влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

50 лет назад СССР танками задушил  «Пражскую весну»

50 лет назад СССР танками задушил «Пражскую весну»

Голосование

Ваше отношение к новой полиции:

Стало значительно лучше
Стало лучше, но незначительно
Ничего не изменилось кроме формы и названия
Стало еще хуже
...
Загрузка...
Печать

Бизнес за решёткой: технология посадок в Беларуси

19.06.2018 08:43

В последние годы руководители всех предприятий, которые для осуществления своей деятельности занимаются экспортно-импортными операциями, прочно вошли в группу риска с реальной перспективой на привлечение к уголовной ответственности. Их посадка на скамью обвиняемых вопрос времени и старания озадаченных проверяющих.

Для этого существует весьма примитивная технология, опробованная и отработанная на многих десятках топ-менеджерах. При этом форма собственности предприятия роли не играет.  

Бизнес за решёткой: технология посадок в Беларуси

В суде Ивацевичского района готовится к рассмотрению уголовное дело  по обвинению бывшего генерального директора ОАО «Ивацевичдрев» Владимира Шульги. Он обвиняется в злоупотреблении служебными полномочиями по ч. 3 ст. 424 УК (от 3 до 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества). Подробности дела станут известны в ходе процесса. Пресс-служба КГБ сообщала, что он якобы  «из корыстной заинтересованности организовал преступную схему по поставке на возглавляемое им предприятие импортного сырья по завышенной стоимости через подконтрольные иностранные компании».

Генпрокуратура, сообщившая о направлении дела в суд, в своем пресс-релизе, отметила, что «бывший руководитель ОАО «Ивацевичдрев» при организации в 2014-2017 годах поставок меламина и химических добавок имел реальную возможность заключить договоры непосредственно с предприятием-производителем этих веществ», но «необоснованно включил в схему поставок товаров созданную для этих целей коммерческую структуру. Фирма-посредник была подконтрольна его сыну и гражданину Н. Продукция закупалась у нее по заведомо завышенной стоимости». Ущерб,   составил 749 тыс. рублей, который сын обвиняемого возместил в полном объеме и теперь ожидает помилования.

На первый взгляд, обвинение звучит грозно и безапелляционно. В судах же зачастую выясняется, что дело было совсем не так. Шульга опытный чиновник и руководитель, в 2004-2012 годы занимал должность председателя концерна «Беллесбумпром». Лукашенко в конце 2012 года бросил его спасать  «Ивацевичдрев». При Шульге предприятие стало развиваться, оно единственное из десяти аналогичных, которое уложилось в сроки модернизации. Более того, он ОАО «проходил свидетелем по делу директора  Борисовдрев» Владимира Мальцева и был одним из немногих, кто открыто его защищал. Владимир Эдвардович – человек Системы, знающий ее правила, поэтому сомнительно, чтобы он из «корыстных побуждений» сунул голову в петлю. Вероятно, также как у ранее посаженных или еще не осужденных топ-менеджеров у Шульги есть объяснение, почему предприятие закупало импортное сырье через посредника.

Эксперты по бизнесу в погонах и мантиях

Напомним, что Владимир Мальцев получил срок за то, что не у того производителя «Борисовдрев» приобрел котельное оборудование  и незаконно заключил договор с турецкой компанией на его монтаж.

Парадокс в том, что оценку действиям руководит я дают абсолютно далекие от производства и бизнеса люди. Мальцев, к слову, в суде вскипал, пытаясь объяснить прокурору, что котел, котельная и котельное оборудование это совсем разные вещи. Но его никто не слушал, даже суд, признавший его виновным.

Аналогичным образом лепилось дело против гендиректора ОАО «Витебская бройлерная птицефабрика» Анны Шарейко и ее коллег. . Руководителя с огромным опытом, кандидата наук обвинили в том, что она не теми кормами кормила цыплят. Следователь и прокурор ведь лучше знают технологию выращивания бройлеров! Чем эта история закончилась – известно: оправдать не могли, но так хитро наказали, что освободили в зале суда и вернули на фабрику, спасать предприятие от банкротства. В делах Шарейко и  Шульги есть общая фабула. По версии следствия, гендиректор птицефабрики «вступила в коррупционный сговор со своим сожителем Вальдемарасом Норкусом», директором литовской фирмы «Даймас» и учредителем компании «Русском-Р», через которую шли поставки в Витебск комбикормов и кормовых добавок. Шульга же «вступил в преступный сговор» со своим сыном.

Как это делается

Следователи, прокуроры и судьи не сами из пальца высасывают обвинение. Есть два варианта.

Первый реализуется  на основании актов проверок КГК, которые являются основанием для возбуждения уголовного дела. Так было в деле Шарейко, правда, сперва на нее написали анонимку. Анонимка за подписью «трудовой коллектив ОАО «Борисовдрев», к месту заметить, была и в деле Владимира Мальцева.

Второй вариант используется в ходе уже возбужденного уголовного дела, когда некие подозрения имеются, но их явно не хватает для передачи в суд. И опять же на помощь следствию приходит КГК, с десантированием бригады проверяющих с так называемой внеплановой проверкой на интересующее органы предприятие.

Так было в известном деле бизнесмена Александра Муравьева , на которого навешали всех собак. Эта история по-своему уникальна и до посадки Муравьева была беспрецедентна. С подачи следствия и КГК его признали «фактическим владельцем и руководителем» ОАО «Мотовело», ряда белорусских и австрийских предприятий с последующим сроком на 11 лет и конфискацией у физического лица акций юридического лица. Но в деле Муравьева «в свете последних событий» в мире белорусского бизнеса особым выглядит эпизод его обвинения по ч. 2 ст. 243 УК (уклонение от уплаты сумм налогов в особо крупном размере). Эта статья по своей зловещей популярности уступает разве что наркотической 328-й.

Суды дважды признали Муравьева виновным по 243-й. Схема известная: проверка ДФР КГК, акт подшивается в дело, дело в суд или обвиняемому дается время на размышление, чтобы насчитанный ущерб погасить и написать президенту ходатайство о помиловании.

Таких историй многие десятки, но общая канва едина, когда в деле есть фирма-посредник, через которую экспортируется либо готовая продукция, либо закупаются комплектующие и сырье. Проверяющие из КГК, равно как следователи и вслед за ними судьи, так сказать, наделенные властью специалисты в сфере ведения бизнеса, обычные рабочие схемы, применяемые во всем цивилизованном мире, признают криминальными со всеми вытекающими отсюда сроками.

Одним из оснований уголовного преследования Муравьева по ст. 243 УК стали именно акты проверок ДФР КГК по сделкам с ATEC Trading, зарегистрированной в Австрии. Эта компания упоминается в обоих делах как посредник, через которого для «Мотовело» у китайских производителей закупали комплектующие. Напрямую это делать очень сложно, объясняли свидетели. Схема работы через австрийского посредника возникла из-за действовавших в то время в Беларуси валютных ограничений. При этом китайские компании продавали товары на условиях предоплаты, а белорусские покупали на условиях отсрочки платежей, ибо собственных оборотных средств не хватало. Китайские партнеры нередко срывали сроки поставок, за что белорусский получатель штрафовался.

ATEC Trading имела определенные преференции на территории ЕС, оплачивала заказы, организовывало логистику до границы с Беларусью. Наценка за услугу составляла не более 6%. Именно в этом проверяющие усмотрели уклонение от уплаты налогов и насчитали ущерб по второму делу Муравьева чуть более 350 тыс. рублей. При этом налог на прибыль насчитывался со всей выручки за товар, без изучения обстоятельств сделок и размера наценки ATEC Trading по каждой сделке. Огулом, хотя в данном случае логично «ущербом» считать наценку. Независимая экономическая экспертиза пришла к выводу, что австрийская компания на этом посредничестве получала не более 10 тыс. долларов в год. Очевидно, такие суммы не впечатляют борцов за пополнение казны. Впрочем, даже не это главное.

Коварный для бизнеса 488-й

Фишкой белорусских проверяющих из КГК стало использование  в делах по ст. 243 УК пресловутого указа президента N488 от 23.10.2012г. «О некоторых мерах по предупреждению незаконной минимизации сумм налоговых обязательств» (о борьбе с лжепредпринимательскими структурами). На основании этого документа все первичные документы по реальным сделкам признаются не имеющими юридической силы, а сами сделки – фиктивными. При том, что на самом деле товар отгружался, пересекал границу, о чем есть таможенные декларации, доставлялся на склад заказчику и т.д. Но по актам КГК его вроде и не было в природе. Как такое возможно? Суды вносят обвинительные приговоры, значит, возможно, что белое, на самом деле это – черное…

Таким же макаром сети КГК и 488-го указа за якобы недоплаченные налоги накинули на соучредителя и директора ООО «СарматТермо-Инжиниринг» Александра Кныровича   и топ-менеджеров компании, это дело слушается в суде Фрунзенского района Минска. Приговор будет однозначно обвинительным.

По версии обвинения, налоговая база занижалась с помощью зарегистрированного в 2012 году в Санкт-Петербурге ООО «СТИ-Трейдинг», учредителем которого выступила мать Кныровича. В обвинении отмечается, что сделки между «СарматТермо-Инжиниринг» и посредником «СТИ-Трейдинг» были «мнимыми». А общая сумма неуплаченных компанией «СарматТермо-Инжиниринг» налогов составляет свыше 3,3 млн. рублей. То есть в представлении следствия «СТИ-Трейдинг» являлась фирмой-прокладкой, созданной специально под интересы «СарматТермо-Инжиниринг» для «уклонения от уплаты налога на прибыль путем умышленного занижения налоговой базы, что повлекло причинение государству ущерба».

Основанием для таких выводов стали акты проверки ДФР КГК. Для суда это весомое доказательство преступной деятельности. Несмотря на то, что в числе вещественных доказательств -- пятнадцать картонных коробок с документами о деятельности  «СТИ-Трейдинг», подтверждающих реальность сделок, что продукция производилась, отгружалась со склада и поступала в адрес конечного получателя. Посредничество «СТИ-Трейдинг», продававшей продукцию «СарматТермо-Инжиниринг» на российском рынке с наценкой не более 5% и закупавшей для нее сырье, в данном случае не есть преступление. В суде прозвучало, что работа через «СТИ-Трейдинг» была вызвано тем, что российские компании не хотели работать с белорусскими напрямую, это вызвано их проблемами с возвратом НДС и дополнительным сбором документов. Проще говоря, компания Кныровича создала в РФ свой торговый дом. Аналогичная структура имелась и в Литве.

Но побеждает всегда другое мнение: сказано сделки липовые, значит, так оно и есть. Документы в картонных коробках, судя по всему, в ходе следствия никто не изучал. В суде допросили проводившего проверку сотрудника КГК Ковалеву. Выяснилось, что выводы о фиктивности компании ею были сделаны на основании допросов нескольких свидетелей. Профессионализм сотрудника КГК Александр Кнырович оценил таким комментарием: «На мой вопрос, что же мы нарушили, Ковалева ответила: «Я не знаю, что вы нарушили, но знаю, что нарушили».

Побочный эффект

Технология посадок отработана, кто у нас только не посидел в СИЗО за якобы недоплаченные налоги и прочие криминальные схемы! Кто не хотел доказывать свою невиновность, потому что это бессмысленно, принимал правила игры и соглашался на возмещение возможного ущерба.  Это еще одна грань технологии: обменять деньги на свободу или минимальное наказание. Вот лишь имена некоторых посидельцев: совладелец многопрофильной группы компаний «Трайпл» Юрий Чиж, владелец самого крупного предприятия республики по производству мяса птицы группы компаний «Серволюкс» Евгений Баскин, глава и владелец службы такси «Алмаз» Виктор Пузиков, глава совета директоров группы компаний Fenox Global Group Виталий Арбузов…

Про крайнего (Арбузова) и других кандидатов на посадку недавно очень душевно высказался председатель Следственного комитета Иван Носкевич : «Человек посидел, подумал, считает, что, может, он действительно что-то не так сделал в свое время, начал принимать меры, чтобы погасить ущерб. Мы разработали вместе с ним график погашения ущерба — и все. Такой подход может быть к каждому руководителю, который находится в  СИЗО и намеревается сотрудничать со следствием».

То есть форма собственности предприятия в таких делах роли не играет. Но есть один существенный нюанс. При посадке директора предприятия с государственной долей собственности -- предприятие худо-бедно, но останется на плаву. Поддержат, помогут кадрами и кредитами.  К слову, Шульга - сидит, а «Ивацевичрев» сигнал бедствия вроде не подает. А вот посадки бизнесменов оборачиваются крахом. Как пример, дело Муравьева – ОАО «Мотовело» и десяток дочерних компаний уже банкроты или стоят в очереди на ликвидацию. «СарматТермо-Инжиниринг» Кныровича ожидает такая же судьба. У технологии есть побочный закономерный эффект. За проверками КГК с возбуждением уголовных дел следуют обыски, выемки документов, аресты счетов, проще говоря, наступает полный паралич деятельности. Редко кому удается выплыть. Последствия также очевидны: нет предприятия – нет рабочих мест, нет налоговых отчислений в бюджет. Кому от такой технологии польза?   

P.S. Пресловутый 488-й указ собираются декриминализовать.  В конце марта был опубликован  проект изменений этого жуткого документа. Правительству поручено «проработать вопрос о возможности» освобождения от уголовной ответственности лиц, впервые совершивших преступления, предусмотренные статьями 231 (уклонение от уплаты таможенных платежей) и 243 УК «в случае, если они полностью возместили причиненный ущерб или уплатили доход, полученный преступным путем». «Проект изменений в указ №488 выносится на широкое обсуждение всех заинтересованных», -- отмечается на сайте Совмина. Что из этого рожна выйдет, время покажет. Обсуждать проект могут все, но голосовать, подписывать и применять его будут люди далекие от бизнеса. Для которых что котел, что котельная -- все едино.

Источник:  "Белорусский партизан"

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу [email protected]

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...