влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

Монгольская тюрьма в ящике: как в этой стране наказывали за прелюбодеяния и бунты

Монгольская тюрьма в ящике: как в этой стране наказывали за прелюбодеяния и бунты

Голосование

Проводилась ли какая-либо проверка пожарной безопасности в том здании, где вы работаете?

да
нет
затрудняюсь ответить
...
Загрузка...
Печать

У виртуальной войны — новое лицо: Война за наши мозги продолжается

28.03.2018 08:56

Когда человек жил в физическом мире, войны велись в этом мире. Появление информационного пространства перетянуло туда и агрессивные действия. Одновременно произошло и смещение войны на уровень негосударственных игроков, поскольку сегодня индивид может иметь в руках то, что является или может стать опасным оружием, представляющим угрозу для государств, как, например, компьютер в спальне.

Смена правил игры ведет и к смене инструментария. Фейк, дезинформация стали опасным видом оружия, поскольку сегодня в мире действует как информационная экономика, так и информационная политика, а информационные продукты разного вида являются их частью. Сегодня материальный продукт — от лосьона до политика — не может существовать без соответствующей информационной составляющей.

Кстати, современные украинские политики также стали информационными. Они умеют говорить, даже на нескольких языках, но у них нет контента для говорения. Контент появляется только тогда, когда они вдруг оказываются оппозицией. То есть население не удовлетворяется их словами во власти, поскольку у них нет зовущей куда-то виртуальной составляющей. Политики же у власти говорят то, что противоречит ожиданиям населения, поскольку утверждают, что лучшей власти уже не найти, мы, наконец, пришли.

Мир уже входит (и давно) в виртуальную политику и виртуальную экономику. Если в физическом пространстве работало традиционное оружие, в информационном — информационное, то каково оружие виртуального пространства?

Мир переходит к еще более сложным конструкциям. Точнее, он всегда их имел, но раньше этот инструментарий требовал столетий и десятилетий, сегодня все может быть сделано за несколько лет. Это переход от религиозного или идеологического инструментария, превращавший противников в союзников, к таким операциям, как перестройка, оперировавшая именно в виртуальном пространстве, поскольку там были ее цели, фигуры, которые она должна была свергнуть, чтобы затем ввести новые основания противоположного порядка.

Виртуальная война меняет врага на друга, она реинтерпретирует все факты и все фигуры, в конечном счете она переименовывает усиленно ведущийся процесс "завоевания" на процесс "освобождения". Виртуальная война должна превращать противников в поклонников. Звезды кино являются ее продуктом, как и президенты в момент выборов.

Перестройка порождалась специалистами по виртуальным войнам. Два перестроечных фильма, видимо, следует признать важными на этом пути. Это "Покаяние" Абуладзе и "Маленькая Вера" Пичула. Первый продемонстрировал художественными средствами то, что сегодня делать нельзя, а второй то, что сегодня можно все бывшее запрещенным вчера.

Каждая резкая смена власти несет не столько смену будущего, сколько смену прошлого. Украина проходила эту смену уже несколько раз за последние тридцать лет. Последним примером этого является тот факт, что на столетие В.Щербицкого откликнулись тремя статьями, хотя за время его правления экономика Украины многократно превышала сегодняшние результаты. Но Украина несколько раз прошла за это время "прочистку" своих черноземов вплоть до "корней". И в результате пропали все наиболее значимые фигуры советского периода не только из политического списка, но и такие, как, например, Глушков, Амосов, Антонов. Вот самолеты "Антонов" есть, а Антонова — нет, поскольку ему отказано быть объектом для подражания, то есть продолжать жить в виртуальном пространстве. 

Все переименования вида "хунта-фашисты-неонацисты" тоже из виртуального инструментария и словаря. Российское информационное пространство было насыщено ими именно из-за их четкой виртуальной отрицательности.

Виртуальным обстрелам должна противостоять виртуальная защита. Тогда Украина оказалась не готова к ней, она не могла понять расхождения интересов двух стран. Россия решала проблемы своей внутренней стабильности и высокого рейтинга своего президента за счет дестабилизации Украины, которую активно делали виртуальным примером неправильного поведения.

Если информационные люди читали книги, то виртуальные люди смотрят телесериалы и играют в видеоигры. Раньше люди жили в основном в физическом пространстве, работая от зари до зари в поле. Индустриализация заставила сесть за книги: одни их писали, другие — читали. Книги и СМИ создали предыдущий мир, и все его результаты были достигнуты благодаря ученым, инженерам, квалифицированным рабочим. В целом индустриализация "съела" людей села, поскольку возникла потребность в людях города.

Сегодня возникла потребность в людях глобального порядка, которые могут найти себе место в любом городе и любой стране. Они создают виртуальные продукты, не привязанные к материальной составляющей.

Фейсбук, Твиттер и другие подобные социальные платформы работают на монополизацию внимания своих пользователей. У них нет материального продукта. Но эта виртуальность стоит больших денег, как когда-то продукция Голливуда обгоняла по стоимости всю автомобильную индустрию США. И Голливуд называли министерством мечты всего мира. Сегодня Нетфликс и другие кинопроизводители создали феномен "бесконечного" смотрения сериалов, усадив перед экранами вообще все население Земли.

Целью физической войны был захват территорий. Информационная война меняет наше понимание фактов физического мира. Виртуальная война захватывает модель мира в наших головах. Теперь против нас не нужна цензура, мы сами отвергаем тексты как неправильные и неправдивые.

От виртуальной войны нас не защитит никакой шлем. Даже наоборот: шлем виртуальной реальности уже сегодня забирает людей в свой мир. Люди даже стали получать ранения, находясь в очках виртуальной реальности. Пентагон запрещал игру в Покемон на военных объектах, чтобы не раскрывать своих секретов.

Виртуальность обучает, поскольку в ней работают правила, а не факты. Известно, что Путин требовал, чтобы Шойгу смотрел "Карточный домик", чтобы понять, как работает американская политика. Ольгинских троллей тоже заставляли смотреть этот же фильм для поиска имеющихся в США "расколов" общественного мнения. А С.Доренко недавно вспомнил, что Б.Березовский заставлял его едва ли не силой смотреть сериал "Бригада".

Виртуальность не взрывается, нельзя взорвать то, чего нет. Физические методы борьбы здесь не работают. Если физическая война принуждала жесткой силой, то виртуальная война, будучи мягкой силой, по Дж.Наю, привлекает. С ней невозможно бороться стандартными методами. 

Виртуальная война — это одновременно коммерческая война за расширение числа потребителей виртуального продукта. Точно так глобализация двигалась, разрушая границы, чтобы создать единый рынок потребления физического продукта, за которым пришел и информационный. То есть перед нами война, которая сама себя и финансирует, поэтому столь часто она и становится победоносной.

Война за наши мозги продолжается. Виртуальные "освободители" поджидают нас за каждым углом. И пока мы сами не будем производить свои научные теории и телесериалы, компьютеры и смартфоны, романы и песни, нас все время будут учить, как жить в этом мире, другие страны и люди.

Автор: Георгий Почепцов; ZN.ua

 

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...