Очередная провальная попытка власти реформировать судебную систему

В июне Высшая квалификационная комиссия судей Украины (ВККС) начала проводить собеседования с судьями. Cобеседования проходят в рамках квалификационного оценивания, где судей проверяют на соответствие занимаемой должности. Комиссия выясняет профессиональный уровень, а также проверяет, отвечало ли поведение судей в прошлом этическим требованиям. Судей, нарушивших требования, ожидает увольнение.

 В общем, сейчас речь идет о собеседованиях с более чем двумя тысячами судей, и, по предварительной информации, эту часть ВККС оценит уже до конца лета, пишет ZN.ua

Такие сроки могли бы показаться нереалистичными, однако у ВККС есть опыт весны нынешнего года, когда за три месяца с небольшими перерывами оценивание прошли почти тысяча судей. 

Второго июня исполнилось два года с тех пор, как парламент запустил судебную реформу, поддержав внесенные президентом Порошенко изменения в Конституцию в части правосудия и новый закон о судоустройстве. Квалификационное оценивание судей — один из главнейших этапов реформы, задача которого — очистить систему от непрофессиональных и недобропорядочных судей. Своей важностью оно не уступает ни конкурсу в Верховный суд, ни созданию Высшего антикорсуда. 

Фактически инициированные президентом законодательные изменения стали третьей попыткой власти очистить судебную систему от недостойных судей. Судейская люстрация с треском провалилась: мы все помним, как судьи массово запрещали мирные собрания и сажали за решетку активистов, однако по люстрационному закону в Украине уволили всего одного (!) судью. Потом Верховная Рада пыталась реанимировать ситуацию косметическими изменениями в Закон "Об обеспечении права на справедливый суд". Однако уровень доверия граждан к судебной власти оставался критически низким, судьи продолжали брать взятки, принимать заказные решения и пренебрегать справедливостью. 

Новый закон предусмотрел, что все судьи, которых сегодня в Украине около пяти с половиной тысяч, должны пройти проверку на соответствие критериям компетентности, добропорядочности и профессиональной этики. Те из них, кто не отвечает установленным требованиям, должны быть уволены. Об этом четко указано в статье 109 закона. 

Цифры, говорящие сами за себя

Оценить эффективность квалификационного оценивания можно уже сегодня, ведь известны результаты оценивания первой тысячи судей. Цифры говорят сами за себя: из 735 судей, по мнению ВККС, лишь 26 не отвечают требованиям добропорядочности, тогда как 709 судей прошли оценивание успешно. Судьба еще 169 судей решится позже (данные от ВККС на 5 июня 2018 г.). Таким образом, у ВККС не было претензий к добропорядочности 96% судей, с которыми она провела собеседование. 

Чтобы эта цифра не была такой страшной, ВККС обратилась к манипуляциям. В середине мая украинские медиа облетел релиз, что 10% судей провалили оценивание. Для получения такой цифры ВККС взяла в расчет даже тех судей, которые не проходили собеседование и чьей добропорядочности ВККС не проверяла. Вместе с тем, говоря о результатах оценивания судей, ВККС при расчетах просто отбросила полторы сотни судей, которых поставила на паузу, но большинство которых, вне всякого сомнения, впоследствии успешно переаттестует.

Если же 96% украинских судей достойны должностей занимаемых ими, то почему Украина лидирует по количеству обращений в Европейский суд по правам человека? Результаты последнего социологического опроса, проведенного Фондом "Демократические инициативы имени Ильи Кучерива" 19–25 мая, показали, что лишь 0,5% опрошенных украинцев считают работу судов удовлетворительной, а 3,3% — скорее удовлетворительной. 

Так что либо у нас неправильные граждане, которые отказываются доверять честным судам, либо с процедурой проверки что-то не так. 

Что не так с квалификационным оцениванием

В квалификационном оценивании отказался принимать участие Общественный совет добропорядочности (ОСД). Причиной для такого решения стал ряд проблем, превращающих этот процесс в фейковый.

Первая причина — сроки. Вряд ли возможно оценить добропорядочность судьи за шесть минут, а именно столько продолжалось собеседование с отдельными судьями в первый день, 23 марта. ВККС показательно продлила время собеседования после того, как общественные активисты обратили на это внимание. А потом появилась официальная цифра: ВККС тратит на оценку одного судьи 24 часа 55 минут. Расшифровка же показала, что подавляющее большинство времени идет на составление тестов, собеседование с психологом и даже на техническую обработку материалов досье судьи аппаратом комиссии. 

Сколько времени работают с профайлами судей сами члены ВККС, мы никогда не узнаем. Тем временем, принимая во внимание содержание собеседований, много важной информации о судье остается без внимания членов комиссии. Последний пример — собеседование с судьей Киевского районного суда г. Одессы Юлией Федулеевой. Из-за своей деятельности судья неоднократно становилась антигероиней журналистских материалов. А однажды на ее непрофессионализм указал даже Апелляционный суд Одесской области, в своем решении четко определивший, что Федулеева нарушила права человека. Однако эти факты остались без внимания ВККС. 

И это неудивительно, принимая во внимание график: за один день ВККС, работающая в составе четырех коллегий, проверяет от 40 до 60 судей. Благодаря таким бешеным темпам в период с марта по май ВККС успела оценить почти тысячу судей. 

Наверное, именно темпы оценивания помешали членам ВККС подробнее исследовать досье судьи Апелляционного хозяйственного суда из Днепра Татьяны Верхогляд. В 2011 г. эта судья утвердила своевольное решение, не признав имущественных требований кредитора в деле о банкротстве. Это решение было обжаловано в Европейском суде по правам человека. И вот в конце 2017 г. ЕСПЧ решением в деле "Бурмич против Украины" обязал государство компенсировать кредитору за счет бюджетных средств почти три миллиона долларов, которые он потерял из-за действий судьи Верхогляд. Кроме этих средств, содержание успешно переаттестованной судьи ежемесячно будет обходиться налогоплательщикам в 120 тысяч гривен. 

Много вопросов у общественности и к решению ВККС в отношении судьи Натальи Марфиной. В феврале 2014 г. она рассматривала дело по иску несправедливо осужденного участника событий Революции достоинства. Перед финальным заседанием в деле судья вышла на совещание к председателю суда, а вернувшись, резко изменила свое мнение, вероятно, получив соответствующие указания. ВККС игнорировала факты принятия судьей решений под давлением. Но и это еще не все. 

В 2011 г. судья развелась с мужем всего через несколько дней после того, как его поймали на взятке. Несмотря на это, общие путешествия Марфиной с уже бывшим мужем продолжались и после развода, что дает веские основания предполагать фиктивность этой процедуры. Однако на собеседовании судья заявила, что заявление на развод подала задолго до того, как мужа задержали правоохранители. Имея все полномочия для проверки этого факта, члены ВККС решили не тратить время и поверили судье на слово. Зато, как выяснил член Общественного совета добропорядочности Роман Маселко, судья на собеседовании солгала. Но благодаря нежеланию ВККС исследовать судейское досье Марфина успешно прошла оценивание и получила рекомендацию на бессрочное назначение. 

Прозрачность, которой нет

Беспрецедентно прозрачной называет ВККС процедуру квалификационного оценивания. Тем временем 26 судей, которые не прошли собеседования в апреле-мае, до сих пор не знают, почему их должны уволить. В общем, во всей процедуре оценивания прозрачными являются лишь собеседования, — их транслируют онлайн. И то не все. ВККС провела собеседования в закрытом режиме со 127 судьями, не дав публичных объяснений. В частности, в закрытом режиме происходило собеседование с Верой Смокович, судьей Волынского окружного административного суда. Почему собеседование с судьей Смокович закрыли, ВККС не объяснила и отказалась предоставить письменное решение. 

Как и по какой методологии члены ВККС оценивают практические задачи судей, сколько баллов ставят за каждый из элементов оценивания, и главное — мотивы, почему один судья получил за добропорядочность 250 баллов, а другой 0, нам неизвестны. Более того, критерии, по которым ВККС выводит свою оценку, тоже неизвестны. Или это та беспрецедентная прозрачность, о которой постоянно говорят члены ВККС? 

Очевидно, чтобы доверять результату оценивания, нужно видеть, как это оценивание происходило. Вместо того ВККС на своем официальном веб-сайте публикует лишь окончательный балл, полученный судьей. Никаких решений по результатам оценивания судей ВККС не публикует. 

Решение ВККС по результатам своего оценивания сделал достоянием гласности судья Окружного административного суда г. Киева Богдан Санин. Напомню, собеседование с этим судьей состоялась 25 апреля, и, как следствие, ВККС решила, что Санин занимаемой должности не отвечает. Но это решение не содержит ни одного аргумента, только баллы, набранные судьей по критериям компетентности, добропорядочности и профессиональной этики. Баллов, в итоге, оказалось недостаточно, чтобы Санин смог продолжить свою карьеру. Теперь, на основании исключительно этих баллов, ВККС будет инициировать перед Высшим советом правосудия вопрос об увольнении судьи. 

Это очень удобно для ВККС — и время экономят, и зацепок не дают судьям, которые захотят обжаловать такие решения. 

Тем временем, еще до начала оценивания, ВККС решила подробно урегулировать правила работы Общественного совета добропорядочности, который должен был стать дополнительным мощным ситом для недобропорядочных судей. Чтобы минимизировать риски влияния ОСД на процесс, ВККС самовольно, вопреки Конституции и Закону Украины "О судоустройстве и статусе судей", определила требования к работе и решениям ОСД в своем регламенте. 

Одно из требований ВККС звучит так: выводы ОСД должны содержать обоснованную достаточными доводами информацию, которая может свидетельствовать о несоответствии судьи критериям добропорядочности и профессиональной этики, со ссылкой на надежные и достоверные источники, ее подтверждающую.

Зато в решениях ВККС одни лишь баллы, без обоснованных доказательств и ссылок на надежные источники. Припоминается, одним из мотивов введения требований к общественному органу ВККС называла риски обжалования в Европейский суд по правам человека. Дескать, ВККС примет решение на основании немотивированного вывода ОСД, а судья потом пойдет в ЕСПЧ и выиграет там. 

Что же, с таким мотивированием решений ВККС, думаю, у судьи Санина и других судей есть большие шансы повторить успех Александра Волкова в ЕСПЧ. 

Как оценивают судей Майдана

ВККС имела все шансы реанимировать репутацию органов судейского управления, сделав то, с чем не управился Высший совет правосудия, — уволить судей Майдана. 

Но то, что квалификационное оценивание не станет фильтром для судей Майдана, стало известно задолго до первых собеседований. В феврале ВККС внесла изменения в методологию оценивания, установив для себя ограничение: оценивать действия лишь тех судей, которых за такие действия привлекали к ответственности. Логика абсурдная, ведь те судьи Майдан, которых смог уволить ВСП, не принимают участие в оценивании. 85% судей Майдана остались ненаказанными. И ВККС дала им четкий сигнал: на оценивании им бояться нечего. 

Богдан Санин, запретивший Майдан в ночь с 30 ноября на 1 декабря 2013 г., стал символической жертвой и ширмой, за которой ВККС успешно переаттестовала других судей. Например, оценивание прошел Юрий Осипов, судья Одесского апелляционного административного суда, который поддержал запрет собраний на центральных улицах Одессы во время Революции достоинства. Успешно прошел оценивание и киевский судья Анзор Саадулаев, лишавший водительских прав участников поездки в Межгорье. В общем, на 5 июня 15 судей Майдана успешно прошли оценивание, и лишь четверо провалили собеседование. Решение в отношении более 20 судей ВККС отложила. 

 В частности, нерешенной остается судьба другого судьи Окружного административного суда г. Киева, Владимира Данилишина. Он принял такое же, как и Санин, решение. Как писали СМИ, само решение Данилишина стало основанием для первых арестов и уголовных дел против участников Революции. Однако Санина будут увольнять, а Данилишин пока что на паузе. 

Доходы в законе

Судья, который не подтвердил законность источников происхождения имущества, должен быть уволен (статья 109 Закона Украины "О судоустройстве и статусе судей"). Это один из реальных инструментов очистки судебной власти, который появился в новом законе.

О действенности указанного инструмента свидетельствуют результаты оценивания первой тысячи судей, и они неутешительны: ни одного судью не уволят из-за того, что он имеет доходы сомнительного происхождения. 

Жена судьи Апелляционного суда Черновицкой области Константина Семенюка в 2016 г. получила щедрый подарок от отца, 80-летнего пенсионера без других доходов, кроме пенсии, — почти полтора миллиона гривен. На собеседовании судью спросили об этих деньгах, на что он ответил: "Я не интересуюсь доходами своего тестя". Членов ВККС, очевидно, удовлетворил этот ответ, поскольку больше вопросов не задавали, а Семенюк прошел собеседование успешно.

Что-то похожее произошло и во время собеседования с одесситкой Юлией Федулеевой. Судья сообщила, что зарубежные путешествия ее семьи дважды в год оплачивает отец, имеющий значительные доходы. "Чем занимается ваш отец?"— спросили члены ВККС. Ответ судьи: "Что-то там строит. Какие-то там домики". Результат — собеседование успешное, Юлия Федулеева получила рекомендацию на бессрочное назначение.

Судьям, оценивание которых еще впереди, не следует волноваться за свои доходы. 

Спасти нельзя провалить

Таким образом, квалификационное оценивание судей, призванное стать эффективным инструментом обновления судебной власти и внедрения нового качества судопроизводства в Украине, превращается в еще одну провальную попытку власти реформировать судебную систему. 

Однако небольшое поле для оптимизма все еще остается, ведь пока что оценили лишь одну тысячу судей из более чем пяти. Введение реальных сроков, обнародование четких критериев для оценки, тщательная проверка судейских досье и объяснений судей на собеседованиях, отсеивание судей, которые не доказали законность происхождения своих доходов, очевидно, будут способствовать реализации задач квалификационного оценивания и возвращению Общественного совета добропорядочности в процесс. С другой стороны, результатам оценивания можно будет доверять лишь при условии обнародования Высшей квалифкомиссией баллов, которые ставит каждый член комиссии, и мотивированных решений, из которых будет понятно, почему судьи получили те или иные баллы по критериям оценивания.

Если же эти изменения не введут, а оценивание остальных судей состоится на тех же условиях, которые мы только что критически разобрали, на судебной реформе смело можно будет ставить крест. 

Автор: Галина Чижик, координатор Общественного совета добропорядочности; ZN.ua

 

Читайте также: