Заминированная Украина: разминирование и минная безопасность

Разминирование и минная безопасность — темы не самые популярные в центральных украинских СМИ. В течение года о них вспоминают в основном в новостях, когда появляются человеческие жертвы, или же ближе к 4 апреля — Международному дню просвещения по вопросам минной опасности и помощи в деятельности, связанной с разминированием (утвержден Генассамблеей ООН в 2005 году).

 Между тем тема минной безопасности для нас актуальна как никогда. На сегодняшний день Украина — одна из наиболее загрязненных минами и взрывоопасными предметами стран, пишет ZN.ua. Наиболее сложная ситуация — на Востоке, где военные действия продолжаются уже четыре года, и где взрывоопасные предметы приводят к гибели и травматизации людей. Так, согласно данным УВК ООН по правам человека, с 14 апреля 2014-го по 15 августа 2017 года погибло минимум 2558 гражданских лиц (среди них — 242 ребенка), подавляющее большинство из них (около 1700 человек) — от мин и неразорвавшихся боеприпасов. 

В 2017 году в результате подрыва на минах погибли или были ранены 240 мирных жителей. 6 февраля 2018 года трое детей (3, 9 и 14 лет) получили тяжелые ранения в результате разорвавшегося у них в руках неизвестного взрывоопасного предмета, найденного ими на улице в Красногоровке. В зоне минного риска сегодня — около двух миллионов украинцев. В критическом состоянии — объекты инфраструктуры: доступ к ним часто невозможен из-за загрязнения неразорвавшимися снарядами и самодельными взрывными устройствами. Наземные мины также значительно сократили способность людей свободно передвигаться через пять КПП, на которых ежемесячно фиксируются миллионы пересечений. 

По мнению главы делегации Международного Комитета Красного Креста (МККК) Алана Эшлиманна, в теме минной безопасности есть несколько аспектов. Первый — это национальная система. 

Проблема в том, что в Украине до сих пор отсутствует законодательство по противоминной деятельности, что препятствует правильной организации работы по разминированию. Нет единого национального органа, ответственного за действия, в которых принимают участие многие ведомства. Де-юре сегодня это Минобороны. Де-факто — на нем лежит ответственность за разминирование территории 5 км и ближе к линии разграничения. За зону от 5 км и далее от линии разграничения отвечает ГСЧС. Сейчас в ВР идут дискуссии о представлении законопроекта по гуманитарному разминированию.

По сравнению с вызовами, стоящими перед Украиной, нынешней активности по разминированию недостаточно. Необходима более четкая координация между ведомствами и организациями, а также направленность большего количества ресурсов на создание карт опасных территорий и проведение их маркировки. Однако есть ощущение, что минная безопасность не является одним из главных приоритетов деятельности государственной власти в Донбассе, отметил Алан Эшлиманн.

Еще один аспект — имплементация и уважение к международному гуманитарному праву. Украина — в числе 160 стран, подписавших Оттавскую конвенцию, а также Конвенцию о запрете или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, наносящих чрезмерные повреждения или имеющих неизбирательное действие. В соответствии с международными обязательствами, Украина уничтожила более 2 млн запрещенных к использованию противопехотных мин (с 1997 года в мире было уничтожено более 40 млн таких мин). Однако, по словам Алана Эшлиманна, на территории нашей страны (и не под запретом) находится около 24% средств транспортировки противопехотных мин. Кроме того, практика показывает, что очень сложно доказать, кто именно установил запрещенную мину. Каждая сторона обвиняет другую, и установить реальную картину сложно. 

Например, Россия подписантом Оттавской конвенции не является. По словам начальника Управления экологической безопасности и противоминной деятельности полковникаМаксима Комиссарова, на востоке Украины РФ использует мины советского производства, которых на территории нашего государства уже нет. На освобожденных территориях Донецкой и Луганской областей украинские саперы находят противопехотные мины нажимного действия ПМН-2. Ими также была обезврежена осколочная мина направленного действия МОН-50, под которой стояла мина-ловушка МЛ-8, которая производится только в России. Очень часто выявляют мины, изготовленные после 1991 года и не используемые Украиной. 

По предварительным оценкам Управления экологической безопасности и противоминной деятельности Минобороны (для уточнения необходимо осуществить нетехническое обследование всех территорий, что возможно только после полного прекращения боевых действий и взятия под контроль государственной границы Украины), общая площадь загрязненных минами и взрывоопасными предметами территорий составляет около 7 тыс. кв. км на подконтрольной территории и около 9 тыс. кв. км — на оккупированных территориях Донецкой, Луганской областей и АР Крым. Из них на подконтрольной территории было проверено лишь около 260 кв. км (3,7% потенциально опасной территории) и уничтожено более 340 тысяч взрывоопасных предметов. Наибольшие усилия по разминированию были сосредоточены на восстановлении элементов инфраструктуры, таких как газо- и водопроводы, линии электропередач, железнодорожные пути и т.д. 

Многие эксперты говорят, что, исходя из международного опыта, один год войны равнозначен 10 годам работы по разминированию "загрязненных" территорий. Технический советник по вопросам противоминной деятельности ОБСЕМильенко Вахтарич считает, что и несколько месяцев военных действий могут привести к многолетним работам по ликвидации их последствий: "Самая большая проблема заключается в том, что нет карт, информации, записей о том, где и как используются взрывоопасные предметы. Из-за этого вы можете годами исследовать "зараженную" территорию (измерять ее, определять специфику) и только после этого — расчищать. Сам процесс разминирования происходит быстро, если есть все данные и записи. Проблема не в том, чтобы уничтожить мину и неразорвавшийся боеприпас, а в том, чтобы их найти. 

В Украине много хороших специалистов по разминированию. Требуется лишь выстроить процесс, в частности поиск и определение требующих очистки территорий. Именно это отнимает много времени. В Хорватии война шла четыре года (1991–1995 гг.). "Загрязненные" территории мы расчищаем уже 20 лет. Завершить процесс рассчитываем в 2027-м — еще через 10 лет. Босния, в которой война также продолжалась 4 года, — намного дальше от результатов Хорватии. То есть математические формулы тут не работают. Все зависит от того, как в стране организован процесс. Если страна сделает это быстро — расчистка территорий займет меньше времени. Если же ходить кругами, оттягивая решение задачи, на это уйдут многие десятилетия". 

Даже несмотря на то, что поддержка международного сообщества в деятельности по разминированию в Украину была направлена очень быстро. По словам старшего сотрудника проектов ОБСЕ Джеффри Эрлиха, обычно это происходит по окончании военных действий. "Но мы работали с ГСЧС еще до начала конфликта, — отмечает он. — За более чем два года работы на свои программы по противоминной деятельности в Украине офис ОБСЕ направил уже около 2,5 млн евро. Средства были потрачены в основном на закупку оборудования по разминированию для проектных партнеров (Минобороны, ГСЧС, ГССТ), оборудования для создания системы управления информацией с помощью программного обеспечения IMSMA (компьютеры, серверы), помощь в развитии учебной программы по подготовке саперов (тренинги), и главный компонент — развитие украинского законодательства по противоминной деятельности. 

Около 1 млн евро в год — это кажется очень большой суммой. При этом надо понимать: ОБСЕ не проводит разминирование самостоятельно, а лишь помогает это делать государственным структурам. Расходы международных некоммерческих профильных фондов, которые проводят работы по разминированию в Украине с 2016 года (швейцарский FSD, датский DDG и британский HALO Trust. — Авт.), могут быть значительно выше". 

Еще один важный и, пожалуй, первоочередной аспект противоминной деятельности — информирование населения о минной опасности. К этой деятельности ныне привлечены все операторы, как национальные, так и международные. Значительные усилия в этом направлении прилагают также МККК и ЮНИСЕФ, 

Так, с апреля 2014 года МККК организовано около 500 лекций для 27 тысяч человек в 134 населенных пунктах. Фокус — прежде всего на учениках и студентах (школы и другие учебные заведения) в населенных пунктах вблизи линии разграничения, но также и на учителях и общественных лидерах, работающих с разными категориями людей. МККК также распространяет информационные буклеты, а недавно начал выпускать комиксы для детей. Сотрудниками установлено около 20 тысяч знаков, предупреждающих о минной опасности. В основном в местах, где люди пересекают линию разграничения. Также устанавливается специальная лента, ограждающая опасные места. 

"На территориях, уже безопасных для проживания, мы также активно помогаем местным громадам начать новую жизнь, чтобы они могли сами себя прокормить, — говорит Алан Эшлиманн. — Например, обеспечиваем кормами для животных и семенами. Конечно, на территории, загрязненной минами, это невозможно. Там перед жителями этой зимой стояла другая проблема — они не могли заготовить дрова для обогрева. Для них мы применили специальную программу "Инвентаризация" (подготовка к зиме). 

Также мы финансово помогаем раненным мирным жителям и их семьям. Многим нужна реабилитация, протезирование. Очень важно, чтобы люди могли вернуться к нормальной жизни. Все наши действия мы согласовываем с местными властями". 

Программу по информированию детей о минной безопасности ЮНИСЕФ начал в 2014 году. "Мы работаем в двух направлениях, — говорит руководитель программ коммуникации и развития ЮНИСЕФ в Украине Анна Суходольская, — образовательные тренинги и уроки для детей, учителей и местных лидеров, а также информационные кампании для детей и родителей. 

С начала программы тренинги по минной безопасности прошли более 200 тысяч детей. На них, совместно с партнерами (DDG и FSD), мы обучали детей правилам минной безопасности. Также более 500 учителей мы научили проводить такие тренинги для детей самостоятельно. А в 2017 году мы впервые обучали проводить тренинги детей и подростков. 30 участников тренинга теперь могут обучать своих ровесников правилам минной безопасности.

"Мы используем развлекательно-обучающий подход, — продолжает менеджер коммуникационных программ ЮНИСЕФ в Украине Сергей Прохоров. — Недостаточно сказать подростку "Не подходи" или "Не поднимай". Детей необходимо заинтересовать чем-то новым, необычным, привлечь их внимание и вовлечь в образовательный процесс. Именно поэтому мы создали первый в Украине образовательный комикс для детей на тему безопасного поведения с минами и взрывчатыми устройствами. Над комиксом работали рекламное агентство, команда иллюстраторов и сценаристов, эксперты по противоминному образованию и психологи. Более 500 тысяч экземпляров комикса "Суперкоманда против мин" мы раздали детям и подросткам в Донецкой и Луганской областях. Все школы на Востоке также получили от ЮНИСЕФ дневники, наклейки, плакаты и тетради с героями комикса, каждый из которых обучает "своему" правилу безопасного поведения. 

Наш комикс стал основой для сайта www.inforce.team — одного из главных компонентов информационной кампании в Интернете для подростков. А в 2017 году мы анимировали героев, и теперь для детей и подростков есть серия мультфильмов, которые посмотрели уже более 700 тысяч человек. 

В 2015 году в Украину приезжал Посол доброй воли ЮНИСЕФ и кинозвезда Орландо Блум. Тогда мы сделали видео, в котором он рассказал детям об основных правилах минной безопасности. Его посмотрели уже более 2,4 млн детей и взрослых в Украине. А в 2017 году совместно с "Країною Мрій" мы проводили фестиваль "Ты среди своих" в Донецкой и Луганской областях, где были специальные обучающие сессии для детей и подростков. 

Параллельно с информационной программой для подростков мы проводили и информирование для детей младшего возраста и для родителей. Получить информацию для собственной безопасности и больше узнать о том, как рассказывать детям о безопасном поведении, родители могут посмотреть на сайте. Мы также создали образовательные мультфильмы для детей младшего возраста. 

В 2018 году мы планируем расширить обучение детей проведению тренингов по минной безопасности. Мы видим, что это очень эффективно. По предварительным оценкам, дети, которых обучали дети, демонстрировали лучшие знания, чем те, кого обучали взрослые. 

Измерение уровня знаний и восприятия информационных кампаний мы проводим регулярно. Показатель способности распознать опасные и подозрительные предметы среди подростков в прошлом году увеличился на 20%. 84% тинейджеров знают, что делать, когда видят такой объект. Однако мы также увидели, что самыми уязвимыми являются дети младшего возраста — до 12 лет. Чаще всего в прошлом году жертвами опасного поведения с неразорвавшимися предметами становились дети дошкольного и младшего школьного возраста. Поэтому мы сейчас планируем направить образовательную активность именно на них.

Например, нельзя давать в руки детям муляжи мин, гранат, любых взрывных устройств — неприемлемо их трогать или разбирать. Это элементарное правило, основанное на поведенческой психологии, в Украине, к сожалению, не соблюдается. В прошлом году вместе с партнерами, на основе международных стандартов и практик противоминного образования, мы создали пособие для учителей. Оно уже получило одобрение Минобразования, и теперь необходимо его внедрить в школьную программу на Востоке". 

Автор: Алла Котляр, ZN.ua

 

Читайте также: