Письмо в УК

Фотогалерея

Исправительная колония «Волчьи норы»: как живут осужденные за наркотики в Беларуси

Исправительная колония «Волчьи норы»: как живут осужденные за наркотики в Беларуси

Голосование

Какая судьба ждет Саакашвили в Украине?

Его депортируют в Грузию
Ему вернут гражданство
Ничего ему не будет, дело замнут - Тимошенко снова посадят
Его выдворят из Украины через 90 дней
Печать

Как правохранители крадут во время обысков

02.11.2017 09:38

Уголовные дела против правоохранителей не расследуются годами. Это касается не только следователей и прокуроров эпохи Януковича. Невероятно долго тянутся дела и тех правоохранителей, которые нарушили закон уже при нынешней власти. Они — на свободе, порой их даже восстанавливают на должностях, несмотря на причастность к грабежам.

История 1: Радиоактивные украшения

Лето 2014 года. Центр Киева. Ювелирный магазин «Граф». На видео видно, как работники Печерской прокуратуры и милиции вместе со спецподразделением «Сокол» проводят обыск. В руках правоохранителей — деньги, ценные часы и бриллианты. По подсчетам директора магазина, в тот день из сейфовых помещений «Графа» исчезли ценности на 2,5 миллиона евро.

«Они бесстыдно на видеокамеры мерились часами — кому достались круче, богаче. Девочка, не стесняясь, кричит коллеге: «А мне принеси женские, только такие, где брюлики побольше!»

Слова Игоря Брыкова подтверждает видеозапись. На ней зафиксирован именно тот момент, где следователь Печерского райотдела милиции Мария Васильева (после замужества Мария Забуга) просит коллегу принести ей ценные часы.

Обыск начался в 11:00 утра. Весь персонал магазина правоохранители собрали в одном помещении. Директора заведения внутрь не пустили. Сразу же выключили систему видеонаблюдения.

"Работали они с умом. Выключили абсолютно все провода, вытащили предохранители, какие-то шнурки. Все абсолютно оборвали, чтобы себя обезопасить«,- вспоминает Брыков.

Согласно постановлению суда, следователи пришли изымать «радиационно загрязненные ювелирные материалы». В магазине они провели более 10 часов. Ломали двери, резали сейфы. Туда же заказывали еду из ресторана и даже угощались алкоголем из бара.

Украшения — якобы радиоактивные — рассовывали по карманам, сумкам, паковали в коробки. Не подозревая, что выключить удалось не все камеры видеонаблюдения. По словам Игоря Брыкова, в магазине была дополнительная система видеонаблюдения.

Одна из видеокамер зафиксировала, как представитель спецподразделения «Сокол» дает коллегам указание грабить сейфовое помещение: «Комната ваша на 15 минут. Все, что здесь ценное видите, что привлекает ваше внимание, забирайте себе»

Вскоре после визита правоохранителей владельцы магазина обнародовали видео. Обыск, превратившийся на ограбление, вызвал громкий скандал. Против всех героев видео, за исключением силовиков «Сокола», открыли уголовное производство.

Впрочем, через три года по делу, где известны все лица и имена, до сих пор никто не наказан. Первое судебное слушание не могут начать вот уже два года. По словам Игоря Брыкова, сначала судьи брали самоотвод. Теперь на слушания по очереди не приходят адвокаты обвиняемых.

Наша съемочная группа решила пообщаться с фигурантами расследования. «Слідство.Інфо» разыскало дом бывших следователей Марию и Виталия Забуг. Последний вел дело против «Графа».

Живут супруги в столице. Бывшие следователи состояние не афишируют. Оба авто, которыми пользуются, записаны на других людей. Частный дом они делят с семьей двоюродного брата Марии Забуги.

Мы пытались взять комментарий у Марии, дождавшись, когда откроется ворота. Однако женщина быстро села в авто, за рулем которого был, вероятно, ее муж Виталий Забуга, и уехала.

После обыска с ограблением Виталий Забуга пробыл в СИЗО лишь месяц и вышел под залог. Марию под стражу не брали вообще.

Еще одного обвиняемого — Павла Козлова — встретили возле дома его гражданской жены. Он — бывший сотрудник Печерской прокуратуры и один из главных фигурантов ограбления. На свободу тоже вышел под залог.

Именно Павел ходатайствовал о проведении обыска в «Графе». Нам объясняет, что таким образом боролся с контрабандой:

— А как вы объясните то, что происходит на видео с камер наблюдения? Там видно, как сотрудники милиции и вы также без протокола что-то упаковывают ...

— Без протокола? Ну, наверное, у вас какая-то не совсем полная информация. Паковали, конечно, там обнаружили огромное количество контрафактной продукции. Ее опечатали, сдали на ответственное хранение. А потом она исчезла ...

— А почему без понятых, без подписи?

— Было двое понятых. В протоколе это есть.

Впрочем, камеры видеонаблюдения зафиксировали, что понятой Владимир Филоненко, о котором рассказал Козлов, и сам воровал драгоценности. На записи видно, как он прячет их в кармане брюк. Но сейчас и он на свободе.

Экс-прокурор Павел Козлов почти ничем официально не владеет. Зато имуществом владеет его гражданская жена. Впрочем, наличие каких-то отношений с ней он отрицает. Квартиру в многоэтажном доме в Голосеевском районе столицы и еще одну столичную недвижимость жена Козлова приобрела через неделю после ограбления «Графа». Еще через месяц у нее появился внедорожник Mitsubishi. Кроме того, женщина имеет автомобиль Toyota, в то же время она — государственный служащий. Об имуществе жены Павел Козлов говорить отказывается.

Еще один прокурор, участвовавший в обыске, проживает в Виннице. Виталий Савчук — единственный обвиняемый, преступных действий которого видеокамеры не зафиксировали. Нас уверяет: чужого не брал, а как брали другие — не видел:

— Через несколько дней мне позвонили и сказали, что на YouTube появилось видео обыска.

— Вы бы сами поверили, что человек, который фигурировал в этой истории, не знал, что происходило?

— Мы же не все время там были. Была задача — проконтролировать начало следственного действия, а затем по рабочим местам разъезжались.

Виталий Савчук настаивает: из прокуратуры его уволили незаконно. Поэтому в 2015 году через суд восстановился в должности. И сразу ушел в декрет. После выхода из декрета он сможет вернуться в штат.

Директор ювелирного магазина «Граф» рассказывает, что вскоре после ограбления они получили сообщение от прокурора Козлова. По словам Игоря Брыкова, прокурор написал, что грабили магазин на заказ. Наша съемочная группа поинтересовалась у экс-милиционера, посылал ли он такие сообщения. Но отвечать на такие вопросы он пока не готов.

История 2: Бриллиантовые прокуроры

В 2015 году двум высокопоставленным работникам прокуратуры — Владимиру Шапакину и Олексанадру Корнийцу — объявляют подозрение во взяточничестве. Во время обысков у них дома и в кабинетах находят немалые суммы в валюте, а у Александра Корнийца еще и бриллианты. Поэтому прокуроры мгновенно получают прозвища «бриллиантовые».

По словам Виталия Касько, бывшего заместителя генпрокурора, драгоценные камни, найденное у Корнийца, изъятые во время одного из обысков, должны были оставаться среди вещественных доказательств. Генеральная прокуратура заявление Каська опровергала. Впрочем, дело «бриллиантовых прокуроров» до сих пор в суде и за два года особенно не продвинулось. Оба «бриллиантовых прокурора» оплатили миллионные залоги и вышли на свободу.

Касько убежден: главная причина, почему правоохранители до сих пор решаются на преступления — это безнаказанность:

«Дело „бриллиантовых прокуроров“ ярко характеризует коррупцию в прокуратуре до Пшонки, во время Пшонки и после Пшонки. Система во многом ожидала результаты этого уголовного производства — те же прокуроры, которые готовы были работать в прокуратуре по новым правилам, наблюдали, чем это все закончится. К сожалению, судя по всему, победила старая система».

История 3: Коробка из сейфа

Лето 2017 года. Киев. Утром 21 июля по помещения Юрия Сиденко, бывшего сотрудника милиции и уголовной исполнительной службы, посетили работники уже «реформированной» полиции и прокуратуры. Обыск проводили при отсутствии владельцев квартиры.

У бывшего госслужащего правоохранители нашли немало ценного имущества: оружие, иконы, десятки ювелирных украшений, монеты и золото в слитках.

«Многое подарили ... десятиграммовые слитки золота — это сыну подарили на свадьбу», — объяснял Сиденко.

Сначала обнаруженное имущество правоохранители фиксируют на видео. Затем находят ключ от сейфа — и съемка прекращается. Юрий Сиденко убежден, что имущество из сейфа похитили. По его словам, там лежала коробка с деньгами — большая сумма, если учитывать, что он всю жизнь занимал государственные должности:

«В коробке было 45 000 долларов, 12 000 евро и 800 фунтов. Где взял? Сейчас этот вопрос не стоит».

Мужчина утверждает: деньги принадлежали семье сына, который приехал на квартиру сразу, как узнал об обыске. Но правоохранители отказались показывать, что именно изъяли.

"Как только мы зашли с адвокатом, с женой, следователь объявил, что следственные действия закончены. Адвокат также попросил показать протокол обыска — ему отказали в категорической форме. Началась перепалка, мы требовали показать, что они выносят, что зафиксировали. Адвокату все же показали последнюю страницу и он смог сфотографировать протокол«,- вспоминает события того дня Алексей Сиденко.

По фотографии протокола обыска владельцы квартиры проверяют изъятое имущество. В документе есть все ценности. Кроме денег из сейфа. Адвокат сразу же связался со следователем. Но последний кражу отрицал:

— Мы ничего не крали. Все изъяли, согласно постановлению следственного судьи.

— Мы не против того, что вы изъяли согласно постановлению. Мы говорим о том, что содержание одной коробочки не прописано в протоколе.

— Все, что мы изымали, зарегистрировано.

Впрочем, после того, как владельцы квартиры начали жаловаться на исчезновение денег, уже в заверенном понятыми протоколе пропавшую сумму следователи дописали. Но Алексей Сиденко настаивает, что не хватает 12 000 евро: «Не знаю, или места в протоколе не хватило, или они их уже поменяли к тому времени».

Виталий Каско рассказывает: нередко правоохранители воруют и задокументированные вещественные доказательства. Сколько таких преступлений произошло в Украине за последние годы, сказать трудно. Прокуратура такой статистики не ведет.

«В свое время мы готовили законодательство, касающееся агентства по розыску и управление активами. Одно из его положений — специальная частично публичная система электронного учета: в каких производствах что именно было изъято, где оно находится. Но, к сожалению, более полутора лет прошло после того, как закон вступил в силу, а мы еще не видели, чтобы такой реестр заработал», — утверждает экс-заместитель генпрокурора.

История 4: Ограбление Лувра

«Мы зашли с шефом в Лувр. Там золото, кубки, мумии, саркофаги. Шеф, говорю, если бы так получилось, что наш департамент относился к прокуратуре Французской Республики, поверьте — Лувр мы бы обыскали. Это был бы один из приоритетов, и мы бы вынесли все оттуда!»

Приведенные слова, по данным Национального антикоррупционного бюро, принадлежат бывшему высокопоставленному служащему Генеральной прокуратуры Дмитрию Сусу. Свой разговор он записывал на видеорегистратор, который, по утверждению НАБУ, Сус незаконно присвоил.

Сам же экс-прокурор утверждает, что техника его собственная, а разговор об обыске в Лувре он писал якобы для развлечения — специально для детективов Антикоррупционного бюро:

«Я и еще несколько человек кино снимали. Не только о Лувр, мы многое рассказывали. Я новости смотрю. Кажется, из Лувра ничего не выносили».

НАБУ официально объявило подозрение экс-прокурору еще в ряде преступлений.

Январь 2016 года. Столичная гостиница «Дружба». Демитрий Сус проводит обыски в подпольном казино. Изымает почти 200 тыс гривен и более 9 тыс долларов. Но деньги, по версии следствия, на хранение не передает. Тогда же из отеля прокуратура изымает еще и игровую технику.

Один из свидетелей в уголовном производстве против Дмитрия Суса Игорь Якубик утверждает, что Сус продал конфискованное имущество ему:

«Игровые автоматы, рулетки, электронные рулетки, фишки, видеокамеры, столы, стулья, статуэтки. Не только из „Дружбы“, а из всех игорных заведений, где сделали конфискации».

Игорь Якубик говорит, что бывший сотрудник ГПУ обо всем договаривался лично: «Единственное, что за деньгами пришел его помощник. Парень, который с ним работает, его подручный. В кафе возле цирка ему передали деньги. На следующий день перевезли оборудование».

Впрочем, Дмитрий Сус отрицает слова свидетеля: «Он лжет тупо, нагло! Ни я, ни кто-либо другой технику не продавал и, тем более, деньги от него не получал».

Игорь Якубик познакомился с Дмитрием Сусом во время одного из обысков. При разных обстоятельствах они встречались еще несколько раз. После продажи оборудования на 10 000 долларов НАБУ вышло на Якубика.

Дмитрий Сус в свою очередь настаивает: производство НАБУ намеренно сфабриковано: «Может, ему что-то пообещали. Знаете, есть такие люди, которые потом выступают свидетелями такими „железными“. Им в 90% случаев правоохранительные органы что-то обещают. Я не исключаю, что и в НАБУ ему что-то пообещали».

Часто точную сумму украденных ценностей выяснить сложно. Впрочем, очевидно, что состояние тех, кто проводит обыски, не соответствуют официальным доходам. К примеру, стоимость машины, которой пользуется Дмитрий Сус, на момент приобретения втрое превышала годовую зарплату и была оформлена на его многолетнюю бабушку. 

Послесловие

Летом 2015 года стартовала реформа в украинской правоохранительной системе. Начался отбор в местные прокуратуры, на улицах появились первые патрульные полицейские. Но, похоже, изменения в основном происходят на уровне законодательства.

Александр Банчук — эксперт Центра политико-правовых реформ. Его организация исследует проблемы реформирования правоохранительной системы. Эксперт утверждает: за последние годы новые люди появились только в патрульной полиции. В уголовном же блоке МВД работает более 90% следователей и оперативников из старой системы. Несмотря на то, что правоохранителям несколько повысили зарплату и выдали новые автомобили, системные проблемы остались.

Похожая ситуация и с реформой прокуратуры. Там лишь частично удалось обновить руководящий состав местных подразделений.

«Злоупотребление при проведении расследований, заказные расследования, нарушения прав задержанных лиц, изъятие имущества, которое нельзя изымать на основании постановления — это все остается», — отмечает эксперт.

Для того, чтобы преступления правоохранителей не оставались без наказания и не повторялись в будущем, их расследованием должен заниматься отдельный независимый орган. Два года назад так решила Верховная Рада, возложив эти обязанности на Государственное бюро расследований. Впрочем, пока его так и не создали. Поэтому, как уверяет эксперт Центра политико-правовых реформ, методы работы правоохранителей изменить мало:

«Ни в полиции, ни в прокуратуре не появилось критической массы новых людей. Не появилось Государственного бюро расследований, которое расследовало бы факты нарушений».

Кроме того, Виталий Каско убежден, что в правоохранительных органах до сих пор остается круговая порука:

«Возвращаясь к делу „бриллиантовых прокуроров“, это — дело, которое должно было круговую поруку разорвать. Слишком много связей в правоохранительных органах, слишком много людей из правоохранительных органов времен Пшонки благополучно перекочевали в нынешние правоохранительные органы. Иногда они чувствуют себя даже лучше, чем тогда».

По словам Виталия Касько, несмотря на выявленные факты нарушений закона, «бриллиантовым прокурорам» помогли тесные отношения с высшим руководством ГПУ. А тем, кто расследовал деятельность скандальных прокуроров, пришлось уйти из прокуратуры.

Автор: Катерина Лихогляд, Слідство.Інфо

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua