влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

Ездит ли немецкая полиция на Porsche?

Ездит ли немецкая полиция на Porsche?

Голосование

Ваше отношение к новой полиции:

Стало значительно лучше
Стало лучше, но незначительно
Ничего не изменилось кроме формы и названия
Стало еще хуже
...
Загрузка...
Печать

О плюсах и минусах антикоррупционных судов

30.12.2017 09:18

В преддверии Нового года, под занавес сессионной недели Верховная Рада Украины сумела отозвать законопроект №6011 «Об антикоррупционных судах» голосами 235 народных депутатов, тем самым преодолев существовавшую правовую коллизию и возвратив главе государства его право на законодательную инициативу в сфере судопроизводства.

 «Отзыв этого закона необходим, чтобы президент мог внести законопроект об антикоррупционных судах. Президент Украины публично обратился к Верховной Раде, чтобы парламент принял это решение», – заявил спикер Верховной Рады Андрей Парубий.

Ранее, 6 октября 2017 г. Венецианская комиссия вынесла решение, согласно которому предлагала отозвать проект №6011, хотя в целом позитивно его оценила и предложила подать его доработанный вариант уже от имени Президента.

Реакция Президента Украины была сверхмолниеносной. Уже вечером 22 декабря на сайте Верховной Рады Украины появилась информация о внесении двух президентских законопроектов №7440 «О высшем антикоррупционном суде» и сопутствующий ему законопроект №7441«О внесении изменений в закон Украины «О судоустройстве и статусе судей» в связи с принятием закона Украины «О Высшем антикоррупционном суде».

«Я, как Президент, продемонстрировал политическую волю. Мы это вносим. Для меня ключевая позиция – принятие во внимание выводов Венецианской комиссии. Причем не допускаем никакого политического давления ни от кого, и объективное законодательство должно быть как можно быстрее проголосовано в Верховной Раде. Желательно, чтобы это было завершено в 2018 году. В бюджете, по моему предложению, деньги на создание Антикоррупционного суда предусмотрены», – отметил глава государства.

Формальности соблюдены, осталось понять, почему так много и шумно говорят об антикорупицонном суде, сегодня? Что является стимулом для государственных чиновников: желание изменить систему, все-таки преодолеть тотальную коррупцию или очередной реверанс в сторону МВФ и ЕС дабы получить финансовые вливания? В издании Hubs разбирались в плюсах и минусах внедрения антикоррупционных судов.

Международный опыт

Впервые в Украине упомянули об антикоррупционном суде после событий 2014 года. Тогда главной целью его создания позиционировалась возможность оперативного и незаангажированного рассмотрения дел в сфере топ-коррупции. Сегодня, в соответствии с действующими в Украине нормами судопроизводства, антикоррупционный суд может стать судом первой инстанции, в полномочия которого будет входить осуществление правосудия касательно результатов расследований, проводимых уже действующим в нашем государстве новым антикоррупционным органом – Национальным антикоррупционным бюро (НАБУ).

Украина далеко не первая страна, которая в борьбе с коррупцией обращается к практике создания специализированного антикоррупционного суда.

Первый прецедент создания антикоррупционного суда произошел на Филиппинских островах в 70-х годах ХХ века, а уже в ХХІ веке в мире функционирует 20 судов с подобной специализацией. Как показывает практика, все они созданы в странах с низким уровнем жизни, нестабильной экономической системой и ярким проявлением тенденций к установлению авторитарных политических режимов. Как правило, это государства Азии и Африки, среди европейских стран – Хорватия, Словакия, Болгария.

За годы существования антикорупционных судов, коррупция, увы, так и не исчезла, единственным существенным плюсом их деятельности стало укрепление указанных европейских государств в рейтинге «среднекоррумпированных стран» мира.

Более того мировая практика говорит о том, что судов, занимающихся только коррупцией, априори не существует, их специализация гораздо шире (например, к сфере компетенции антикоррупционного суда в Словакии относят терроризм, махинации с собственностью, а в Хорватии – киднеппинг и торговлю людьми). В той же Словакии, в укор сторонникам антикоррупционного суда, приводят низкие показатели привлечения к ответственности именно крупных коррупционеров.

Коррупция – это часть украинского социума

В мировом рейтинге по уровню коррупции Украина стабильно занимает низкие позиции, подтверждая имидж коррумпированной страныИндекс восприятия коррупции Transparency International по результатам 2016 года для Украины составил всего 29 баллов и позволил ей занять 132 место в мировом рейтинге (из 176 стран), лишь на немного опередив Гватемалу. В 2014 году Украина была на 142 месте из 175 стран.

Почему же так медленно идет процесс создания антикоррупционного суда в нашей стране? Еще в 2016 году в контексте реализации очередного этапа судебной реформы был принят закон «О судоустройстве и статусе судей», которым прописывалось создание Высшего антикоррупционного суда. Однако, ни исполнительная, ни законодательная власти не торопились с имплементацией данного решения.

Более того, внесенный в Верховную Раду в феврале 2017 года группой депутатов – Егором Соболевым, Оксаной Сыроед, Иваном Крулько, Сергеем Лещенко, Светланой Залищук и Мустафой Найемом, законопроект №6011 «О создании антикоррупционного суда», также не активизировал процесс формирования института осуществляющего правосудие над коррупционерами.

Учитывая, полемику о том, кто же имеет право законодательной инициативы на внесение подобного рода документов в парламент: депутаты или Президент, то законопроект стал удобной уловкой для очевидного затягивания времени «вроде бы и хотим и работаем, но надо еще доработать!».

Стимулы от запада

Возврат интереса к законопроекту произошел лишь осенью 2017 года исключительно благодаря опубликованным результатам работы Венецианской комиссии, провозгласившей свой суровый вердикт по законопроекту №6011, признав его положения приемлемыми и требующими существенной доработки:

  1. «введение дополнительных защитных механизмов для обеспечения независимой процедуры назначения судей от исполнительной и законодательной власти;
  2. судьи, которые специализируются на рассмотрении дел о коррупции высокого уровня, должны избираться в рамках прозрачного процесса, базирующегося на объективных критериях;
  3. судьи должны быть адекватно защищены от неправомерного внешнего, в том числе политического, влияния и от любой атаки на их независимость и безопасность».

Однако украинские депутаты традиционно не стали спешить исправлять допущенные законодательные оплошности и отзывать свой текст законопроекта. Неожиданное желание поработать вернулось к ним лишь после громких заявлений западных партнеров по МВФ, требующих выполнения Украиной взятых на себя международных кредитных обязательств.

Первой ласточкой стал официальный отказ МВФ предоставить Украине, в ноябре нынешнего года очередной транш в размере в $1,9 млрд, ввиду неудовлетворительной оценки проекта бюджета на 2018 год, под угрозой оказалась возможность получения транша в первом квартале 2018 года.

«Мы настоятельно призываем власть показать быстрый прогресс касательно законодательства, которое должно запустить работу независимого антикоррупционного суда, в соответствии с рекомендациями Венецианской комиссии Совета Европы», – говорится в заявлении директора-распорядителя Международного валютного фонда Кристин Лагард.

К коллегам по МВФ активно присоединились представители ЕС. Одним из шести требований, которые должна выполнить Украина, дабы не потерять право на сохранение безвизового режима в 2018 году, озвученных в докладе Европейской Комиссии, 20 декабря 2017 г. в Брюсселе было и: «обеспечение независимости, эффективности и устойчивости антикоррупционных реформ, в частности путем создания независимого и высшего специализированного антикоррупционного суда согласно выводу Венецианской комиссии и украинского законодательства».

То ли в преддверии католического Рождества, то ли ввиду острой необходимости получения очередного транша от МВФ, европейские политики под занавес уходящего года получили от украинских коллег столь долгожданный подарок – законодательную инициативу Президента Украины по созданию антикоррупционного суда.

Однако, и команда Петра Порошенко, и его противники осознают, что принятие законопроекта не будет легким.

Оптимизм и пессимизм

Для создания объективной картины сложившейся ситуации с законопроектом об антикоррупционном суде необходимо рассмотреть аргументы оптимистичного и пессимистичного прогноза для Украины

Аргументы в пользу оптимистических перспектив создания антикоррупционного суда:

  • Антикоррупционный суд, завершит создание системы независимых органов по борьбе с коррупционерами в стране. К уже действующим структурам Национального антикоррупционного бюро (НАБУ) и Специализированной антикоррупционной прокуратуры (САП), добавится своя антикоррупционная судебная система и круг замкнется.

  • Повысится качество и скорость рассмотрения дел находящихся в судопроизводстве и связанных с фактами коррупции. В современных реалиях функции специализированной судебной инстанции возложены на Соломенский районный суд г. Киева, поскольку в этом районе работает НАБУ. Но опыт рассмотрения дел показывает характерную для всей отечественной судебной системы тенденцию – медленные сроки принятия решений и вынесения приговоров. Как результат, лишь в 2017 году громкие задержания высших чиновников, обвиненных в коррупции, например руководителя Государственной фискальной службы Украины Романа Насирова, народного депутата Украины (фракция БПП) Борислава Розенблата, так и не закончились реальным уголовным наказанием.

  • Повышение уровня профессионализма судей. В Украине действительно имеет место проблема кадрового обеспечения судейского корпуса. Переаттестация судей, прошедшая в 2017 году, привела к появлению массы вакансий на локальном уровне. Но смогла ли она вывести из системы судей «не чистых на руку»? Ответ однозначный – «нет». Оптимисты и сторонники необходимости создания антикоррупционного суда признают, что контролировать отбор всего судейского состава, а в Украине это более 5 тысяч судей, на современном этапе невозможно. А вот отобрать 100 судей реально.

  • Повышение доходной части бюджета страны. Согласно законопроекту о бюджете Украины на 2018 год, предусмотрены поступления в Специальный фонд в размере 4,7 млрд грн, и эти деньги планируют получить от реализации имущества, конфискованного по решению суда за совершение коррупционных и связанных с коррупцией правонарушений.

  • Создание антикоррупционного суда – это выполнение Украиной обязательств, перед международными партнерами – Европейским союзом и Международным валютным фондом, что гарантирует получение финансовой поддержки в виде очередных траншей, путь к дальнейшей либерализации безвизового режима, а также имидж страны, умеющей отвечать за взятые обязательства.

Аргументы в пользу пессимистических перспектив создания антикоррупционного суда:

  • Борьба с коррупцией зависит не только от соблюдения процессуальной процедуры, это более глубокое явление, требующее экономической стабильности и изменения культуры восприятия института коррупции в обществе. Для большинства украинцев коррупция является обыденным и неотъемлемым элементом их жизни. Но главное здесь то, что граждане не верят в возможность судебной системы преодолеть коррупцию.

«35 % респондентов частично оправдывают дачу взятки: «отрицательное явление, но в некоторых случаях может быть оправдано», а 9 %, принявших участие в опросе, считаю взятку «нормальным способом быстрого и эффективного решения проблем». По мнению населения, наиболее коррумпированным учреждением является суд – 52% опрошенных», – Общенациональный опрос населения Украины, проведенный с 18 сентября по 3 октября 2017 года Фондом «Демократические инициативы» имени И. Кучерива и фирмой «Юкрейниан социолоджи сервис».

  • Правовые нюансы отечественного конституционного права, создают условия для оспаривания законности принятых решений, данным специализированным судом. Как уже отмечалось, антикоррупционный суд – это суд первой инстанции, то есть любой гражданин, привлеченный к ответственности его решением, имеет право оспаривать и обжаловать приговор, обратившись в апелляционный или кассационный суд. Таким образом, вызывает сомнение соблюдение оперативности в рассмотрении дел и отсутствие элемента заангажированности судами других, более высших, уровней.

  • Экономическая нецелесообразность создания суда. Финансовые ресурсы, которые будут потрачены на создание антикоррупционного суда, его содержание – это лишь новая статья затрат в и без того перегруженном бюджете Украины. Если обратиться к цифрам, по результатом выполнения бюджета в 2016 году, по данным Государственной казначейской службы, в бюджет удалось вернуть 164,9 тыс. грн конфискованных у коррупционеров, а планировалось – 7,7 млрд грн.

Подводя итог, хотелось бы отметить, что законопроект о создании антикоррупционного суда уже подан Президентом Украины в Верховную Раду, осталось дождаться публикации его текста. Безусловно, народным депутатам будет что обсудить, но с высокой долей вероятности – все жаркие дебаты завершатся поддержкой данного законопроекта.

Автор: Ирина Доля, Hubs

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...