влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

Исправительная колония «Волчьи норы»: как живут осужденные за наркотики в Беларуси

Исправительная колония «Волчьи норы»: как живут осужденные за наркотики в Беларуси

Голосование

Какая судьба ждет Саакашвили в Украине?

Его депортируют в Грузию
Ему вернут гражданство
Ничего ему не будет, дело замнут - Тимошенко снова посадят
Его выдворят из Украины через 90 дней

Реклама

...
Печать

Cтрашная, но поучительная история про картель Кали и его стремительный «карьерный рост»

02.04.2017 08:47

Мышление собирательного украинца весело и архаично. Он искренне верит в два самоочевидных метода: запреты и тумаки, — а других и знать не хочет. Где эффективно борются с коррупцией, спросите его вы — и он вам ответит: «Ну, конечно же, в Китае. Там чиновников тысячами расстреливают. Вот бы у нас так».

 Тот факт, что Китай в рейтинге восприятия коррупции на 79-м месте, а на 1-м — Дания, где не расстреливают никого и никогда, его не смущает — мол, мы вообще на 131-й, нет времени разбираться.

Нам не надо эффективно, нам подавай эффектно. Не чтобы работало, а чтобы хорошо по телевизору смотрелось и гнев народный утоляло. Чтобы сажать, а лучше четвертовать, а ещё лучше четвертовать и скармливать собакам, предварительно срывая ногти, сдирая кожу и заставляя слушать Джастина Бибера. Чтобы уже точно все убоялись и воровать перестали. Эффективность борьбы с коррупцией, равно как и с любыми другими паршивыми общественными явлениями, здесь готовы оценивать лишь по страданиям виновных.

Печаль в том, что это не работает. Как не работают запреты абортов, криминализация проституции и облавы на самогоноварителей. Более того — если слишком увлечься посадочной составляющей антикоррупционной борьбы, забив болт на остальные, станет хуже.

Поясним на горячем латиноамериканском примере. Место действия — Колумбия. Повод к действию — непомерные аппетиты мощного наркокартеля Медельин и его лидера Пабло Эскобара. В какой-то момент их масштабы стали угрожающими — и правительство Колумбии, при поддержке американских партнёров, склонилось к радикальному решению вопроса. Тут всё и заверте…

Особенности колумбийского антикоррупционизма

Конкурентом Медельина был картель Кали (названия обоих картелей образованы от названий городов, фактически бывших их столицами). На момент, когда было решено зачистить Эскобара, война между ними длилась уже десяток лет. Кали всегда был слабее, поскольку представлял собой разветвлённую сеть организаций, которые чем только не занимались: от коки и опия до фармацевтики и банковского дела. В противовес этому, Медельин был централизован и заточен на траффик кокаина, потому более дисциплинирован, а, значит, менее уязвим для прямых атак. Эскобар очень долго поджимал Кали — ровно до того момента, как Эскобару не объявило войну правительство Колумбии.

Основная претензия колумбийских властей к Эскобару состояла не в том, что он был кровавым маньяком, а в том, что почти не делился с чиновниками наверху. Если Эскобару было что-то нужно, он, как правило, убивал, брал заложников, запугивал, взрывал самолёты и так далее. Пабло был типичным феодальным бароном: платил только в своём феоде, строил крестьянам дома, раздавал соцпомощь, ну и дороги, автомобили скорой помощи и прочая фигня. Вполне себе украинский расклад с поправкой на широкую латиноамериканскую душу и меньшую прижимистость. Своё развитие он видел в том, чтобы расширить свой надел на всю Колумбию. То есть усесться в президентское кресло.

Картель Кали тоже был кровавым и вполне себе официально фашиствовал — под лозунгом «Чистое Кали — красивое Кали!» его члены просто тысячами убивали проституток, «асоциальных элементов», геев, марксистов, коммунистов, леваков. У картеля Кали была даже целая Река Смерти — Каука, куда они сбрасывали трупы до тех пор, пока содержание трупных ядов в воде не превысило всевозможные нормы. Трупов было столько, что долгое время затраты на приведение реки Каука в пригодность в департаменте Кали составляли солидную часть бюджета. Один из городов просто обанкротился в процессе её очистки. Но чиновникам, прокурорам, судьям, министрам и президентам Кали башлял всегда. Вот такая была практика. Как вы уже догадались, эффективная.

И когда Эскобар пошёл на взлёт, его сбили политики, аффилированные с картелем Кали. Именно Кали и его кукловод Хильберто Орехуэло по кличке Шахматист стали бенефициарами масштабной кампании по демонизации Эскобара и последующей охоты на ведьм. Про демонизацию или охоту на ведьм тут не к тому, что Эскобар был ангелом, а его менеджеры — невинными овечками. Не к тому, что его обвиняли не по делу — ещё как по делу. Всё это здесь к тому, что суть спецоперации картеля Кали состояла в дискредитации и раздувании масштаба личности Пабло Эскобара, уничтожении руководства конкурирующего картеля, демонизации отдельных личностей и перехвате освободившихся потоков. Критика, демонизация и даже устранение отдельных людей не приводит к решению системных проблем — только к смене тех, кто на них зарабатывает.

Для борьбы с Медельином картель Кали и ряд других организаций создали вооружённую группировку «Лос Пепес». Свинка Пеппа тут ни при чём, в расшифровке это «пострадавшие от Пабло Эскобара». Потом, после скандала, когда масштабы подкупа и влияния картеля Кали на колумбийскую власть выплыли на белый свет, генеральный директор нацполиции Колумбии вынужден был признать, что был уполномочен работать с «Лос Пепес».

Члены «Лос Пепес», которые под шумок информационной кампании по дискредитации Эскобара занимались захватом рынка для Кали, получали даже информацию от ЦРУ — это чтобы вы лучше понимали, почему США теперь не очень любят делиться разведданными со странами сомнительной управляемости.

Но тогда даже американское Управление по борьбе с наркотиками закрывало глаза на деятельность Кали. В итоге картель Кали финансировал не только «Лос Пепес», но и сотрудников правоохранительных органов Колумбии. Более того — знаменитое  спецподразделение «Дельта» (Delta Force) тренировало боевиков «Лос Пепес», а сами члены картеля активно внедрялись в правоохранительные структуры Колумбии. Картель Кали, по сути, превратил антинаркотическую часть правоохранительных органов в своё личное оружие против Эскобара и других конкурентов, одновременно дав органам практически полный иммунитет от контроля. Ты что, против свинок Пепп? Значит, ты за наркоимперию Эскобара! Наркопреступник!

Мимоходом «Лос Пепес» легализовала и обучила своих боевиков. В общем, эта группировка зачистила порядка 300 «менеджеров» Эскобара, что было весьма ощутимым уроном для картеля Медельин.

Позже боевики «Лос Пепес», хорошо натренированные спецназом США и раскормленные бюджетом Кали, станут одними из активных участников заварушек в Колумбии, а один из лидеров группировки создаст свой наркокартель Энвигадо и будет контролировать одну из самых эффективных организаций наёмных убийц — «Группу Терраса». Разбирательство против американских спецслужб по поводу сотрудничества с «Лос Пепес» идёт до сих пор.

Основным политическим противником Эскобара станет Колумбийская либеральная партия. Когда Эскобар захочет стать президентом, кампанию против него начнёт министр юстиции от КЛП. Министра убьют. Эскобаром будут убиты и многие другие видные активисты КЛП. Именно президент от КЛП добьётся экстрадиции соратников Эксобара в США и посадит его в тюрьму.

По итогам первого этапа кампании Эскобар сядет в Колумбии в свою личную тюрьму, которую сам для себя построит — разумеется, с блекджеком и шлюхами — и продолжит управлять своим бизнесом уже оттуда. Ему будут даже привозить на расправу в тюрьму предателей, и он будет лично их пытать и убивать. Подобное положение дел, как вы понимаете, будет слабо устраивать картель Кали.

Тогда президент от КЛП попробует перевести Эскобара из личной тюрьмы в нормальную. Эскобар сбежит. «Лос Пепес», Кали и полиция будут идти по следу, пока не убьют его во время полицейской операции в 1993 году.

Сразу после завершения кампании против Эскобара картель Кали перехватит все остатки его потоков и заберёт себе часть его людей. Уже к 1995 году он захватит 90% всего мирового рынка кокаина, то есть станет почти абсолютным мировым монополистом с многомиллиардным оборотом и миллиардными прибылями (по оценкам, чистая прибыль составила 7 млрд долларов в том самом 1995-м). Картель Кали многократно увеличит объёмы поставок и расширит ассортимент до опиатов. Управление по борьбе с наркотиками США прозреет и внезапно заявит, что картель Кали стал самым мощным преступным синдикатом в истории. В истории, понимаете? И кто же это сделал-то?! В конце 1994 года всплывёт информация о том, что президент от Колумбийской либеральной партии получал бабло от Кали прямо в свой избирательный фонд. Вспыхнет огромный скандал, который по итогу приведёт к закату картеля Кали и серьёзно подорвёт позиции КЛП, начиная с 1995-го. На освободившиеся места зайдут новые картели и новые коррупционеры.

Итоги латиноамериканского антикоррупционизма

С помощью правоохранительных органов США, ЦРУ, Агентства по противодействию наркотикам США, американского спецподразделения «Дельта» и светлых честных людей, провозгласивших в Колумбии эру антинаркотического движения, наркокартель Кали установил монопольное положение на рынке кокаина и стал самым мощным преступным синдикатом в истории, многократно расширив как объём, так и номенклатуру поставок. С помощью этих же людей был уничтожен сильнейший конкурент Кали — наркобарон Пабло Эскобар. Его чисто криминальная система шантажа и угроз была заменена на масштабную систему подкупа тех самых чиновников, которые и возглавили антинаркотическую борьбу.

Всё это привело к разложению колумбийской политической системы и тотальному сползанию Колумбии в кокаиновую зависимость («не в смысле нюхать, а в смысле зарабатывать» (с)). Мимоходом все эти светлые люди помогли питерской группировке в России (путинский СПАГ отмывал бабки картеля Кали — да, я знал, что вы не в курсе). Да, Кали прямо связан с Путиным. Прикиньте, да, и тут Кремль подсуетился. Не надо раскачивать Эскобара, а то Путин нападёт. Мимоходом все эти люди расширили географию индустрии из пары штатов до почти всей Латинской Америки по самые Анды.

Итогом всех этих ошеломительных историй стал запуск в Колумбии самовоспроизводящегося кровавого и коррупционного молоха, который привёл к очередному обострению гражданской войны (пять миллионов перемещённых лиц с 1985 по 2014 годы). Теперь на месте одного картеля вырастают два новых, на месте одного уничтоженного барона — два новых, на месте схемы, которую предали огласке — две новые.

Наркомафия увеличила свои обороты и прибыли колоссально. Число жертв многократно возросло. В США была создана prison economy, с которой только сейчас гражданское общество США начинает бороться путём декриминализации.

Наконец, в 2015 году три номинации на «Оскар» получил замечательный фильм «Сикарио» (в наших переводах — «Убийца»), где бывший коррумпированный колумбийский прокурор подрабатывает наёмником в спецслужбах США, помогая американцам — вот сюрприз! — to make Medellin great again. Потому что с одним Медельином американцам работать было как-то проще, чем со всем образовавшимся на его развалинах тилимилитрядством.

Имя и схемы Пабло Эскобара знает каждая собака. Но это не привело к уменьшению проблем от наркомафии, не облегчило ситуацию наркозависимых, это вообще ни к чему хорошему не привело, Кроме того, что помогло картелю Кали на пять лет стать монополистом и привело к многомиллиардным реинвестициям в наркоиндустрию. А ну и теперь колумбийским чиновникам стараются башлять взятки, а не сходу похищают их детей. Как жаль, что не все колумбийцы могут быть чиновниками.

Кто виноват и что делать

«Так что, вообще не сажать?! — возопит посполитый, потрясая кулаком в сторону монитора. — Признайся, тварь, сколько тебе заплатили буржуи?!»

Отвечу: отчего же не сажать. Сажать. Но очень внимательно смотреть, кто, кого и как сажает. А ещё внимательнее — кого не сажает. И откуда у Эрнесто Писано роскошная квартира. И сколько новых органов создаётся в процессе посадок, сколько новых ограничений вводится и сколько новых возможностей поиметь свой гешефт уже на антикоррупционной борьбе открывается.

А самое главное — каждую минуту помнить, что посадки — это малая доля антикоррупционной борьбы. Основная — это максимальное отодвигание государственных рук от экономики. Коррупция — это как ржавчина или плесень. Малоэффективно бороться с ними наждаком и чайной ложечкой, эффективно — правильными условиями хранения.

Нельзя пилить миллиарды на госпредприятиях, которых нет. Сложно брать взятку за разрешение, если и так разрешено. Отсутствующий регулятор не обогащается. Не сильно украдёшь на тарифах с прозрачной схемой формирования или рефинансировании с понятной схемой начисления.

Короче, не бороться с последствиями, а уничтожать причины, те условия, которые делают всё это возможным. Не шашкой махать, а авторучкой. Не убирать из кресел свинорыл в шапках-пирожках, чтобы завести туда юношей бледных со взором горящим, а убрать кресла вообще.

Сим победиши. Колумбия и США узнали это на очень травматическом опыте. Но мы же умные. Мы же думаем головой и учимся на чужих ошибках. Правда?

Автор: Карлос Гиена,  petrimazepa.com 

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...