Дело Гонгадзе: с «пленками» возникает много вопросов

Продолжая тему о пожизненно осужденных в Украине, мы не можем обойти вниманием получившего такой приговор экс-генерала милиции Алексея Пукача, обвиненного в убийстве журналиста Георгия Гонгадзе. Тем более что приговор бывшему шефу наружки, как оказалось, еще не окончательный, а дело о заказчиках и организаторах всей этой трагической истории продолжает расследоваться, причем после российской агрессии приобретает новый поворот.

Чтобы узнать, что с Алексеем Пукачем сейчас, какие юридические тонкости есть в этом деле, подробности происходившего, мы встретились с начальником Главного следственного управления Генпрокуратуры, генералом (по армейским меркам) Юрием Грищенко, который много лет занимается этим резонансным делом. Юрий Александрович эксклюзивно для издания "Сегодня" рассказал все детали, не затрагивающие тайну следствия.

collage_25

Юрий Грищенко, начальник ГСУ Генпрокуратуры. И Андрей Ткачук, в группе по "делу Гонгадзе" с 2003-го.Фото: А. Корчинский

Также в беседе участвовал Андрей Ткачук, заместитель начальника управления по расследованию особо важных дел Главного следственного управления ГПУ. У него в производстве оба дела по Пукачу, то есть и по убийству Гонгадзе, и по заказчикам и организаторам всей этой истории. В группе по "делу Гонгадзе" Ткачук с 2003 года, начинал стажером. Сейчас — старший следственной группы по обоим делам. Мы начали с вопроса о местонахождении Пукача сегодня, о том, каков ныне юридический статус бывшего генерала.

— Пукач отбывает наказание в Чортковской колонии Тернопольской области, потому что там есть помещения для осужденных пожизненно, а в Менской колонии на Черниговщине, куда отправляют обычно осужденных правоохранителей, таких нет, — рассказали "Сегодня" сотрудники ГПУ. — Кроме того, на момент отправки Пукача на зону, то есть после вступления приговора в законную силу, в Менской колонии еще сидели его подельники. Потому в пенитенциарном департаменте Минюста и решили отправить экс-генерала в Чортков. В камере он содержится один, об этом нам официально сообщили из Минюста.

Напомним, что приговор в отношении Алексея Пукача вступил в законную силу 6 января 2016 года, после того как Апелляционный суд оставил неизменным решение первой инстанции (Печерский суд Киева) — пожизненное заключение. Этот приговор адвокаты Пукача обжаловали в кассационном порядке. Окончательного решения пока нет, так что бывший генерал считается осужденным пожизненно и отбывает наказание в колонии.

Тут есть нюанс. Дело в том, что еще до вступления приговора Пукачу в силу вышел т. н. "закон Савченко", по которому день предварительного заключения засчитывают за два. И судья апелляционной инстанции при вынесении определения мог указать на применение этого закона или нет. В данном случае судья ничего о таком применении не написал. Разные юристы оценивают это по-разному. Адвокаты Пукача с решением апелляционного судьи не согласились и обратились в суд первой инстанции с ходатайством о применении зачета день за два. Но суд первой инстанции, а затем и Апелляционный суд в этом защите отказал. Тогда обратились (и не раз) в Чортковский суд по месту отбывания Пукачем наказания. И 7 декабря 2017 года этот суд удовлетворил ходатайство адвокатов о пересчете. Оно вступило уже в законную силу, так что день за два Пукачу до момента осуждения зачтены.

Тут надо объяснить, зачем человеку, получившему пожизненное заключение, пересчет дней. Вроде бы, все равно сидеть вечно… Но это не так. У такого осужденного через 20 лет отбывания срока (при условии примерного поведения) есть право обратиться к президенту страны с просьбой о помиловании. И вот при подсчете этих 20 лет весьма пригодится пересчет. Тем более что Пукач просидел до вступления приговора в силу много лет, которые теперь удвоены в качестве отбытого срока наказания (арестован 21 июля 2009 года, то есть всего скоро 9 лет, если удвоить время до января 2016 года, то получится примерно 13 лет до приговора и уже 2,5 года после, итого около 16 лет. То есть примерно через 4 года Пукач может обратиться к президенту с просьбой о помиловании (а он 1953 года рождения, немолод уже. — Авт.). Напомним, что не так давно с пожизненного заключения вышла Любовь Кушинская, которой такой пересчет помог сократить срок пребывания в заключении (риелтор из Львова, которую называли Любочка-красавица, села за двойное убийство 61-летнего врача и его зятя — предпринимателя. Мы подробно писали об этом. — Авт.).

Теперь о кассации по жалобе адвокатов Пукача на приговор, ибо они и их подзащитный не согласны с пожизненным заключением. Несколько заседаний суда кассационной инстанции было, но к рассмотрению основной жалобы по разным причинам так и не приступили. В конце концов этот суд вынес отдельное определение о проведении экспертизы касательно соблюдения гостайны еще в суде первой инстанции, приговорившей Пукача к пожизненному. А точнее, все ли, что говорилось и зафиксировано аудиозаписями, точно отражено в стенограммах суда. Это определение передано в Печерский суд, где для его реализации создана комиссия из представителей СБУ, МВД и ГПУ

Кассация — три года

Следственный эксперимент. Алексей Пукач дает показания до суда под видеозапись. Фото: из уголовного дела

Следственный эксперимент. Алексей Пукач дает показания до суда под видеозапись. Фото: из уголовного дела

Но комиссия так к работе и не приступила из-за юридических нюансов: дело числится за старой кассационной инстанцией, которой уже нет, а в новой дело еще не рассматривали. Там ведь тоже решается вопрос, а у всех ли новых судей (это уже Верховный суд) есть допуски к гостайне. Короче говоря, дело пока зависло, так как еще даже не состоялось компьютерное распределение состава судей. Мы не раз обращались с просьбой ускорить рассмотрение этого дела, ибо кассация тянется уже около трех лет! Должны же быть какие-то разумные сроки…

Для нас это особенно важно, потому что мы не можем двигаться дальше в расследовании дела в отношении мотивов, заказчиков и организаторов преступления, которое совершил Пукач, пока окончательно не "устоит" приговор, то есть пройдет кассацию. А у нас есть уже много наработок и планов. Тем более что сам Пукач отказался участвовать в следственных действиях, пока не вынесет свой вердикт кассация.

Этому сложному делу мы посвятили, с перерывами, 16 лет напряженной работы, много сделано, есть уже ряд приговоров, исследований, в том числе "пленок Мельниченко". Более того, сейчас, в связи с российской агрессией, всплывают факты, которые ломают те версии, что были в 2000-х годах. Что касается "пленок", то, хотя Конституционный суд и запретил использовать их как доказательство, нынешний УПК в части документов и вещдоков позволяет нам использовать находящуюся там информацию. И мы намерены такую информацию представить на будущий суд именно как доказательство. А суд уже будет оценивать… Причем это не будет основным доказательством, а лишь фоном для остальных собранных нами материалов.

-_38

СИЗО СБУ. Первая дверь справа — камера, где сидел Пукач. Фото: А. Корчинский

Еще раз о записях

Вообще, с "пленками" возникает много вопросов, ведь так и не установлено, на каком устройстве были сделаны эти записи. И на каком количестве устройств! Был ли в самом деле диктофон под диваном, как заявлял Мельниченко? По заключению специалистов, однозначного ответа тут нет. Но это, скажем, маловероятно. Ведь есть записи из разных кабинетов на Банковой, есть даже за пределами администрации. А Мельниченко в свое время заявлял, мол, что вы там исследуете, какие 600 часов записи, я не знаю. Я вам даю маленький кусочек, касающийся Гонгадзе, это мое.

Остальное, мол, не знаю, где вы взяли. А мы действительно исследовали массу записей, предоставленных ранее и ФСБ России, и Фельштинским, и Березовским, и чешской стороной, и украинской… При этом мы не исключаем, что какие-то пробные записи действительно делались на диктофон. Они не получались толком, менялось место расположения диктофона… Но вообще источников записей было несколько. Многие записи, не те, что предоставлял Мельниченко, были хорошо обработаны, там убрано все, что могло бы указать на место нахождения записывающего устройства. Есть и следы монтажа.

Было, как известно, несколько международных экспертиз этих записей, но окончательного ответа эксперты дать не смогли, поскольку заявили: среди записей нет оригиналов, это все копии. Ведь, как объясняют специалисты, даже если вот мы сейчас пишем наш разговор на чип в вашем диктофоне, затем вынули чип, подержали в руках и вставили обратно, то он уже оригиналом не является. Ибо предполагается, что с чипом или флеш-картой, побывавшей в чьих-то руках, могли сделать что угодно. Тем не менее, как уже говорилось, мы готовы использовать эти записи в суде наряду с другими добытыми доказательствами.

Одним из подтверждений того, что расследование дела о мотивах и заказчиках продолжается, является то, что 18 ноября 2016 года экс-майору Николаю Мельниченко заочно объявлено подозрение, он объявлен в розыск. Правда, Интерпол тактично отказал в розыске, заявив, что дело имеет политическую подоплеку. И в США его официально искать не берутся. Но и в сотрудничестве нам не отказывают. Мельниченко, по нашим данным, живет в США по грин-карте, со своей женой Натальей Розинской. Судя по всему, не бедствует…

Дело касательно Мельниченко когда-то существовало отдельно, СБУ даже направляла его в суд, но замгенпрокурора Ренат Кузьмин его вернул на доработку. Так оно и лежало в СБУ, уже закончились все сроки следствия. Виктор Шокин, став генпрокурором, возобновил дело об организаторах и заказчиках "дела Гонгадзе", и к нему присоединили материалы по Мельниченко. Сейчас дело Мельниченко вновь выделено в отдельное производство. Мы обратились в суд и получили санкцию на его задержание и доставку в судебное заседание для избрания меры пресечения.

Подозревается Мельниченко по нескольким статьям УК, в частности за государственную измену, разглашение гостайны, легализацию средств, полученных преступным путем. Также он подозревается в сотрудничестве с ФСБ России, о чем ранее почти не говорилось. В том числе и не на безоплатной основе. Есть подозрение, что потом эти деньги могли зайти на счета Мельниченко в США и использоваться для приобретения ряда предприятий (например, транспортной компании). Речь может идти о миллионах долларов. Роль Николая во всей этой истории с убийством Гонгадзе и прочим, на наш взгляд, — роль легализатора чьей-то задумки.

Безусловно, подоплека всего дела — политическая. Мы работаем по разным версиям, не исключаем и причастность к операции спецслужб РФ. Причем полученные следствием данные дают возможность предполагать, что Георгий Гонгадзе — лишь один из возможных фигурантов этой истории, могли быть на его месте и другие (например, в свое время известный журналист Олег Ельцов заявлял, что могли жертвой выбрать его, за ним велась слежка, но он успел вовремя уехать из страны. — Авт.). Есть и еще ряд лиц, которые могли оказаться на месте Гонгадзе (словом, есть основание предполагать участие спецслужб РФ в операции по изменению политического руководства, и, соответственно, ситуации в Украине. — Авт.).

— Расследование дела об организаторах и заказчиках осложняется сейчас многими факторами, в частности тем, что прошло 18 лет с момента преступления, — говорит Юрий Грищенко. — И мало кто хочет говорить на эту тему, даже, увы, из тех людей, о которых мы точно знаем — они владеют определенной информацией, например, об источниках записей. Некоторые даже нас спрашивают: "А почему вы думаете, что записывающее устройство было на территории Украины?". Также есть версия, что это могла быть подслушивающая аппаратура, которая осталась на Банковой чуть ли не со времен Владимира Щербицкого.

И эта версия очень, я бы сказал, живая. Мы исследуем многое, вплоть до документов о реконструкции некоторых помещений, и не только на Банковой. Причем как давних времен, так и не очень давних. После событий вокруг Гонгадзе некоторые помещения были реконструированы. Конечно, для предотвращения прослушки есть специальные службы, они за это отвечают. А мы изучаем не только документы о реконструкции, но и о предприятиях, которые могли изготовить записывающие устройства, в том числе о вспомогательных, разыскиваем лиц, которые работали там. И так далее. Подобные серьезные предприятия были у нас в Украине и за рубежом, причем не только в Японии, но и, например, в России, в Северной Пальмире.

--_16

Центнеры информации. Материалы дела занимают десятки томов. Фото: А. Ильченко

Стельмах, Фере, Дагаев…

Следующий вопрос "Сегодня" — об исчезнувшей вместе с Пукачем в 2004 году Татьяне Стельмах, а также о возможной причастности ко всей этой истории покойных генералов МВД Эдуарда Фере и Юрия Дагаева, которых якобы слушался Алексей Пукач.

— Официально в материалах дела о Стельмах почти ничего нет, — заявил Андрей Ткачук. — О ее судьбе мог бы рассказать подробнее сам Алексей Петрович, но он путается в своих показаниях и в этой части. А сейчас, как уже говорил, Пукач с нами сотрудничать отказывается, видимо, рассчитывает на кассацию, надеется на свет в конце тоннеля… В свое время против Стельмах было возбуждено уголовное дело за пособничество в сокрытии находящегося в розыске Пукача. Она предоставила ему машину, адреса, организовывала в какой-то части ему документы… Есть сведения, что Татьяна Иосифовна тяжело болела, приезжала с Донбасса, куда уехала с Пукачем, в Киев и лечилась тут под другой фамилией. А потом выздоровела и уехала снова в направлении Краматорска.

Для следствия она была интересна в основном тогда, когда мы искали Пукача, теперь же этот интерес отпал. Впрочем, она бы могла, теоретически, знать что-то от Пукача, что он скрывает, вдруг ей рассказывал? Но в любом случае дело против Татьяны Стельмах закрыто, где она — нам неизвестно.

— Что касается генералов Фере и Дагаева, то прямых доказательств против них нет, — продолжил разговор Юрий Грищенко. — По новому УПК 2012 года невозможно даже объявить подозрение умершему человеку. По старому, 1960 года, кодексу, можно было по просьбе родни, например, желающей официально оправдания усопшего, направить собранные материалы с обвинительным уклоном в суд, который их бы оценил в ту или иную сторону. Сейчас у нас связаны руки.

Пукача хотели отбить

"Сегодня" попросила Юрия Грищенко подробно рассказать о случаях, когда Пукача после ареста пытались отбить у следственной группы ГПУ. Юрий Александрович был непосредственным участником тех событий:

— Было два эпизода. Один — в 20-х числах октября 2003 года, когда я в первый раз задерживал Пукача. Это было вечером, возле его подъезда. Я специально оделся приметно, был в белой рубашке и расстегнутой куртке, чтобы показать, что без оружия и чтобы меня легко было узнать. А Пукач вполне мог оказаться вооруженным, он был в стадии увольнения из МВД, но еще действующим генералом. К тому же хорошо владел приемами самбо, оружием, словом, подготовленный человек. Были разные опасения. Но он меня знал, я ведь делал выемку документов у него на работе, пару-тройку раз общались (память на лица у него профессиональная), потому сам и задерживал. Рядом был спецназ СБУ "Альфа" в микроавтобусе.

Словом, я встал на освещенном месте, дождался Пукача (если честно, то мы его, конечно, вели), представился, сказал ему, что, мол, Алексей Петрович, надо проехать к нам в ГПУ. Он согласился, сел в микроавтобус. И мы поехали: он в бусике, я в другой машине, была еще одна наша машина и автомобиль с наружкой СБУ (наружкой МВД командовал как раз сам Пукач. — Авт.), который ехал первым. Его и остановил сотрудник ГАИ, потребовал выйти из машины. Ребята из наружки показывают документы о том, что их проверять нельзя, но гаишник и подоспевшие его коллеги настояли на своем, заставили выйти.

Однако парни успели передать нам по цепочке об инциденте. Тогда принимаем решение, согласовав с руководством: микроавтобус с Пукачем и наша машина, где я был, не останавливаются ни при каких обстоятельствах. Наши противники пытались "подрезать" бусик, но он прорвался, а следом и мы. Правда, выбросился десант из нескольких сотрудников "Альфы", чтобы урегулировать конфликт. И еще одна наша машина остановилась, а мы уехали прямо на Резницкую, в Генпрокуратуру. Заскочили во двор, а нам передали, что какие-то машины стали кружить вокруг квартала. Мы не исключаем, что там и радиоперехват был, и другое… Тут же выяснили, что это машины МВД.

Пукача в тот день мы никуда не смогли вывезти, ночь в ГПУ и провели, в кабинете. А куда вывозить? Только в ИВС, так как он лишь задержанный, а это структура МВД… Чревато! Потому на другой день пришел по желанию Пукача адвокат, мы поехали в суд, избрали арест как меру пресечения и генерала увезли в Черниговский СИЗО. Потом его оттуда и отпустили по решению Апелляционного суда Киева. Напомню, что Пукача тогда арестовали за то, что уничтожил документы (хотя не все) о слежке за Гонгадзе.

Кстати, когда я был в ведомстве Пукача в первый раз, мы эти документы нашли. Сказал об этом генералу, он усмехнулся, мол, нашел, так бери их и неси к себе. Но я же знаю правила работы с секретными документами и что делают с теми, кто пытается их вынести. Говорю: я пойду, а мне в спину очередь? Он опять усмехнулся… А назавтра документы были уничтожены. Пукач только руками развел: мол, ну так случилось, сроки уничтожения бумаг уже прошли… Раньше руки не доходили… Но кое-какие наработки у нас остались, и Пукача в 2003 году арестовали.

Второй случай: когда Пукач сидел в Чернигове, мы в его квартире делали обыск. Все официально, с санкцией. Внизу у подъезда оставили пару парней из "Альфы" с приказом никого к нам не пропускать. Успокоились на этом, обыскиваем помещение. Вдруг звонок в дверь. Мы и подумать ничего плохого не могли, ведь нас внизу спецназ охраняет! А было нас несколько человек: двое из ГПУ, пару оперативников и понятые. Ну, и жена Пукача. Она и открыла дверь.

Слышим мужской голос: "Кто вызывал скорую?". И заходит мужчина в белом халате, но на доктора не похож. Накачанный, здоровенный, глаза профессионально осмотрели комнату, а под халатом и АКМ можно спрятать… За дверью, возможно, и "фельдшера" остались, мы же не знаем. Вижу, один оперативник полез за своим пистолетом, но понимаю, что, если вошел спецназовец, парень ничего не успеет… Правда, "доктор" ничего не предпринял, наши люди заявили, что никого не вызывали, и помаленьку оттеснили его к двери. Он, видно, понял, что будет расшифрован, повернулся, сбежал вниз, и скорая уехала. Сотрудники "Альфы" потом оправдывались, мол, сработал психологический трюк, кто же на врачей худое подумает? Вот и пропустили… Уверен на 100%, что это не был настоящий врач.

Автор: Корчинский Александр; "Сегодня"

 

Читайте также: