Пожизненники, осужденные за чужое преступление: чтобы на свободу не вышли настоящие убийцы

В Украине сложно доказать невиновность осужденного, даже если в совершении преступления официально признан виновным другой человек Большинство украинских граждан, пожалуй, даже не догадывается о масштабах нарушений, с которыми сталкиваются те, кто оказался не в том месте и не в то время. Упечь невиновного в тюрьму, как это ужасно ни прозвучит, — несложно. Главное — желание правоохранительных органов.

 А оно у них есть, отмечает издание «Ракурс»: за «висяки» обычно светит нагоняй, а за поимку особо опасного преступника — премия или даже новая должность. И тот факт, что у подозреваемого есть алиби, не помешает особо трудолюбивому правоохранителю сделать свое дело. Собственно, и пытки никто не отменял. Так же, как и интерес к результату расследования какого-нибудь «поощрителя», имеющего в своем распоряжении соответствующие ресурсы.

Неприятная статистика

Для того чтобы понять всю сложность ситуации с несправедливо пожизненно осужденными, стоит вспомнить известную историю пологовского маньяка по фамилии Ткач, который насиловал и убивал женщин. Начал он это делать еще в середине 1990-х годов, но арестовали его только несколько лет спустя. Пока его ловили, он лишил жизни многих женщин в Украине и России. Вот только за совершенные им убийства за решетку попали более 10 человек. Для улучшения статистики милиционеры пытали невиновных, издевались над ними, выбивая «правильные» показания и заставляя признать вину. Лишь после того, как поймали настоящего маньяка, подозреваемых в совершенных им преступлениях освободили, однако далеко не сразу и не всех.

Это был длительный процесс, и за каждого осужденного адвокатам пришлось еще побороться, чтобы доказать очевидную невиновность. Эти люди пережили немало, некоторые из них и их близких не выдержали страданий и умерли. В итоге имеем десятки искалеченных судеб.

«Примерно 85% отбывающих пожизненное наказание осуждены незаконно. Меня спрашивают, откуда такой процент. Ответ прост: я давно работаю адвокатом, поэтому многое видел, — отмечает председатель ОО «Майдан — Общественный контроль» Виктор Колбанцев. — Мы посетили много тюрем, где отбывают наказание пожизненники, общались с людьми и изучали документы. Также я как адвокат веду множество дел и пришел к выводу, что людей, которые действительно совершили преступления и их за это посадили, единицы. В основном это бизнесмены или те, кто где-то кому-то мешал, или не заплатил деньги, когда арестовывали. Сегодня новый Уголовный процессуальный кодекс несколько усложняет эту процедуру в части того, чтобы сажать за решетку невиновных. Но в целом ничего не изменилось: как сажали невиновных, так и сажают. И даже если у тебя есть железобетонные доказательства — никто ничего не хочет делать. Потому что это система».

Правда, не все юристы настроены столь пессимистично. Координатор программ Харьковской правозащитной группы Андрей Диденко рассказывает, что свыше 1500 человек в Украине приговорены к пожизненному заключению — это без учета тех, кого удерживают на временно оккупированных территориях.

«Среди всех осужденных к пожизненному лишению свободы примерно 3‒4% невиновны, еще 10% тех, чье наказание является непропорциональным тяжести совершенного преступления, — добавляет Диденко. — Среди пожизненно заключенных есть те, кто реально опасен для общества, поскольку совершил тяжкое преступление, и общество никогда их не простит. Есть и другая категория людей, которые также совершили преступление, но при определенных обстоятельствах.

Речь идет о состоянии аффекта или неправильной квалификации. Если посмотреть на практику, то в большинстве случаев следователь превышает квалификацию преступления. Поэтому существует вторая категория людей, наказание для которых непропорционально тяжести преступления. И третья — невиновные люди, которые оказались не в том месте и не в то время, у которых забрали бизнес, как в деле Панасенко, Суслова, Рафальского. Последний умер, не дождавшись справедливого приговора».

Не даешь денег — идешь в тюрьму

В настоящее время действующим Уголовным процессуальным кодексом закреплено право подозреваемого в особо тяжком преступлении ходатайствовать о рассмотрении дела судом присяжных (в его состав входит трое присяжных заседателей и двое профессиональных судей). Чтобы дело рассматривал суд присяжных, подозреваемый должен обратиться с соответствующим ходатайством в суд.

Стоит отметить, что судебная практика в странах, где долгое время действует суд присяжных, имеет гораздо лучшие статистические показатели по количеству оправдательных приговоров по сравнению с Украиной. У нас фактически нет суда присяжных в классическом понимании этого понятия, когда 12 независимых присяжных принимают решение о виновности или невиновности независимо от мнения суда. В нашей стране работает практика так называемых кивал — народных заседателей. Основанная еще в советское время, эта модель не позволяет присяжным выносить самостоятельное решение.

В Украине сложно доказать невиновность осужденного, даже если в совершении преступления официально признан виновным другой человек. Причина кроется в исковерканной судебной системе и очень сложной процедуре пересмотра уголовных дел лиц, осужденных на длительные сроки лишения свободы или пожизненно.

Правда, Верховный суд недавно принял постановление, согласно которому явка с повинной уже не является доказательством, позволяющим обосновать обвинение. В большинстве сфабрикованных дел, по словам правозащитников, нет ни орудия преступления, ни отпечатков пальцев на месте его совершения.

«Могу перечислить множество дел, но в большинстве случаев ситуация такова: не дал денег — иди в тюрьму. До недавнего времени правоохранители фальсифицировали все дела одинаково, потому что не умеют грамотно это делать: все сводилось к явке с повинной, — говорит Колбанцев. — Теперь явка с повинной не влечет за собой осуждения. Но за решеткой много людей, которые туда попали, потому что в свое время не выдержали унижений и просто сломались. Правоохранители фактически выбивали явку с повинной, ведь такие пытки выдержать очень и очень тяжело. И никто не обращал внимания на то, что человек был измучен, избит и просто уничтожен как личность. Суды на это закрывали глаза».

В ожидании шанса

Процедуры исправления судебных ошибок, касающихся пожизненников, в Украине фактически нет. Ведь это можно сделать только при наличии вновь открывшихся обстоятельств, но их не так просто найти и вообще может не быть. Кроме того, перечень этих обстоятельств очень узок.

«В Украине судебные приговоры, которые вступили в законную силу, невозможно обжаловать, поскольку действует принцип неизменности судебных решений, — отмечает представитель Центра политико-правовых реформ Александр Банчук. — Но мы подготовили законопроект о внесении изменений в Уголовный процессуальный кодекс Украины (№2033а), который уже принят в первом чтении. Теперь мяч на поле парламента. Но здесь есть проблема, потому что Верховная Рада приняла так называемый закон Савченко, перечеркнувший возможность принятия нашего законопроекта. Тогда общество клюнуло на то, что закон Савченко уменьшил срок лишения свободы людям, отбывающим наказание, или тем, в чьем отношении рассматривается дело из-за того, что они на время расследования или рассмотрения дела в суде находились в СИЗО. Это уменьшение срока происходило без процедур, автоматически. После того как этот закон был подвергнут критике и после освобождения определенных лиц из тюрем или из-под стражи политики уже боятся принимать законопроект №2033а. Это, скажем так, политические опасения».

Закон Савченко перечеркнул возможность принятия законопроекта №2033а

Закон Савченко перечеркнул возможность принятия законопроекта №2033а

Юристов также беспокоит, насколько принятие этого законопроекта будет соответствовать принципу неизменности судебных решений. Опровергает такой аргумент заключение экспертов Совета Европы от 10 февраля 2017 года. В нем говорится о том, что процедура, предусмотренная законопроектом №2033а, соответствует европейским стандартам. Кроме того, в этом же заключении эксперты предлагают добавить следующее: если человека признают незаконно осужденным, следует предусмотреть возможность возмещения ущерба от государства.

«Что касается того, что этот законопроект якобы нарушает одну из основополагающих норм права — окончательность судебного решения, — то те, кто выражает такую позицию, забывают о существовании ст. 3 Конституции, — отмечает Андрей Диденко. — Согласно ей человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность признаются в Украине наивысшей социальной ценностью. Ведь недопустимо пренебрегать правами конкретных людей ради эфемерной стабильности правовой системы. И это в полной мере соответствует принципу верховенства права».

Некоторые называют этот законопроект индульгенцией для убийц. Однако Андрей Диденко убежден, что это не так. Ведь приговор против таких лиц, кроме явки с повинной, обычно основывается на ряде других доказательств, что станет препятствием для пересмотра соответствующих дел.

Научно-экспертное управление аппарата парламента также ставит под сомнение целесообразность принятия проекта №2033а, обосновывая это существованием механизма пересмотра приговоров по вновь открывшимся обстоятельствам. Однако очевидно, что вновь открывшиеся обстоятельства потому так и называются, что о них не было известно при рассмотрении дела судом. Большинство обстоятельств, являющихся основанием для пересмотра приговоров в соответствии с законопроектом, были известны во время рассмотрения дела, однако не были приняты во внимание судьей. К тому же судьи не очень-то любят обременять себя делами на основании вновь открывшихся обстоятельств, даже если заявление о пересмотре должным образом обосновано.

«Представленный законопроект предусматривает обжалование только по делам об особо тяжких преступлениях и при наличии оснований, свидетельствующих о неправосудности приговора, — отмечает Диденко. — Также в нем говорится о том, чтобы жалобы рассматривал апелляционный суд, в пределах юрисдикции которого лицо отбывает наказание, а не тот, который вынес приговор. Четко указанные условия проведения процедуры исключают возможность освобождения настоящих преступников».

В целом в законопроекте прописана возможность пересмотра приговора не только пожизненно заключенным, но и всем осужденным за совершение особо тяжких преступлений. А также тем осужденным, кому назначенное наказание было очевидно слишком строгим по сравнению с совершенным преступлением. Речь идет о пожизненном лишении свободы, назначенном за незавершенное преступление (подготовку и покушение). Предполагается в законопроекте и возможность подачи жалобы в случае, если наказание в виде пожизненного заключения суд назначил, не приведя обоснования невозможности назначения наказания на определенный срок. В жалобе может приводиться одно или несколько таких веских оснований.

Жалобу на обвинительный приговор по делу об особо тяжком преступлении имеет право подать осужденный за совершение особо тяжкого преступления, отбывающий наказание в виде пожизненного лишения свободы или на определенный срок.

Важный момент: подача жалобы на приговор не приостанавливает исполнение такого приговора.

Что касается доказательств, то те, которые не были представлены или по каким-то причинам не были изучены в суде, должны указываться в жалобе. В то же время необязательно указывать причины, почему их не подали или не изучили ранее. Также к жалобе прилагаются копия обвинительного приговора, вступившего в силу, приговоры и постановления судов апелляционной и кассационной инстанций. При наличии представляются и постановления Верховного суда по этому уголовному делу, а также оригинал или копии других документов, подтверждающих наличие оснований для подачи жалобы.

Автор: Екатерина ПОЛИЩУК, Ракурс

 

Читайте также: