От кого требовать возмещения вреда, причиненного вследствие ДТП

В июне 2017 года «Страховая компания» Украинская страховая группа» обратилось в Хозяйственный суд города Киева с иском к обществу с дополнительной ответственностью «Киевское производственное объединение" Медапаратура» о взыскании 84403,99 грн выплаченного страхового возмещения.

Верховный Суд объяснил, влияет ли страхование гражданско-правовой ответственности на порядок возмещения вреда.

Обстоятельства дела

В июне 2017 года «Страховая компания» Украинская страховая группа» обратилось в Хозяйственный суд города Киева с иском к обществу с дополнительной ответственностью «Киевское производственное объединение" Медапаратура» о взыскании 84403,99 грн выплаченного страхового возмещения.

Исковые требования мотивированы тем, что «СК» Украинская страховая группа» осуществило страховое возмещение вреда, причиненного страхователю — ПИИ «ВИП-РЕНТ» в результате ДТП по вине водителя автомобиля, принадлежащего «КПО «Медапаратура».

Решения судов первой и апелляционной инстанции

Решением Хозяйственного суда города Киева от 9 августа 2017 года иск удовлетворен, и 1 ноября 2017  года оставлен Киевским апелляционным хозяйственным судом без изменений. Так, суд взыскал с «Медапаратуры» 84403,99 грн в пользу страховой компании, ссылаясь на факт выплаты страховщиком страхового возмещения страхователю, что, в свою очередь, является основанием для взыскания материального ущерба с собственника автомобиля, водитель которого признан судом виновным в совершении ДТП.

Кассационная жалоба ответчика

Представители ответчика обжаловали решение в кассационном порядке, ссылаясь на то, что «КПО «Медапаратура» является ненадлежащим ответчиком по делу, поскольку возмещать понесенный истцом ущерб должен страховщик истца – ЧАО «Страховая компания» Нова».

В отзыве на кассационную жалобу СК «Украинская страховая группа» возразила против удовлетворения жалобы, и подчеркнула, что выводы судов предыдущих инстанций, полностью соответствуют правовым позициям Верховного Суда Украины, изложенным в постановлениях от 26.10.2016 в деле № 6-954цс16, от 29.06.2016 в деле № 6-192цс16, от 23.12.2015 в деле № 6-2587цс15, а также выводам Верховного Суда от 14.02.2018 в деле № 344/10730/15-ц.

Аргументация решения Верховного Суда

Суды первой и апелляционной инстанций установили, что 07.12.2015 между ЧАО «СК» Украинская страховая группа» и ПИИ «ВИП-РЕНТ» был заключен Генеральный договор о страховании транспортного средства – автомобиля Mazda СХ-5. 27.12.2016 в 09:25 некое лицо, управляя автомобилем  "ГАЗ 33023" нарушило ПДД, в результате чего совершило столкновение с автомобилем Mazda СХ-5, что привело к повреждению транспортных средств. Как следует из материалов дела, собственник автомобиля ГАЗ 33023 — ОДО «КПО «Медапаратура».

28.12.2016 страхователь — ПИИ «ВИП-РЕНТ» обратился к истцу с заявлением о наступлении страхового случая и выплате страхового возмещения, а тот, в свою очередь, утвердил Страховой акт с учетом стоимости ремонта автомобиля (84 403,99 грн).

В соответствии со ст.993 ГК к страховщику, выплатившему страховое возмещение по договору имущественного страхования, в пределах фактических расходов переходит право требования, которое страхователь или иное лицо, получившее страховое возмещение, имеет к лицу, ответственному за убытки. По общему правилу ответственность за вред несет должник — лицо, причинившее вред. Если вред причинен источником повышенной опасности (в частности, транспортным средством), такой ущерб возмещается его владельцем (ч.2 ст.1187 ГК).

При этом потерпевшему, как кредитору, принадлежит право требования в обоих видах обязательств — деликтном и договорном. Он свободно, на свое усмотрение выбирает способ осуществления права: а) путем обращения требования о возмещении ущерба исключительно к лицу, причинившему вред; б) путем обращения к страховщику, у которого лицо, причинившее вред, застраховало свою гражданскую ответственность; в) путем обращения к страховщику и в дальнейшем к лицу, причинившему вред, при наличии предусмотренных статьей 1192 ГК Украины оснований.

Потерпевший вправе отказаться от своего права требования к страховщику и получить полное возмещение ущерба от лица, которое его нанесло, в пределах деликтного обязательства независимо от того, застрахована ли гражданско-правовая ответственность лица, причинившего вред. В таком случае лицо, причинившее вред и гражданско-правовая ответственность которого застрахована, после удовлетворения требования потерпевшего не лишена права защитить свой имущественный интерес по договору страхования и обратиться к своему страховщику по договору с соответствующим требованием о возмещении средств, выплаченных потерпевшему.

Аналогичный правовой вывод приведен в постановлении Верховного Суда Украины от 26.10.2016 по делу № 6-954цс16.

«Учитывая, что вина водителя автомобиля ГАЗ 33023, установлена ​​в судебном порядке, а размер причиненного ущерба автомобилю Mazda СХ-5, подтверждается соответствующим актом и полностью возмещен истцом страхователю, суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованным выводам: вред, причиненный водителем автомобиля ГАЗ 33023, должен возместить владелец транспортного средства — ОДО «КПО» Медапаратура», — отмечается в постановлении ВС.

Доводы кассационной жалобы «КВО» Медапаратура» о том, что на момент ДТП его гражданско-правовая ответственность была застрахована в СК «Нова», а потому именно страховщик должен возместить причиненный вред, по мнению Суда, являются безосновательными, поскольку лицо осуществляет свои права свободно, по своему усмотрению (ч.1 ст.12 ГК Украины), лицо не может быть принуждено к действиям, совершение которых не является обязательным для нее (ч.2 ст.14 ГК).

Кроме того, исходя из сложившейся практики ВСУ и ВС, право лица на возмещение вреда ее причинителем является абсолютным и суд не вправе отказать в таком иске ссылаясь на то, что гражданско-правовая ответственность причинителя вреда застрахована.

Приняв во внимание указанные выше обстоятельства, Верховный Суд в составе коллегии судей Кассационного гражданского суда пришел к выводу о том, что приведенные в кассационной жалобе доводы не являются основаниями для отмены судебных решений, поскольку они не подтверждаются материалами дела и основаны на неправильном толковании ответчиком указанных выше норм материального права.

Автор: Ольга Туеваsud.ua 

Читайте также: