влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

Монгольская тюрьма в ящике: как в этой стране наказывали за прелюбодеяния и бунты

Монгольская тюрьма в ящике: как в этой стране наказывали за прелюбодеяния и бунты

Голосование

Проводилась ли какая-либо проверка пожарной безопасности в том здании, где вы работаете?

да
нет
затрудняюсь ответить
...
Загрузка...
Печать

Министр обороны Украины — об итогах года для армии: «Мы должны рассчитывать на собственные силы»

25.12.2017 09:18

2017-й год был важным для нашей армии. Мужество и победа обновленного войска дали государству бесценный ресурс — время. Украинские защитники не только не отступили, но и ощутимо улучшили тактическое положение на линии столкновения. Цена такой непоколебимости невероятно высока — жизнь и здоровье многих воинов-патриотов.

 В это время отечественные Вооруженные силы учились, совершенствовали возможности, наполняли конкретным содержанием запланированные оборонной реформой стратегические шаги. Они значительно приблизились к образцу армии, построенной на фундаменте натовских стандартов и подходов. Конечно, были и проблемы, потери, что-то не удалось, но Украину не остановить — она поднялась, распрямилась. Ее уже никогда не придавит груз колониального прошлого. О том, каким выдался еще один год украинского войска, на какие перспективы следует надеяться в будущем, журналисты газеты «День» спросили у главы Министерства обороны генерала армии Украины Степана ПОЛТОРАКА.

«ВПЕРВЫЕ ЗА ВРЕМЯ НЕЗАВИСИМОСТИ ПРЕДОСТАВЛЕНО 3 МЛД ГРИВЕН В ГОД НА СТРОИТЕЛЬСТВО ЖИЛЬЯ ДЛЯ ВОЕННЫХ»

— Степан Тимофеевич, сначала поинтересуюсь перспективой. Скажите, пожалуйста, насколько оборонный бюджет 2018-го отличается от текущего? Как в нем поддержаны потребности ведомства?

— На 2017-й мы получили 69,2 миллиарда гривен, что составляет 2,43% ВВП. Израсходовали их следующим образом. 13,5 миллиардов — на закупку и модернизацию вооружения и военной техники, 43 миллиарда пошли на содержание персонала, 9,5 — это эксплуатационные расходы, а 2,9 миллиарда направилы на поддержку инфраструктуры. Почти 3 миллиарда из этой суммы перенесены на 2018-й. Наш минимальный запрос на следующий год составлял 141,2 миллиарда гривен. Фактически из госбюджета Минобороны получило 86 миллиарда, что составляет 2,58% ВВП. И даже этот финансовый ресурс дает возможность значительно увеличить — на 21% — объем закупки и модернизации вооружений и военной техники.

Выросли и расходы на развитие инфраструктуры и эксплуатационные расходы. Больше средств запланировано на содержание персонала, повышение живучести баз и арсеналов, строительство жилья и подготовку личного состава. Расходы на 2018 год планировали в соответствии с нашими возможностями. С учетом уже полученного бюджета, основные расходы распределили так, чтобы обеспечить выполнение Вооруженными силами боевых задач. Кстати, за времена независимости впервые выделено столько средств — 3 миллиарда гривен в год — на строительство жилья для военных. Конечно, мы нуждаемся в значительно большем ресурсе, но следует учитывать и возможности нашей экономики.

Основными приоритетами финансирования Министерства обороны на следующий год является оснастка войск современными образцами вооружения и военной техники, надлежащее тыловое обеспечение и повышение соцзащиты военнослужащих. Так, на 2018 год предусмотрено 300 миллионов гривен на закупку танков «Оплот».

 Подведем итоги 2017-го. С какими главными достижениями он войдет в историю нашего войска?

— Я выделил бы десять основных достижений года.

Прежде всего, это достижение высшего уровня социальных гарантий военнослужащих, в частности увеличение денежного довольствия. Особенно это почувствовал тот, кто находится на линии столкновения, сержанты и военнослужащие, выполняющие опасные задания. Правительством усовершенствован порядок начисления денежного довольствия, который не изменялся десятилетиями. Это позволит установить зависимость размеров окладов — должностного и по воинскому званию — от прожиточного минимума, будет гарантировать ежегодный рост размера денежного довольствия в зависимости от улучшения социальных стандартов в государстве. С начала года военнослужащим выделены 928 квартир, обеспечены жильем 433 участника АТО, продолжается строительство 91 жилого комплекса для размещения наших контрактников и работа на 430 объектах военной инфраструктуры.

Во-вторых, укомплектованность войска стала лучше. В этом году с Вооруженными силами заключили контракт 34 тысячи человек. Если учесть показатель прошлого года, то всего мы взяли на контракт более 100 тысяч человек, перейдя таким образом на контрактную армию. Напомню: 20 тысяч строковиков не принимают участия в АТО. Сформирован и оперативный резерв численностью 136 тысяч человек, большинство из которых зачислены в первую очередь резерва бригад и полков. На базе Черниговского областного военкомата завершен эксперимент по созданию территориального центра комплектования и социальной поддержки. Так мы отходим от несколько негативного восприятия обществом военкоматов. Практически осуществлены отдельные меры по реализации Закона Украины «О Едином государственном реестре военнообязанных». В частности, завершена работа по запуску автоматизированной системы упомянутого реестра.

В-третьих, удалось оптимизировать структуру и численность аппарата Минобороны. Более 40% подразделений Генштаба и других органов военного управления приведены к типичной структуре штабов НАТО, унифицирована структура воинских частей боевого состава. Ранее здесь было много проблем. Активно реформируется система управления государством в условиях чрезвычайного положения и особого периода. Разработаны принципы оборонного планирования на основе возможностей в Министерстве обороны и Вооруженных силах, утвержден каталог таких возможностей и рекомендации по их оцениванию. Фактически заложен фундамент следующих этапов оборонной реформы. Сейчас работаем над организацией высших академических курсов по вопросам оборонного планирования по стандартам НАТО и Школы оборонного менеджмента.

Четвертое важное достижение — это улучшение обеспечения Вооруженных сил вооружением и военной техникой. На протяжении года в войска поставлено 1,4 тысячи новейших и модернизированных ее образцов. Мы расширяем сотрудничество в военно-технической сфере с иностранными партнерами, прежде всего со США, Канадой, Польшей, Литвой. В частности, правительство Канады включило Украину в перечень стран, в которые разрешен экспорт стрелкового оружия и оборудования.

Следующая позиция успеха — высшее качество учений благодаря изменению их методов и форм. В этом году количество учений в составе бригад или полков выросло на 65%. Во время подготовки используется почти 670 стандартов НАТО на разных уровнях. Чтобы решить проблему взаимодействия между силовиками, в 2017-м проведено более 30 учений с коллегами из других силовых структур.

Пункт шестой — создание фундамента эффективной системы логистики и создание Главного управления логистики Вооруженных сил. 23 военных части перешли на новую систему питания, в следующем году на нее перейдут еще 80 частей. Седьмое достижение — улучшение медицинского обеспечения, а восьмое — успешное восстановление военной инфраструктуры: учебных центров, полигонов. Отмечу отдельно расширение сети военных вузов и изменение подходов к отбору и обучению будущих офицеров. И завершает этот перечень дальнейшее укрепление международной поддержки нашей оборонной реформы.

Считаю: задачи, которые мы ставили в Стратегическом оборонном бюллетене на 2017 год, выполнены на 90%. А трудности в основном касались законодательной базы. Например, до сих пор не принят закон о военной полиции, который очень нужен. На следующий год запланировано много работы. В частности, до конца 2018-го министром обороны должно быть гражданское лицо.

ФОТО РЕЙТЕР

«НАТО ПОМОЖЕТ, НО СЛЕДУЕТ УСИЛИТЬ ВОЗМОЖНОСТИ УКРАИНЫ»

— Кстати, о поддержке партнеров. Конгресс США предусмотрел предоставление в 2018 году 350 млн долларов помощи украинской армии. Как эти средства будут расходоваться?

— Сразу отмечу: эти деньги назначены на весь сектор безопасности и обороны. И поступят они в два этапа. Что касается первых 175 миллионов долларов, решение уже есть. Летом рассмотрят вопрос по второй половине суммы — по итогам оценки динамики оборонной реформы и согласования Конгресса. Мы обратились к коллегам из Минобороны США и указали, что нам требуется. Прежде всего, средства РЭБ, связи, беспилотники. Причем от американской стороны получаем не средства, а только определенную продукцию. А вот предоставление летального вооружения требует политического решения американского руководства.

Министр обороны США Джеймс Мэттис, председатель объединенного комитета начальников штабов генерал Джозеф Данфорд, поддерживая идею предоставления Украине вооружения, отмечают наличие политической воли Белого дома. Надеюсь, решение будет позитивным. С 2014-го Вооруженные силы Украины получили американской гуманитарной и материально-технической помощи на около 240 миллионов долларов. В частности, это станции контрбатарейной борьбы, средства связи, бронированные автомобили, медицинское оборудование, системы имитации боевых действий.

 Многих волнует вопрос, когда же наконец нам будут поставлять ПТРК «Джавелин»?

— В упомянутом списке есть и «Джавелин» как эффективное средство противотанковой борьбы. Все зависит от решения американской стороны. Но сейчас мы делаем ставку на отечественные средства, которые прошли существенную доработку. Это «Стугна», «Корсар» и «Скиф». Кстати, недавно значительно увеличен заказ по ним на следующий год.

— Каким может быть ответ России на поставки «Джавелинов»?

— Честно говоря, предусмотреть реакцию России трудно, если учесть, что она завела на оккупированную часть Донбасса более 1,3 тысячи единиц бронетехники, почти 700 танков, 650 систем залпового огня, средств ПВО. Чем еще способна удивить Россия? Она столько оружия и техники здесь сконцентрировала, что по ее количеству силы оккупанта сопоставимы даже с некоторыми странами НАТО.

 Что из вооружения и военной техники страны НАТО поставили нам за три года?

— В основном сотрудничаем в вопросах нелетальных вооружений. Что касается летальных, имеем дело лишь с Литвой, которая первой и до сих пор единственной поставила противотанковые средства и стрелковое вооружение. Недавно Вильнюс еще предоставил определенные вооружения. Сейчас решаем, как их перевезти. В целом, Литва в 2014 и 2016 годах передала Украине в пределах материально-технической помощи стрелковое оружие и заряды к нему. В частности, 104 пулемета ДШК, 60 — КПВТ, более 358 тысяч зарядов калибра 12,7 мм и почти 336 тысяч — калибра 14,5 мм Это сотрудничество мы продолжим.

«В 2018-м УКРАИНА БУДЕТ СТРОИТЬ СУПЕРХРАНИЛИЩА СОБСТВЕННЫЙ ЗАВОД ПО ПРОИЗВОДСТВУ БОЕПРИПАСОВ»

— Какие выводы сделало Минобороны после взрывов на складах под Калиновкой и других похожих инцидентах?

— Порядок хранения боеприпасов и поддержания живучести баз и арсеналов является проблемой государственного значения. Она ярко проявилась с началом вывода советских войск из Центральной Европы, когда сотни тысяч тонн боеприпасов складировали на неподготовленных хранилищах, базах, часто на земле. Ресурс на эти объекты выделяли минимальный, что привело к ужасным последствиям.

По каждой такому чрезвычайному происшествию инспекционные группы провели служебные расследования. Есть мои приказы в соответствии с выводами проверок и привлечение к ответственности должностных лиц. Были серьезные кадровые решения. Только после инцидента в Сватово я уволил заместителя начальника Генерального штаба, привлек к ответственности еще четверых генералов, уже не говоря о непосредственных руководителях, отвечавших за это хранилище. Правоохранительные органы должны закончить расследование, однако наши данные дают основания говорить о совершении диверсий на упомянутых объектах. Но мы еще не получили ответа на вопрос, каким образом их осуществили.

Чтобы кардинально изменить ситуацию, по поручению Президента принято комплексное решение. Завершаем проектирование закрытых железобетонных подземных хранилищ, которые обеспечат надежность охраны и живучесть арсеналов. В прошлые годы на решение этой проблемы выделяли всего 10—20 миллионов гривен. В этом году пришло вместе с дополнительными поступлениями приблизительно 300 миллионов, а на год следующий запланировано выделение 500 миллионов бюджетных гривен. За них мы построим хранилища, способные защитить боеприпасы даже от авиаударов. Будет происходить и определенная передислокация боеприпасов на другие склады, где существует возможность их хранить.

Существуют отработанные Генеральным штабом планы отражения внешней агрессии, которые предусматривают наличие определенных объемов материально-технических средств. Количество имеющихся боеприпасов достаточно для ведения боевых действий. Конечно, если они будут длительными, возникнет необходимость постоянных поставок боеприпасов. Однако предпосылок для их нехватки на линии столкновения нет.

 То есть Украина нуждается в строительстве собственного завода по производству боеприпасов? Какие известны подробности этого проекта?

— Да, принято решение о создании производства боеприпасов на фондах Минобороны. Также организуется производство пороха, взрывчатых веществ, гильз и других комплектующих боеприпасов на отечественных предприятиях.

На строительство такого завода уже выделены 1,4 миллиарда гривен. А начнем его строить в 2018-м. Но это еще не все средства, необходимые для этой цели, их также будут искать. Прежде всего, на упомянутом предприятии будут выпускать дефицитные для нас боеприпасы, как старого образца, так и в процессе того, как будем покупать современное вооружение, будем начинать и производство новой номенклатуры боеприпасов. Например, тех же снарядов калибра 155-мм, конечно, с началом закупки соответствующих пушек.

Иногда слышу критику, мол, зачем строить завод, если у нас много запасов тех же патронов калибра 5,45-мм, которых есть более 5 миллиардов! Конечно, такие патроны точно не будем выпускать, а только те, которые нужны, чтобы не покупать за рубежом. А решать вопрос перехода на натовские калибры целесообразно системно, потому что это однозначно длительный во времени и дорогостоящий процесс. Например, Польша почти 20 лет в Альянсе, а в вооружении она до сих пор полностью не перешла на калибры НАТО.

«Я ГОТОВ ПОДАТЬ В ОТСТАВКУ, ЕСЛИ ДОКАЖУТ, ЧТО ГЕНЕРАЛ ПАВЛОВСКИЙ ПРИЧАСТЕН К КОРРУПЦИИ»

— Как прокомментируете историю с так называемым топливным скандалом?

— Борьба с коррупцией является одним из приоритетов моей работы. За три года многое сделано. Сотни должностных лиц уволены, привлечены к ответственности.

В основе действий всех должностных лиц, которые работают в Министерстве обороны, должна быть законность. Но только закон и суд, после надлежащего расследования, уполномочен определять виновность кого-либо. В частности, и генерала Павловского. Как только моему заместителю выдвинули обвинение, я выразил собственную точку зрения: если виновен, следует привлекать к ответственности. Если нет — не стоит наклеивать ярлыки до решения суда. Генерал Павловский — боевой опытный офицер, он руководил сектором «М» в АТО, в отношении него в России открыто несколько уголовных производств. Насколько я знаю, его за два месяца ни разуа не допросили. То есть мы слышали громкий скандал и обвинения на всю страну в огромной коррупции. А юридической оценки, подкрепления этим словам до сих пор нет. Что касается того горючего, отмечу: тогда его закупили по самой низкой цене в Украине.

Дешевле никто не покупал! Но, если там произошли нарушения, правоохранительные органы обязаны это доказать и привлечь виновных к ответственности. Знаете, я готов подать в отставку, если докажут, что генерал Павловский причастен к коррупции. Однако хочу, чтобы те люди, которые сейчас публично его обвиняют, тоже понесли определенную ответственность, если их слова не найдут подтверждения. Кстати, это касается не только Павловского, а всех без исключения, кого обвиняют в нарушении закона. Хочется, чтобы в правоохранительных органах не делали политических заявлений, а оперировали исключительно фактами.

Во всех остальных случаях, когда находили нарушения у наших поставщиков, мы проводили расследование, формировали претензионное дело и возвращали некачественный продукт, заставляя предоставлять качественный. В целом, нужно доработать нормативную базу таких поставок, иначе подобным обвинениям не будет конца. Например, в том, что Минобороны закупило плохую тушенку или пошило некачественную форму.

Но почему-то ничего не слышно о вине поставщика. Это неправильно. Если мы закупили 6 миллионов банок тушенки, нельзя проверить каждую, хотя у нас есть соответствующие лаборатории. Поставщик должен отвечать за выполнение своих обязательств. Минобороны проводит претензионную работу, но почему-то общество не задает таких же каверзных вопросов производителю. Мы в этой теме выиграли много судов, и я хочу, чтобы общество нас здесь поддержало. А спрашивать следует не только за некачественную тушенку, но и за некачественное вооружение и технику, поставленные в Вооруженные силы.

 Можете самокритично отметить, что не успели реализовать в этом году?

— Нам нужно улучшить состояние дисциплины и правопорядка в Вооруженных силах: они должны быть лучше, чем в сейчас. И здесь нам есть над чем работать. Нужно улучшать социальную защиту наших военных: обеспечение жильем, надлежащих условий прохождения службы и уверенности в завтрашнем дне. Должны эффективнее работать на рынке модернизации и закупки новейшего вооружения и военной техники. Это основные приоритеты, над которыми впереди много работы.

Уверенность в нашей победе предает сил и вдохновения в том, что делаем. Мы должны рассчитывать прежде всего на собственные силы и ресурсы. Не стоит считать деньги, которые кто-то и когда-то даст нам в долг, подарит или продаст оружие. Нужно разрабатывать собственные вооружения, строить свой ОПК, развивать экономику. И, чтобы выстоять перед угрозами, стоящими перед Украиной, нам нужно объединяться. Победа на 90% зависит от нас с вами. И только остальное — от влияния наших соседей или партнеров. Если будем думать иначе, нам точно ничего не удастся. Это чисто наша работа.

«У НАС ПРОЦЕСС ЭВОЛЮЦИОННЫЙ — НА «РЕВОЛЮЦИЮ», К СОЖАЛЕНИЮ, НЕ ХВАТАЕТ СРЕДСТВ»

— Недавно экс-советник президента РФ Андрей Илларионов в эфире одного из телеканалов заявил: «Сейчас расходы на одного военнослужащего в Украине (оружие, техника, экипировка.) в 6—7 раз ниже, чем на одного военнослужащего в России». Почему? Способны ли мы обеспечить хотя бы паритет?

— Чтобы сравнивать определенные данные, нужно знать, какое содержание вкладывал этот эксперт в такую оценку, и иметь представление об источниках его информации. Было бы неправильно считать определенные расходы, которые идут на перевооружение, например, танковых войск, развитие полигонной инфраструктуры, на денежное содержание всей армии, средства на модернизацию логистической системы и на специальные операции, а затем «размазывать» их равномерно по всему личному составу, чтобы выйти на определенную усредненную цифру.

Так трудно дойти до реальной оценки, которую нам действительно нужно учитывать. Да и она не является определенным абсолютным показателем. Украинская армия, как и любая другая, имеет определенные приоритеты, куда направляется основной ресурс, который может позволить состояние экономики государства. Действительно, российские Вооруженные силы обладают значительным потенциалом, который является производным от общего объема экономики, которая все больше милитаризируется.

Не будем оценивать «стоимость солдата», здесь легко увязнуть в дискуссионных контраверсиях, следует понять, что их войско чисто физически больше, но «размер» — не самое главное. И это неоднократно доказывали разнообразные военные кампании «крупных» государств наподобие финской и афганской для СССР и вьетнамской для США. Нужно, прежде всего, заботиться об эффективности войска, реально прогнозировать будущие угрозы, целенаправленно готовиться к ним. Именно это мы и проводим, постепенно увеличивая, о чем я уже говорил, расходы на наиболее важные секторы нашей обороны. Это процесс эволюционный — на «революцию», к сожалению, не хватает средств.

— В интервью  военные люди и военные эксперты неоднократно отмечали проблему по адаптации к мирной жизни (психологической реабилитации, лечения, получения жилья и тому подобное) военнослужащих, заключивших контракт с ВСУ. Как решается этот вопрос?

— В отличие от ситуации 2014-го, усилиями Министерства обороны, органов местного самоуправления, ряда профильных ведомств, волонтеров, общественных организаций и наших зарубежных партнеров, Украина на данный момент имеет несравненно более действенную систему реабилитации и социализации военных, воевавших в районе проведения АТО. Это отдельная тема. Были преодолены многие проблемы, в частности системные и законодательные. Хотя еще немало нужно решить. Наши психологи теперь знают, как работать с людьми, страдающими посттравматическим синдром, действуют разнообразные программы возвращения таких военных к мирной жизни, их трудоустройства.

Немало предприятий даже держат определенные квоты для атошников, существуют и грантовые программы стартового развития собственного дела таких ветеранов. На сегодняшний день есть значительная реабилитационная база Минобороны, которая составляет около 1,5 тысячи коек. Ведущими здесь является санаторное отделение военно-медицинского клинического центра в Виннице, госпиталь в городе Ирпене, где действует Центр психофизической реабилитации для пострадавших в АТО, и специализированное отделение для лечения нейротравм во Львове. Эти учреждения созданы практически «с нуля» с использованием передового опыта стран НАТО.

В целом, действует целая системы отделений психологической реабилитации, которая охватывает практически все регионы государства, — таких, как отделение психоневрологической реабилитации в госпитале в г. Староконстантинов на Хмельниччине и отделение психосоматической патологии в Военно-медицинском клиническом центре Западного региона во Львове. Кроме того, значительно должно улучшить эту работу внедрение медицинской информационной системы «Е-здоровье», которое осуществляет Проектный офис реформ при Министерстве обороны Украины.

Вопрос социальной защиты участников боевых действий урегулирован Законом Украины «О статусе ветеранов войны, гарантиях их социальной защиты». Перечень льгот и компенсации, которые предоставлены участникам боевых действий, определены ст. 12 упомянутого закона. Никаких ограничений относительно предоставления льгот участникам боевых действий нет.

В 2017-м из фондов Минобороны Украины были обеспечены жильем почти 400 участников АТО — именно столько нам позволил имеющийся государственный ресурс. Наиболее действенным механизмом решения квартирной проблемы военных является полное выполнение бюджетной программы «Строительство (приобретение) жилья для военнослужащих Вооруженных сил Украины». Это могло бы стать гарантированной частью мотивационной программы службы в войске. Но законодательные ограничения снижают эффективность выполнения этой бюджетной программы. Например, для согласования распределения средств на такое строительство (реконструкцию), после его утверждения, остается около 6—7 месяцев, что недостаточно для осуществления эффективного строительства жилья. Сейчас мы прорабатываем проект Закона Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины по вопросам обеспечения жильем граждан».

Он предусматривает, что начиная с 01 января 2020-го военнослужащие на время прохождения службы будут обеспечиваться штатно— должностным служебным жильем на территории или вблизи воинских частей. Это жилье закрепят за соответствующими должностями, и оно не будет подлежать передаче в коммунальную или частную собственность. До того военнослужащих не будут зачислять на квартучет граждан, а после достижения 20 календарных лет выслуги они будут иметь право получить одноразовое пособие на решение жилищного вопроса, что позволит им приобрести собственные квартиры. Также проект закона предусматривает норму по предоставлению военнослужащим компенсации кредита на приобретение жилья и процентов по нему в зависимости от выслуги лет. Замечу, что сейчас мы возобновляем фонды военных городков для размещения новосформированных воинских частей и строительство лагерных городков для проведения боевого слаживания.

— Украинские военные воюют за свою родную землю в прямом и переносном смысле. Государство обещало выделить земельные участки, но в последнее время этот процесс затормозился, многие участники АТО жалуются, что до сих пор не получили обещанный земельный участок. Почему?

— Сразу замечу, что обеспечение земельными участками военнослужащих — участников боевых действий не относится к компетенции Минобороны. В соответствии со ст. 122 Земельного кодекса Украины передача земельных участков в собственность или пользование относится исключительно к сфере полномочий органов исполнительной власти и местного самоуправления. Однако мы проводим мероприятия по информированию участников боевых действий относительно права на льготы и компенсации, в частности, относительно обеспечения соответствующими земельными участками. То есть все законные основания для реализации упомянутой льготы у атошников есть, однако существуют проблемные вопросы в ее реализации в отдельных громадах и территориях. И о причинах такого положения нужно спрашивать именно с них, поскольку такие участки выделяются из земель государственной или коммунальной собственности.

Записал Геннадий КАРПЮК, военный журналист,  «День»

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...