

Когда же участники рабочей группы со стороны общественности обосновывали целесообразность мероприятия, градус дискуссии постепенно повышался:

— Вы согласовали настоящий документ с механизмом для пенитенциарщиков с государственными органами? Вы его еще с СБУ попробуйте согласовать, — чуть ли не кричит начальник Управления мониторинга соблюдения прав человека Наталия Бородич.

— Он давно уже согласован и зарегистрирован в парламенте под №7337, — реагирует Вадим Човган.

Правозащитник Сергей ПЕРНИКОЗА после оживленной полемики замечает, что видит цель мероприятий в мониторинге работы МВД.

КАРТА ЭКСПЕРТНОГО ЦЕНТРА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА, ИССЛЕДОВАНИЕ «НЕПОДОБАЮЩЕЕ ПОВЕДЕНИЕ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НАЦПОЛИЦИИ УКРАИНЫ: ПРОЯВЛЕНИЯ, РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ, ПРИЧИНЫ»

— Потому что когда представитель громады попадает в райотделение и видит, в каких кабинетах работает следователь или участковый, то у громады меняется ракурс понимания проблем и отношения к полиции. Этот механизм поможет МВД продемонстрировать, что вы — открыты, что вам нечего скрывать, что у вас такие вот проблемы. Тогда громада начинает проникаться проблемами полиции и начинает действовать философия community policing, — говорит эксперт Ассоциации украинских мониторов соблюдения прав человека в деятельности правоохранительных органов (УМСПЧ) Сергей ПЕРНИКОЗА.

Наталия Бородич указывает, что с визитами без предупреждения приезжают мониторинговые миссии ООН и Национальный превентивный механизм против истязаний и неподобающего поведения. А МВД помогать можно через созданные при ведомстве общественные советы, которые есть в каждом регионе Украины.

Кроме того, в МВД выражали опасение, что при таком механизме задержанные будут прибегать к злоупотреблениям, сообщая в государственные органы о пытках и неподобающем поведении, которых не было.

Сергей Перникоза объясняет, что НПМ теперь не очень эффективен в мониторинге мест несвободы МВД. Потому что общественных мониторов в нем — 150, тогда как всех мест несвободы в Украине — 4528. Он предложил МВД самостоятельно в своем приказе определиться с условиями для такого мониторинга.

— В пределах этого мероприятия Нацстратегии само МВД прописывает приказ. Вы в нем можете предусмотреть, каков порядок привлечения общественности: кто может быть привлечен, а кто — нет, в каких случаях вы запрещаете доступ к объектам МВД и что происходит, когда мониторы из местного самоуправления нарушают законодательство, — говорит Сергей Перникоза.

В МВД говорят, что не понимают, какая будет ответственность представителей местного самоуправления за разглашение служебной или тайной информации, которую они узнают во время визита.

— Вот Уполномоченный Верховной Рады по правам человека несет ответственность за поручение мониторам НПМ, которые она им выписывает, — говорит Наталия Бородич.

— Какую? — интересуется монитор НПМ Сергей Перникоза.

— В настоящий момент не могу сказать.

— Никакой.

— Представители органов местного самоуправления будут нести гражданско-правовую ответственность за разглашение персональных данных, уголовную — за разглашение следствия. Это уже предусмотрено законодательством, — вмешивается Вадим Човган.

Он добавляет, что общественные советы часто бывают полумертвыми. Зато такой механизм НПМ, с привлечением широкого круга субъектов, сработал для предотвращения неподобающего поведения.

«НЕ НАДО ПЛОДИТЬ КОНТРОЛЕРОВ»

Поэтому Вадим Човган выразил непонимание, почему МВД не хочет предоставлять доступ общественности, чтобы та посмотрела, например, комнату задержанных.

— Для чего? — спрашивает на повышенных тонах Наталия Бородич.

— Чтобы проверить, есть ли нарушение прав человека, пообщаться с человеком, — отвечает ей Вадим Човган.

— Какие есть полномочия для такой проверки? Вы не имеете права с ним общаться, потому что он — под процессом.

— Не всегда человек — под следствием. Он может быть под админарестом.

Представитель Консультативной миссии ЕС отметил, что сейчас такой пункт в плане действий существует и его нужно выполнять. По его убеждению, если МВД не хочет его выполнять, — это не означает, что мероприятие нужно ликвидировать.

— Мы можем относительно пунктов Нацстратегии обосновать, почему их нельзя выполнять. Будет это принято во внимание или нет — другой вопрос. Это — наша позиция! Выполнено ли мероприятие стратегии — пусть судит Кабинет Министров. Внесите изменения в свой закон об общественных объединениях с целью контроля за правоохранительными органами.

— Так это мероприятие предлагает это.

— Нет, в этом вопросе исполнитель не МВД, — отрицает Бородич. — Должна идти речь обо всех правоохранительных органах, а не только об органах системы МВД.

— В плане действий речь идет только о МВД.

— Это неверно. Если мы должны действовать на основании закона и привлекать общественность, то это должно быть прописано, как я вижу, в законе об общественных объединениях. Нужно там выписать статью контроля общественности за правоохранительными органами и выписать полномочия и какие именно общественные организации должны быть допущены.

— Тогда вы можете предлагать новое мероприятие в другом плане действий. А пока это такой, какой есть.

— Тогда мы будем Кабмину писать свою позицию.

— Пожалуйста... А вы же представляете Управление по правам человека? — продолжает спрашивать Вадим Човган Наталию Бородич.

— Да.

— То есть ваша главная работа — усиливать защиту прав человека во всей системе МВД?

— Да.

— Так почему вы выступаете против мероприятия Нацстратегии, которое достигает этой цели?

— Во-первых, вы мне сначала докажите, что это улучшение, а во-вторых, я — за объективность. Я выступаю за то, чтобы не плодить контролирующие органы и за то, чтобы существующие, независимые органы работали лучше.

Сергей Перникоза указывает на разное виденье, как общественность можно привлекать к мониторингу. Он предложил, чтобы она совместно с сотрудниками Управления по обеспечению прав человека посещала объекты МВД. Наталия Бородич на это заметила, что для этого нужны выписанные в законе основания. При этом она заявила, что сотрудники Управления не имеют права общаться с задержанными.

— Мы как сотрудники системы проводим мониторинговый визит по отдельной форме — изучаем документы. При этом мы не имеем права общаться с задержанным, как и общественность.

— Почему? — сразу вмешивается Вадим Човган.

— Законодательством не предусмотрено, — резко отвечает она.

— Так нужно это законом изменить.

— Пожалуйста, изменяйте у себя в законе об общественных объединениях относительно всех правоохранительных органов.

Вадим Човган напомнил, что план действий Нацстратегии был основанием для предоставления Украине безвизового режима. В этом процессе существовали позиции об улучшении доступа к местам несвободы. Ведь именно усложненный доступ привел к нарушениям прав человека. Он допустил, что для МВД было бы лучше попытаться определиться с механизмом. Однако он отметил, что консенсус не может строиться на удалении мероприятия из плана действий Нацстратегии.

На это Наталия Бородич выразила сожаление, что когда создавался план действий, Управления мониторинга соблюдения прав человека не существовало. Она также выразила сомнение, что именно это мероприятие предоставило Украине безвизовый режим.

Представитель Управления обеспечения прав человека Константин ТАРАСЕНКОпредложил общественности придумать разные виды механизмов общественного контроля. Он предложил обсудить, какие из них будут допустимы в роботе Нацполиции, а какие — нет.

— Если вы предлагаете какой-то механизм, должна быть четкая аргументация, — добавляет в след предложения Наталия Бородич. Те, которые есть, — не работают, потому что нет изменений. В соответствии с какими-то данными будет работать предложенный вами механизм или можно усилить существующие механизмы. А вопрос «почему бы нет?» — не аргумент.

— Это не так. Не обязательно, чтобы что-то улучшить, доказывать, что то, что есть, — плохое.

— Обязательно.

— Есть другой способ — указать на зарубежную практику, как это работает в других странах и почему это может функционировать в Украине.

Сергей Перникоза предложил в МВД все же встретиться с общественностью и обсудить варианты механизмов. По его словам, мероприятие в Нацстратегии — неконкретное. С этим не соглашается Вадим Чевган. Он еще раз отметил, что в мероприятии речь идет о местных громадах и о механизме общественного контроля за подразделениями МВД.

— Я думаю, мы друг друга поняли. Есть разные позиции. Одна позиция ссылается на действующее законодательство, которое не позволяет этот механизм. Другая позиция — существует успешный зарубежный опыт и его можно применять в Украине. Ведь именно поэтому существует вопрос ассоциации Украины с ЕС. Уполномоченный по внесению изменений в план действий Нацстратегии должен решить, которую из этих двух позиций учитывать, — подвел итог обсуждения Вадим Човган.

Автор: Николай МИРНЫЙ, журналист Центра информации о правах человека,  «День»

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу [email protected]

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...