Дезинформация из-за рубежа как угроза боеготовности

Военнослужащие и члены их семей нуждаются в подготовке для выявления и игнорирования ложной информации. Так же, как иностранные субъекты стремятся влиять на мнения и действия американской общественности, подчеркивается в обвинительном заключении в отношении 13 россиян по обвинению в заговоре с целью влияния на выборы в США, они воздействуют и на военное сообщество Америки. Недавние исследования Оксфордского университета показали, как иностранные акторы пытаются повлиять на военнослужащих, гражданских лиц и их семьи.

 Необходимы немедленные усилия для смягчения этой угрозы и для развития информационной устойчивости военного сообщества.

Не меньше, чем гражданское население, военнослужащие полагаются на Facebook, Twitter, Instagram и другие социальные сети, чтобы оставаться на связи с семьями, друзьями и текущими событиями. И они не более устойчивы, чем обычные американцы, к иностранным попыткам использовать социальные сети для распространения дезинформации и влияния на конкретные демографические группы или даже отдельных лиц. Нынешний подход военных к обучению в области социальных медиа не подходит для борьбы с угрозой дезинформации. Усилия в области образования направлены, прежде всего, на оперативную безопасность: необходимость защищать личную и служебную информацию от сторонних глаз. К этому нужно добавить обучение для выявления и смягчения дезинформации, которая может создать тактическое, оперативное или стратегическое преимущество противника.

Как эта угроза проявляется? Широко признается опасность неуверенности человека в стрессовых ситуациях; профессиональная подготовка фокусируется на повторении и запоминании, чтобы развить мышечную память, чтобы действие стало инстинктивным, естественным и непроизвольным рефлексом. В тех случаях, когда такого обучения недостаточно,  нерешительность, ошибочные оценка ситуации и решение, преднамеренные действие или бездействие могут быть следствием дезинформации.

Недавние инциденты подсказали, что даже самые передовые военные системы уязвимы перед сомнением, путаницей или неправильным действием одного человека. Если от одного человека зависит разница между успехом и неудачей, действием и бездействием, жизнью или смертью, то противнику больше не нужно влиять на большую группу населения ради достижения победы в столкновении. Мнение конкретных лиц может прервать цикл принятия решений и задержать или изменить военные операции, которые, учитывая взаимозависимость, могут влиять не только на эффективность конкретного подразделения. Враги уже использовали технологии и социальные медиа в попытках повлиять на психику и моральный дух военного сообщества, опубликовав «черные списки» военного и гражданского персонала с угрозами нападения, отвлечь от военного долга, вызывая озабоченность семейной и личной безопасностью.

Целенаправленная дезинформация используется для создания видимости угрозы, которую противник может использовать для достижения своих целей. Из-за ложных сообщений, фабрикации угрозы даже безобидная ситуация может быть истолкована как проявление враждебного намерения и спровоцировать вооруженный ответ. И то, что по мнению конкретного участника было самообороной, на самом деле оказывается неспровоцированным нападением со стороны Соединенных Штатов. Примеры ложных новостей, перемещающихся из социальных сетей в средства массовой информации, уже существуют, например, история о новом русском оборудовании, которое якобы отключает электронные системы кораблей США.

Этот тип дезинформации может заставить людей усомниться в ситуации или политике и остановиться на последствиях действий или чего-либо еще, что может замедлить реакцию в ситуации, когда требуется решительное действие. Используя ложные истории о необоснованных ударах по противнику, неправильной информации с систем наблюдения о действиях противника или ошибочном нападении на судно или самолет, иностранный актор может порождать сомнения в надежности датчиков и оружия и заставить оператора отсрочить его применение, переоценивая ситуацию и устраняя неопределенности. Учитывая скорость и точность современных систем оружия, колебание может уменьшить эффект  самозащиты, ведет к утрате неожиданности или поставить под угрозу миссию.

США контролируют иностранные контакты (своих военнослужащих), но мало что делают для уменьшения угрозы дезинформации. Невозможно проверять весь поток информации на предмет дезинформации или попытки манипулирования, но эта угроза может быть уменьшена посредством обучения. Лучший способ — это партнерство с исследовательскими организациями, СМИ и академическими институтами для обучения, повышения осведомленности, усиления критического мышления и улучшения медиаграмотности. Такие организации могут предоставлять аналитическую оценку, давать рекомендации, поддерживать выработку политических решений и помогать военным повысить информационную устойчивость.

Большую роль может сыграть работа новостных источников, связанных с Министерством обороны. Широкое распространение материалов из авторитетных источников на ежедневной основе поможет повысить понимание политических и мировых событий, сделав иностранную кампанию дезинформации менее успешной и легче идентифицируемой. Более глубокое понимание национальных интересов США также поможет военнослужащим оценить, как их вклад и их подразделение способствуют национальной безопасности, повышают моральный дух и становятся предметом гордости, которые могут быть переданы семье, друзьям и общественности.

Исследования в Оксфордском университете показали, что экстремисты, теоретики заговора и иностранные акторы уже используют социальные медиа для распространения подрывной дезинформации, чтобы влиять на мнения и дискуссии в военном сообществе США. Опасность дезинформации для боеготовности должна быть признана и смягчена за счет повышения уровня информированности, грамотности в сфере СМИ и критического мышления.

С незначительными сокращениями

Источник: Мэтью Крулл, исследователь Атлантического совета,  офицер по внешней по исследованию приемов  ведения войны при ВМС США, Defense One. Перевод: bsblog.info

Читайте также: